Бессилие

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Кадры решают все. Эту общую фразу каждый понимает по-своему. Для управления предприятием в конкурентной рыночной среде нужны творческие, знающие финансы, маркетинг и менеджмент люди. Для работы в Системе управления делами Республики Беларусь нужны совершенно иные качества. Их формируют не в бизнес школах и университетах, а скорее в казармах и военных училищах. Этих-то качеств и не хватило Н. Крутому (Беллесбумпром), В. Демидову (Беллегпром), В. Казеко (Белгоспищепром), М. Шкутнику (Белбиофарм) и министру здравоохранения В. Остапенко, которые с треском были уволены из государственных органов.  

Тупого подчинения инструкциям явно мало, для того чтобы в сегодняшних условиях обеспечивать хотя бы безубыточную работу предприятий. По мнению многих директоров, именно буквальное выполнение нормативных актов гарантирует банкротство, а не получение прибыли. А. Лукашенко, как тот мудрый сфинкс, загадал правительству сложнейшую загадку: при снижении инфляции, гарантированной зарплате в $100 добиться повышения рентабельности, распродажи складских запасов, отказа от бартера и ликвидации кредиторской и дебиторской задолженности. И главное – сделать это надо в рамках государственной собственности, административного регулирования цен и отсутствия гарантий для инвесторов. Уволенные товарищи не отличались глубоким философским умом. Они просто хотели как можно дольше оставаться при своих должностях, управлять небольшими потоками денег и ресурсов, которые доставались им «с барского стола» и, спокойно копя свои комиссионные и ренту, дожидаться пенсии или легализации себя в бизнесе. Такое поведение является вполне типичным для белорусского чиновника. Далеко не каждый в правительстве способен забыть свои знания из партшкол или, в лучшем случае, университетов, и перейти на работу в режиме принудительной продразверстки и мобилизационной экономики.

За что разжаловали

Экономические результаты отличившихся концернов и министерств не являются прямой причиной увольнения. У других структур финансовое положение гораздо хуже. Так сумма убытков «Беллесбумпрома» в 10,5 раз меньше, чем у Минсельхозпрода и составляет всего 2% от объема убытков по стране. По общим показателям это один из самых приличных концернов. Почему уволили руководителя «Беллегпрома», а не, скажем, Минстройархитектуры, у которого вообще отрицательная рентабельность и убытков в три раза больше? У Белгоспищепрома рентабельность почти в 2 раза выше, чем в среднем по стране, минимальный объем кредиторской задолженности, мизерная сумма убытков, а его руководителя увольняют, в то время как кредиторская задолженность Минэнерго составляет 2,7 трлн., убытки торговли, аграриев гораздо больше, а они пока остаются в своих кабинетах. Увольнение руководителя «Белбиофармом», годовой оборот которого составляет примерно полмиллиарда долларов, можно классифицировать, как разборку с одной из самых богатых структур страны, которая контролирует производство спирта и лекарств на территории Беларуси. Уволенный Михаил Шкутник является типичным белорусским субсидархом, который распоряжался сотнями миллионов долларов при отсутствии формальных прав собственности на активы управляемых им предприятий. Он продолжил логический ряд «Титенков с Управления делами, Рахманько с железной дороги, Леонов с МТЗ». Нельзя исключить, что следующим начальником «Белбиофарма» будет кто-нибудь из Администрации президента. Другой вариант – управлять спиртом и лекарствами поручат все той же госпоже Жураковской из Системы управления делами президента РБ.

Если уж увольнять за результаты работы, то, в первую очередь, должны были бы лишиться своих постов руководители Минсельхозпрода, Минпрома и Минэнерго. На фоне этих «генераторов» долгов и неликвидов «Беллесбумпром», «Белгоспищепром» и «Белбиофарм» выглядят вполне прилично. Вероятно, у главнокомандующего РБ была определенная информация о коммерческой деятельности Владислава Остапенко сотоварищи. Возможна и другая причина увольнения. Не трогая руководителей действительно проблемных секторов, А. Лукашенко решил припугнуть номенклатуру, расправившись с «мелочевкой» и прихватив за одно медицинских субсидархов. Для электората картинка по телевизору получилась хорошая, а «серьезные парни» не пострадали. Такие карательные меры не являются попыткой искоренить причины экономической болезни. Они скорее напоминают гипотетическое сражение Соловья-разбойника со Змеем-горынычем: одну голову отрубил – вместо нее вырастают три новые. А. Лукашенко бессилен приостановить действие законов Паркинсона, согласно которым бюрократия защищает и самовоспроизводит себя, разрастается вне зависимости от воли высшего бюрократа. Кого бы ни назначили вместо уволенных, созданная нынешней властью система управления и структура собственности не позволит им работать иначе. Поэтому предупреждения И. Бамбизе (Белнефтехим), Г. Новицкому, А. Попкову – это звонок для этих людей. Это сигнал не перестраивать свою работу, тем более не проводить некие реформы, а как можно скорее реализовывать те схемы, которые позволяет этим чиновникам, привыкшим к удобным сидениям «Мерседесов» и «Лексусов», заработать семейный капитал. Надо же на что-то жить безработным министрам и руководителям концернов. Такая мотивация становится особенно сильной после предупреждения А. Лукашенко частным структурам о немедленной ликвидации в случае приема на работу отставного чиновника.

Наведение порядка. Стандарты и отличия

Предвестником разборок с правительством было недавнее Послание А. Лукашенко в Палате и особенно его ответы на вопросы депутатов. Вполне возможно, что очередной волны отставок придется ждать недолго. На этот раз могут пострадать люди в погонах: «Или вот, допустим (пример вам будет интересен), недавно поинтересовался одним рынком. Интересное предприятие. Многие депутаты там одной ногой, а некоторые и двумя увязли. Содержат некоторых там, платят и так далее. И мне информация поступает. Поручаем: Анатолий Афанасьевич, разберитесь. Начинаем разбираться. Думаю, к Наумову будут большие вопросы в связи с этим рынком. Там вплоть до генералов. А те, которых пинком под зад выкидывали, они уже там фирмы возглавляют. Наумовские люди». В самом факте работы в бизнесе бывших милицейских чинов нет ничего плохого. Но А. Лукашенко признает, что в Беларуси широко распространена практика установления правоохранительными органами «крыш», что коррупция живет на каждой торговой точке, что начинается она с высоких кабинетов власти. Кто назначает всех членов правительства, руководителей концернов? Кто определяет их полномочия и штатное расписание? Это делает один человек, который и несет полную ответственность за происходящее в стране. Откуда же взяться моральности и порядочности чиновников, если в самой исполнительной власти распространена практика выдачи зарплаты в конвертах? Вот что по этому поводу сказал АГ: «Вот все обижаются, Лукашенко тут зажал и так далее. А вы знаете, Лукашенко еще не подходил к людям и не смотрел, платят ли они налоги или не платят. Сегодня практика (вот Роман может вам рассказать, он уже голову опустил, думает, что о нем скажу, или Сергей Скребец тоже вам расскажет), что 100 долларов плачу по ведомости, а 500 в кармане, в конверте передаю. А налоги? Так я же еще к этому не подошел. И все плачем: бедные, нищие, нам трудно и так далее». Понятно, что на зарплату 100 долларов в месяц высококвалифицированного профессионала не заманишь на госслужбу. На рынке такие люди стоят тысячи, если не десятки тысяч долларов. Проводя политику низкой зарплаты для членов правительства, власть как бы приглашает чиновников заняться поиском побочных доходов, а для укрепления порочной круговой поруки предлагает солидную сумму в твердой валюте, но не по ведомости, а в конверте. Интересно, как отреагировали бы пенсионеры или рабочие на тот факт, что избранные чиновники в «социально ориентированной экономике» зарабатывают в месяц в 10 раз больше средней зарплаты по стране, да еще освобождаются от налогов? Поскольку задолженность по «конвертной» зарплате отсутствует, то Лукашенко, естественно, вправе требовать беспрекословного выполнения своих указаний. Итак, мы имеем систему работы по совместительству, когда чиновники работают на два фронта: на государство за 100 долларов и на гражданина Лукашенко за несравненно большую сумму.

Самый большой страх Лукашенко

Разгон правительству учинен, в том числе и потому, что А. Лукашенко боится. В ответах на вопросы депутатов он сказал: «Но самое больше, что меня пугает, это нестабильность. Даже не деньги. Деньги я найду вне бюджета, чтобы провести референдум в Беларуси. При нашей организованности мы его проведем. Что за этим последует? Вы военный человек и лучше меня представляете, что мы можем всколыхнуть в это тяжелое время. Я же вам образно сказал: мало того, что мы в рынок полезли (это значит в этот хаос), но еще нестабильность большая в мире». Он начинает понимать, что ни один, ни два референдума проблемы белорусской экономики не решат. Ее состояние по итогам работы за I квартал можно охарактеризовать одним словом – нестабильность. Можно не сомневаться, что найдутся десятки субсидархов, которые в благодарность за предоставленные льготы и доступ к рынку могут профинансировать ряд политических кампаний. Их денег хватит на закупку сотни- другой «Мерседесов», но явно не достаточно, чтобы вытянуть из кризиса всю экономику. На этой почве и возникают споры между АГ и субсидархами. С его точки зрения, они не делятся в достаточном объеме с «народом». Субсидархи же считают, что свою долю отдают сполна. Ведь доллары на зарплату в конвертах, на строительство спортсооружений также надо кому-то зарабатывать.

В контексте нестабильности и финансового голода возникают разговоры о приватизации. «народный» президент напрочь отвергает самую якобы народную форму приватизации – чековую. «..Мы не такие богатые, чтобы бесплатно раздавать собственность за чеки и так далее. Но мы их и отвергнуть не можем эти чеки, когда-то же приняли решение. В сбербанках и в других соответствующих органах есть списки предприятий, которые подлежат приватизации и распродаются за чеки. Пожалуйста, сегодня ж не вопрос. Пусть меняют чеки на эти приватизированные предприятия. Но я хотел бы, Ольга Михайловна, чтобы вы меня понимали, я хочу там, где можно для государства, для народа и в том числе для этих коллективов, взять деньги, живые деньги. Не чеки, а деньги. Поэтому в первую очередь будет денежная приватизация». Так уж получается, что государство в очередной раз «кинуло» своих граждан, пообещав каждому кусочек народного добра. Чековая приватизация – это самая иррациональный и неэффективный способ реформы собственности. Он не приводит к формированию класса собственников, а служит лишь прикрытием для последующего распределения активов. Инвестиций она не приносит, реструктуризации не способствует да и справедливостью здесь не пахнет. Но вместо того, чтобы признать горькую правду, отказавшись от чеков вообще, А. Лукашенко предлагает политически более корректный путь - продавать прибыльные предприятия за деньги, а вот убыточные – за чеки. Хороший способ «похоронить» в братской могиле 40% предприятий и чековые надежды наивных граждан.

Информационная диверсия против А. Лукашенко


Иногда складывается впечатление, что окружение А. Лукашенко, стараясь угодить своему патрону, вводит ему в уши полную чушь. Не обладая реальной информацией, анализом текущего состояния дел, АГ принимает, мягко говоря, не совсем адекватные решения. Его предложения по ликвидации убытков, финансовому оздоровлению промышленности и сельского хозяйства явно основаны на неточной информации. «Вообще вам скажу один факт, который может повлиять на положительное функционирование предприятий. У нас сегодня на складах, по-моему, около триллиона долларов продукции. 900 миллиардов с лишним. Вот сегодня мы по рыночной цене.. По крайней мере, они предлагают. Я боюсь только, чтобы не сбагрили весь товар за бесценок. Этот товар будет реализовываться. И если они реализуют этот товар, который скопился на складах, то убыточных останется меньше 20 процентов. То есть сами себя загнали в убыток, произведя продукцию и не продав ее. Вы можете сказать, а кому она нужна. Так же на складе типа МТЗ продукция, которую сегодня готовы брать нарасхват. Просто из-за безмозглости руководства МТЗ и этого министерства, мы сегодня имеем такую проблему. И такие проблемы на многих предприятиях…» Во-первых, на складах находится 3200 тракторов, что по самым оптимистичным ценам «тянет» на 78 млрд. рублей, т.е. 7,5% от стоимости запасов готовой продукции. Так что объяснять кризис сбыта плохой работой только МТЗ некорректно. Во-вторых, 1 триллион долларов не равен 1 триллиону рублей. Конечно, можно объяснить названную АГ сумму простой оговоркой, но логика его рассуждений наталкивает на мысль о том, что АГ действительно думает, что он сидит на золотой жиле или нефтяной скважине. Что такое складские запасы? Это на 1 апреля 2002 г. 1041,8 млрд. рублей, что по курсу чуть меньше $600 млн. Соотношение запасов и среднемесячного объема производства составило 76,6%. Только в декабре 1998 г. (77%) и в январе 1999 г. (85,3%) было хуже. По этим ценам данная продукция является низколиквидной. Сомневаюсь в наличие злой воли директоров предприятий сознательно не продавать свою продукцию и отказываться от встреч с жаждущими покупателями. Для того чтобы очистить склады, надо разрешить предприятиям продавать товар со скидками на 20 – 70%, что по большинству позиций будет гораздо ниже себестоимости. Каждый день складирования оборачивается для предприятий большими затратами: проценты по кредитам, пеня по налогам, складские издержки, долги перед кредиторами и поставщиками, а также потеря рынков, поскольку средств для производства новых товаров просто нет. Дай бог, чтобы предприятия продали эти товары за $200 млн., из которых им достанется примерно десятая часть. Так что основной финансовый источник А. Лукашенко (не считая России) при ближайшем рассмотрении похож на быстро высыхающий ручеек, а не на прибыльные алмазные копи. Сомневаюсь, чтобы члены правительства докладывали АГ реальную ситуацию в экономике. Возможно, первые попытки сказать правду вылились в публичный разнос. А. Лукашенко так испугался, что назвал правительство «самостоятельной ветвью власти», окончательно запутав экспертов по государственному устройству.

Чехарда табличек как признак безнадеги


В Беларуси наступает тяжелый период, когда верхи хотят выжать остатки экономических резервов со старой системы административными методами, а низы (уровень предприятий) испуганно вошли в режим итальянской забастовки, когда работа блокируется безусловным выполнением всех инструкций и нормативных актов. Традиционные источники выплаты зарплаты дают сбои, о чем говорит сам АГ: «Раньше мы могли на выплату зарплаты, не мы, а субъекты хозяйствования, взять и кредит. И мы банки немножко прижимали, я, в том числе. То есть банкиры боялись не дать кредит под зарплату». Белорусские новые технологии и наука также пока не генерируют бюджетных доходов. «Почему науку добили? Да, я в этом виноват. Но виноват не потому, что я там прошелся по науке, как некоторые пишут, как бульдозер. Да нет. А потому, что финансировали, финансировали, давали, а не заставляли работать». Надежды на российский кредитный и инвестиционный «дождь» остаются призрачными. Реальных договоренностей нет, декларируемые соглашения по своей сути являются лишь протоколами о намерениях. Обещанной россиянам отмены льгот для белорусских предприятий не будет, о чем еще раз сказал АГ: «…что касается электроники, то за этими предприятиями как мы и обещали, сохраняются эти преференции, которые у нас есть, в течение года… Если преференции и льготы – это не значит, что мы их в результате переговоров сняли. Мы найдем возможность по этим налогам поддержать эти предприятия, если они будут этого заслуживать. Поэтому вы напрасно говорите, что все сведено на нет». Значит, не будет нам дешевого газа и льготного режима уплаты долгов, не будет «живых» прямых инвестиций из России. Что же поменяется? Пока только таблички с именами руководителей различных подразделений правительства и концернов. Мы это уже неоднократно проходили. И россияне, и западники давно уже поняли, что все эти временные шильды не стоят одной скромной таблички на дверях совсем нескромного Дворца по улице К. Маркса 38.

РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ НЕКОТОРЫХ КОНЦЕРНОВ

Январь- февраль 2002 г.

 

число убыточных предприятий

в % к общему числу предприятий

сумма убытков, млрд. руб.

Рентабельность

Кредит. задолж. перед росс. предприятиями

млрд. рублей

Кредит. задолж.

млрд.

Концерн «Беллесбумпром

28

38,9

2,8

3,9

13,7

123

Концерн «Беллегпром»

52

48,1

4

5,6

137

172

Концерн Белгоспищепром

21

37,5

1,9

11,7

7,4

160

Концерн «Белнефтехим»

22

25,9

5,9

18,4

82,3

532

Минсельхозпрод

2133

58,4

29,4

2,1

23,5

1486

Минстройархитектуры

334

53,4

11,3

-0,3

23

298

Республика Беларусь

5553

47,7

139,5

5,9

1008

8808

Источник: Минстат РБ

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…