Государство, инвестиции, образование и рынок труда*.

Автор  06 марта 2008
Оцените материал
(0 голосов)

  Мы за то, чтоб мини-Стерства превратились в милли-Стерства,

потом в пико-Стерства, нано-Стерства – и исчезли вовсе.

Студенческий фольклор, 1987.

            Цель данного выступления – привлечь внимание участников салона к сфере, которая даже в головах либертарианцев традиционно закрепляется за государством как наилучшим организатором предоставления данного блага – системе образования.

            Выбранный в Беларуси градуалистский подход к реформам основан на идее, что для формирования эффективных социальных институтов, соответствующих рыночной экономике, недостаточно просто создания адекватных правовых рамок и что для успеха реформ необходимо значительное государственное вмешательство.

Александр Ковалев       

            Текущие результаты реформирования, в частности, восстановление докризисного уровня объёма выпуска и высокие темпы роста ВВП, не могут доказать правильность избранной тактики, поскольку пятнадцатилетний временной промежуток не позволяет делать окончательные выводы об эффективности функционирования созданных институтов. Между тем, некоторые противоречия государственного регулирования экономики обнаруживаются и требуют разрешения уже сегодня.

            Высокие темпы роста валового внутреннего продукта в течение нескольких последних лет ошибочно ассоциируются в экономической литературе с темпами экономического роста. Даже если не затрагивать "качество" ВВП (хотя многолетний прирост так называемых "инвестиций в запасы", т.е. работы предприятий на склад без возможностей сбыта продукции, сам по себе свидетельствует о недостаточно устойчивом росте), темп роста ВВП и темп экономического роста – не идентичные понятия. Так, в своей Нобелевской лекции С.Кузнец определил экономический рост страны как "долгосрочное увеличение возможности (курсив мой – А.К.) производства благ для своего населения, и основана данная растущая возможность на улучшении используемой технологии, а также на институциональных и идеологических приспособлениях, которых та требует" [1]. Технология является определяющим фактором, экономические эпохи отличаются друг от друга эпохальной инновацией, генерирующей ту или иную ключевую характеристику роста. Инновация является необходимым, но не достаточным условием роста. Широкое использование инноваций возможно только при проведении институциональных и политических изменений: к примеру, крупное машинное производство не может быть основано на труде рабов и управляться необразованными руководителями.

            Текущий рост ВВП в Беларуси не является уникальным – в других постсоветских странах также наблюдается аналогичная динамика показателя ВВП, причем среди стран – бывших участников СССР – Беларусь по средним темпам роста ВВП за 2001 – 2005 годы находится на 9 месте.

 

Таблица 1. ВВП в постоянных ценах (в процентах к предыдущему году).

Страна

2001

2002

2003

2004

2005

Среднегодовые темпы роста (%)

Армения

9,6

13,2

13,9

10,1

13,9

12,14

Азербайджан

6,5

8,1

10,4

10,2

24,3

11,90

Беларусь

4,7

5,0

7,0

11,4

9,3

7,48

Грузия

4,7

5,5

11,1

5,9

9,3

7,30

Эстония

6,5

7,2

6,7

7,8

9,8

7,60

Казахстан

13,5

9,8

9,3

9,6

9,4

10,32

Кыргызстан

5,3

0,0

7,0

7,0

-0,6

3,74

Латвия

8,0

6,5

7,2

8,6

10,2

8,10

Литва

6,4

6,8

10,5

7,0

7,5

7,64

Молдова

6,1

7,8

6,6

7,4

7,1

7,00

Россия

5,1

4,7

7,3

7,2

6,4

6,14

Таджикистан

10,2

9,1

10,2

10,6

6,7

9,36

Туркменистан

20,4

15,8

17,1

14,7

9,6

15,52

Украина

9,2

5,2

9,6

12,1

2,6

7,74

Узбекистан

4,2

4,0

4,2

7,7

7,0

5,42

Источник: [2]

 

Беларусь, как и большинство постсоциалистических стран, относится к категории "позднеиндустриальных". Задача этих стран – не проведение индустриализации как таковой (она проведена) и даже не просто достижение высоких темпов роста ВВП, но изменение структуры экономики в сторону её соответствия условиям современного экономического роста.

            Действительно, постсоциалистический спад 1990-х годов являлся трансформационным: его объективная причина заключается в необходимости отказа от многих видов экономической деятельности, осуществлявшихся при социализме и оказавшихся невостребованными в условиях рынка (подробно теорию трансформационной рецессии см в Я.Корнаи [3]). Перераспределение ресурсов в отрасли, на продукцию которых предъявляется рыночный спрос, является имманентной чертой рыночной системы. Перелив этот осуществляется всякий раз, когда происходят сдвиги в структуре спроса; при значительных долгосрочных инвестиционных ошибках, вызванных искажением структуры относительных цен, перелив приобретает форму кризиса – но в постсоциалистических странах процессы перераспределения ресурсов протекали в "масштабах, беспрецедентных для рыночных экономик" [4] именно потому, что государство настолько исказило распределение ресурсов.

            Сохранение значительной доли отраслей материального производства в ВВП (в 2007 году промышленность, строительство, сельское хозяйство, транспорт и связь, плюс чистые налоги составили более 2/3 ВВП [5]) не позволяет говорить о движении отечественной экономики к постиндустриальному обществу. Опираясь на непреодоленное марксистское мировосприятие, многие ученые сферу услуг по-прежнему представляют как якобы "непроизводительную". Между тем, инновационная экономика, построение которой заявлено в Беларуси правительством в качестве цели, основана как раз на "непроизводительных" научных исследованиях. Особая важность развития сферы услуг для белорусской экономики основана на гораздо большей по сравнению с промышленностью долей добавленной стоимости, что в совокупности со значительной долей импорта в материальных затратах (сырье, энергия и т.д.) обеспечивает при прочих равных условиях больший вклад в рост ВВП.

            Возможно, эпохальной инновацией для Беларуси действительно послужит образование и сферы, связанные с наукоемкими технологиями. "Если признать образование как главный сектор по производству социального, институционального и человеческого капиталов, то вполне реально подсчитать, чего недополучает экономика Беларуси" [6]. Однако действия правительства в данном направлении противоречивы: заявления о поддержке инновационной экономики сопровождаются отдалением отечественной системы образования к европейской.

            Одной из причин подобного явления выступает укоренившаяся в массовом сознании и реализуемая в экономической политике мысль о способности государственного чиновника лучше, чем частный рынок, определить "правильные" сферы приложения капитала, называемые "точками роста".

            В качестве доказательства эффективности активной промышленной политики часто приводят примеры развития экономики Японии. Гораздо реже вспоминают другие примеры:

Министерство внешней торговли и промышленности Японии, "отвечавшее" за промышленную политику, в начале 1950-х стремилось ликвидировать все автомобильные корпорации, кроме Toyota и Nisssan, считая, что наличие более чем двух компаний, будет неэффективно;

тогда же МВТП отказало компании Sony в импорте транзисторной технологии с мотивацией отказа "поскольку фирма не сумеет ее освоить" (!), но выделяло деньги другим фирмам под изготовление вакуумных ламп;

на 30 лет растянутая программа создания ядерного реактора-размножителя "потянула" на 5,5 млрд. долларов и закончилась безрезультатно [7].

            В Беларуси отчисления в инновационные фонды отраслевых министерств в 2006 году распространены на предприятия негосударственной формы собственности, что свидетельствует о решимости самостоятельно пройти путь японских ошибок. В 2008 году отчисления эти в строительстве составят около 5 % от себестоимости!!!

            Проблема касается и сферы образования. Общеизвестно, что уже несколько лет Министерство образования доводит до ВУЗов план набора специалистов на внебюджетной основе. На наш взгляд, подобная практика не только не обоснована никакими сколь-либо серьезными аргументами, но еще и нарушает законные экономические права граждан.

            Президент 8 февраля подписал Указ № 70 о правилах поступления в ВУЗы и ССУЗы Беларуси. Уже несколько лет, как основным элементом вступительных испытаний в ВУЗы является централизованное тестирование. С этого года ВУЗам запретили принимать экзамены по предметам, включенным в перечень ЦТ. Это значит, что ВУЗам остались только творческие предметы, центр же тяжести поступления институционально перенесен на Республиканский Институт Контроля Знаний.

            В отличие от многих критиков системы централизованного тестирования я являюсь ее решительным сторонником, однако настораживает ряд моментов. Во-первых, искусственная монополизация системы тестирования. Во-вторых, мне не импонирует подход руководителей РИКЗа, в соответствии с которым "если хоть один человек в стране написал тест на 100 %, значит, тест плохо составлен". В этом смысле всегда вспоминается мысль другого руководителя системы белорусского образования: "Я закончил обычную школу в райцентре. И образования хватило – и чтоб в ВУЗ поступить, и чтоб диссертацию написать…" Поверьте преподавателю с двадцатилетним стажем: тесты ужесточаются – студент лучше не становится! Что же касается общего уровня эрудиции, то он, к сожалению, снижается.

            Следует отметить, что система централизованного тестирования достаточно успешно реализована в американской системе образования, но там она сопровождается абсолютно либеральной системой поступления в ВУЗы.

            Мы не хотим заниматься неконструктивной критикой, а предлагаем аналогичную систему для Беларуси. Пошагово.

1. До 15 июля абитуриент имеет право послать копии своих документов в несколько (1-5) ВУЗов. Чтоб удержать безудержность, можно ввести плату за подачу документов – тысяч 20-30.

2. До 30 июля приемная комиссия ВУЗа отвечает студенту – принят он на бюджет, на внебюджет или не может пройти конкурс.

3. До 7 августа абитуриент делает выбор – и подтверждает ВУЗу свое согласие учиться в нем. Это главный момент всей системы – будущий студент получает возможность выбрать учиться платно на престижном факультете одного из ведущих ВУЗов или на бюджетной основе в ВУЗовском филиале.

4. ВУЗы в связи с произошедшими подвижками в проходном балле (отказ некоторых студентов) делают дополнительное предложение непроходившим с первого раза студентам. Те отвечают – и к 28 августа приказы о зачислении на первые курсы подготовлены и подписаны.

            Самым главным в комментариях властей о подписании Указа № 70 видится мне то, что "целью является поиск наиболее одаренных студентов и предоставление им возможности учиться". Это успокоило – упорно ходили слухи, что абитуриент изначально будет вынужден выбрать на какой основе – бюджетной или внебюджетной – он будет учиться – и не будет иметь права перейти на внебюджет в случае недостаточности баллов для учебы на бюджетной основе. Согласитесь, ситуация, когда человек, набравший 320 балов и не прошедший на бюджет, будет ждать следующего года, в то время как изначально выбравший внебюджетную форму обучения абитуриент наберет 200 баллов и будет учиться, не соответствует заявленной выше цели.

            Еще одна новизна Указа – определение специальностей, для поступления на которые надо пройти профессионально-психологическое тестирование, т.е. пройти тест на соответствие профессии. Представляется, что это просто пролоббированное выманивание бюджетных денег. К примеру, выпускники специальности "государственное управление и экономика" могут работать государственными чиновниками, аналитиками, экономистами на предприятиях, организаторами производства и т.п. – и в каждом из этих случаев к претенденту на должность выдвигаются разные психологические требования. Какие из них будут определять тестирующие? Это классический пример ситуации, когда необходимо отобрать еще не существующее знание.

            На самом же деле все еще хуже. Две недели назад на заседании Совмина при рассмотрении программы содействия занятости министр труда и соцзащиты Потупчик заявил, что "подготовка бухгалтеров и экономистов будет сокращена в 5,4 раза" [8], поскольку такое количество таких специалистов нам не надо. Я подумал, что все 44 тысячи безработных в стране – экономисты, но к своей радости узнал на сайте Минтруда, что всего безработных с высшим образованием (всех специальностей) в стране 4.368 человек [9].

            С точки зрения экономической сущности обучение студента на платной основе является процессом приобретения им у учебного заведения образовательной услуги – и в этом смысле ничем не отличается от покупки потребителем какого-либо иного товара у какого-либо иного производителя. Интересное получается кино: одни (студенты) хотят купить образовательную услугу, другие (ВУЗы) хотят ее продать –а чиновник вводит запреты на это право купли-продажи! А если завтра в магазине нам скажут, что хлеба нет, потому что такой его объем запрещено производить? При этом никто не снимал с министра образования ответственности за выполнение прогнозных показателей темпа роста – трудно вообразить, чтобы какое-либо иное министерство в условиях поставленной правительством задачи роста ВВП указывало предприятиям отрасли на необходимость сокращать объем производства, а именно этого требует министр труда от системы высшего образования!

            Чиновничий аппарат мотивирует подобное положение дел якобы "перепроизводством" (или грядущим перепроизводством) специалистов определенных специальностей (в частности, экономических и юридических) и предстоящей невозможностью выпускников трудоустроиться после окончания ВУЗа, однако не приводится никаких доказательств этого утверждения. Что же касается будущего, то вряд ли хотя бы один чиновник ответственно поставит свою подпись под прогнозом спроса на различные виды труда и специальности через 4-5 лет. Показательно мнение специалиста НИИ Труда Министерства труда и социальной защиты, высказанное им на научной конференции НИЭИ Министерства экономики: "Нет оснований утверждать, что в Беларуси создана система прогнозирования профессионально-квалификационного состава рабочей силы… Для перспективных расчетов спроса и предложения рабочей силы по профессионально-квалификационному составу необходима статистическая информация о численности занятых по занятиям (которой нет!)" [10]. В отношении студентов-экономистов прогноз спроса на труд осложняется еще в большей степени, поскольку никто не сможет учесть возможности само-трудоустройства (открытия собственного нового бизнеса).

            Кроме того, ограничения набора студентов определенных специальностей реально, а не потенциально, сокращают уже сегодня, а не через несколько лет, спрос на труд тех преподавателей, кто работает со студентами этих специальностей. Или их тоже на переподготовку – и в маляры?! Президиум Совмина обсуждает проблему утечки строительных кадров – и ничего не говорит о проблеме уехавших из ВУЗов страны преподавателей, в том числе информатики, экономики, строительных дисциплин... Строим инновационную экономику? Так ведь суть инноваций не в материальном продукте!

            Другая причина, не позволяющая в полной мере достичь белорусским университетам конкурентного преимущества, – перегруженность учебных планов из-за указания Минобра какими их делать.

            Возвращаясь к возможностям "импорта" образовательной услуги, следует помнить и о таком пути снижения издержек, как экономия на времени изучения языка. Иностранный студент год (а иногда и больше!) посвящает исключительно изучению русского языка, при этом большинство восточноевропейских университетов практикуют "англоязычные" программы. Из всех ВУЗов Беларуси только Витебский медицинский университет практикует преподавание на английском – и в нем в 2005 году обучалось 539 иностранных студентов из общего числа по Беларуси в 5.402 человека [11]. К вопросу об "эффективности" неконкурентной среды – при среднем количестве студентов на одном курсе 1.100 и 55 ВУЗах получается, что в среднем каждый ВУЗ привлекает всего по 20 студентов в год!

            В этой связи в номинацию нашего салона на самую дорогостоящую и безмозглую госинвестицию предлагаю именно искажение рынка труда – белорусское государство своими "точечными" инвестциями исказило рынок труда настолько, что неминуемый отказ от участия в данных сферах приведет к такой грядущей его перестройке, издержки которой неизбежно превысят издержки любого иного проекта. Кроме того, не по-нашему это, не по-австрийски измерять чужие инвестиции, ибо нельзя измерить субъективное.

 

1. S. Kuznets. Modern Economic Growth: Findings and Reflections.// American Economic Review, vol. 63, issue 3 (Jun., 1973), p. 247 – 258.

2. Межстрановая статистика [Электронный ресурс]. Сайт Международного валютного фонда. Режим доступа свободный: http://www.imf.org/external/data.htm

3. Корнаи Я. Трансформационный спад. // Вопросы экономики. – 1994 – № 3.

4. Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. – М.: Дело, 2005

5. Статистика Беларуси [Электронный ресурс]. Сайт Министерства статистики и анализа . Режим доступа свободный:  www.belstat.gov.by.

6. Лемещенко П.С. Университетское экономическое образование в XXI веке: классическая основа и новые стратегии. // Новая экономика. – 2006. – № 3-4.

7. Брюс Бартлетт. Правда о торговле в истории. // Маэстро бума. Уроки Японии./ Сб. статей. – Челябинск, Социум, 2005 с. 104-105.

8. Кирилл Нежданский. Один с сошкой, семеро с дипломом. // Белорусская газета. – 2008. – № 4. – С.4

9. http://mintrud.gov.by/ru/trud/new_url_358565190

10. С.С.Ткаченко. К проблеме прогнозирования профессионально-квалификационного состава занятых.// Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития. Материалы VII Международной научной конференции (Минск, 19-20 октября 2006 г.) В 4-х томах. Т.2/ Редколл.: С.С.Полоник и др. – Мн.:НИЭИ Мин-ва экономики Республики Беларусь, 2006. – С. 205.

11. В. Карэла. За студэнта, але супраць нелегала. // Вышэйшая школа. – 2005. – № 1.


 

 

* В материале использована статья автора "ВВП и система образования: некоторые взаимосвязи" (Вестник БНТУ. – 2007. – № 6)


 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!