Смета на банкротство

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Анатолий Тозик бросил вызов проводимой в стране социально-экономической политики. Нет, он не говорил о макроуровне, но его анализ безобразий, которые творятся на микроуровне с бюджетными финансами, можно расценивать именно как вызов. Правительство растерянно пытается «закрыть» газовую проблему на Востоке, в то время как ее решение находится в Беларуси. Если бы Совмин отменил сотни оснований по десяткам всевозможных льгот, то Беларусь легко бы рассчиталась по газовым долгам. Министру энергетики Владимиру Семашко и генеральному директору «Белтрансгаза» Петру Петуху надо бы примерить одежды Анатолия Чубайса, который вынудил огромную Россию платить за электроэнергию «живыми» деньгами. Если бы они вместе с А. Тозиком поездили по стране, повыбивали долги, возбудили сотни дел о банкротстве, пригласили десяток высокопрофессиональных антикризисных управляющих, то Беларусь сегодня не входила бы в режим жесткой энергетической экономии.  

Борьба с бесхозяйственностью, с растратой бюджетных средств, которую ведет Комитет государственного контроля, различные экономические контрольные службы – это ловля блох, потому что само правительство де факто поддерживает затратную, неэффективную экономику. Но, анализируя мелкие факты экономического хулиганства, мы можем увидеть общую картину бесхозяйственности и ответить на главный вопрос «Почему Беларусь быстро теряет конкурентоспособность и погружается в первый серьезный энергетический кризис». Мы берем факты из материалов КГК, которые были обнародованы в «Информационном бюллетене» администрации президента РБ, а также из выступлений ответственных чиновников этого ведомства на различных слушаниях, семинарах и совещаниях, регулярно проводимых с участием А. Лукашенко и членов правительства. Поскольку высока вероятность того, что «газовая атака» Совмина, не сумевшего справиться с данной проблемой в течение года, будет направлена на население, то обратимся к отдельным фактам финансирования социальной сферы. Тотальный недострой Совмин оправдывает высокие тарифы на газ, электроэнергию и тепло для предприятий необходимостью поддерживать население и социальную сферу. Как же за бюджетные деньги строятся больницы, школы и другие объекты? Приведем несколько примеров. Гомельский диспансер радиационной медицины числится в списке долгостроев страны. Ответственные лица сделали смету на то, чтобы, наконец, данный объект ввести в строй. Они попросили 80 млрд. рублей. Когда специалисты пересчитали, получилось, что можно построить и за 47 млрд. рублей «без ухудшения качественных и эксплуатационных характеристик объекта». Когда Минздрав с КГК проанализировали, как эффективнее использовать имеющиеся площади медучреждений и оборудование, то оказалось, что можно сэкономить $16 млн. из $25 млн., т.е. 64%. Аналогичный результат получен при проверке смет на завершение строительства и оснащение центральной районной больницы в Костюковичах и третьей очереди онкологического диспансера в Бобруйске. В Костюковичах расходы снижены с 19,6 млрд. рублей до 5,8 млрд., т.е. на 13,8 млрд. рублей (на 68,4%). В Бобруйске первоначальная смета составляла 9,8 млрд. После ее анализа контрольными органами осталось 6,8 млрд. (сокращение на 30,7%). Строительство многих объектов часто не имеет не только экономического, но и здравого смысла. Зачем было планировать потратить более 3 млрд. рублей на завершение строительства большой двухэтажной больницы в деревне  Парохонск Пинского района, если рядом работают две сельские больницы? Поездив по стране, проанализировав результаты сотен подобных проверок, председатель КГК Анатолий Тозик сделал горький для правительства вывод: «Трудно, думаю, в республике найти район или город, где бы не было таких недостроек – угрюмых памятников бесхозяйственности, безответственности, а иногда  и чиновничьего самоуправства. Сотни миллиардов так нужных и так бездарно истраченных народных денег. К сожалению, и сегодня многие руководители при малейшей возможности получить бюджетные средства затевают новую стройку, особо не задумываясь, сколько лет  они будут ее заканчивать и нужна ли она вообще». Понятно, почему сотни государственных структур и практически все министерства так рьяно поддерживают строительство, как «точку роста». Бюджетные деньги «закапываются» в землю. От этого ВВП, только растет, равно как и доходы строительных организаций, использующих бюджетные средства. Поскольку деньги казенные, т.е. ничейные, так как стройки могут вестись десятилетиями, то строительство социально значимых объектов превратилось в один из крупнейших источников коррупции и «откатов». То, что можно построить, например, за 1 млн. рублей, строится за 10 млн. То, что можно купить за $10, покупается за $100. Чтобы бы сделала налоговая инспекция с частной компанией, если бы она обнаружила в ее бухучете то, что нашел КГК в договоре, заключенном между Минздравом и НИИ онкологии и медицинской радиологии еще в 2000 г.? Пять картриджей были куплены за 6,8 млн. рублей. Как так случилось, что цена простого картриджа оказалась почти $2000? В процессе выяснения этой несуразицы все свалили на секретаря, которая якобы вместо «0,8» напечатала «6,8». Но оба руководителя почему-то подписали такой договор. Еще один пример. Министерства культуры попросило полмиллиарда рублей на ремонт Русского театра. После проверки сметы оказалось, что все работы можно сделать за 392 млн. (завышение на 21,6%). Еще с большим воображением к составлению сметы подошли наследники «юных ленинцев». На проведение съездов БПСМ, БСМ и их объединительного съезда они запросили 150 млн. рублей. После того, как над сметой поработали контролеры, она сократилась на 105,4 млн. рублей. Съезд провели за 44,6 млн. рублей, что на 70,3% меньше запрашиваемой суммы. Можно предположить, что так составляют сметы большинство структур и компаний, которые используют бюджетные деньги. Их легализация происходит в законе о бюджете и сотнях постановлений правительства. Конституция гарантирует лечение, а не кормление Бесплатная медицина превратилась в прекрасную возможность оказывать а) платные услуги, б) получать дополнительный доход врачам и медработникам. По мнению А. Тозика «особенно большие и неоправданные в современных условиях траты бюджетных средств в медицине. Огромный коечный фонд, в полтора раза больше в расчете на 10 тыс. населения, чем среднеевропейские показатели: 126,6 и 81,2 соответственно. А если есть койка, на ней кто-то должен лежать. И лежат, месяцами, иногда семьями. А почему не лежать: зарплата или пенсия идет, больничный оплатят, накормят-напоят, тепло. Да еще и справку дадут,  чтобы за квартиру не платить». Вот как вьется веревочка бюджетных растрат: медицинские учреждения закладывают в свои бюджеты деньги на весь коечный фонд. Чтобы его не сокращали и, не дай бог, Беларусь не ухудшила свой индекс человеческого развития, чиновники Министерства здравоохранения требуют средств по полной программе. Они же должны показать, что больницами пользуются, поэтому поощряют продолжительные курсы лечения. В результате болеющему человеку платят трижды: за лечение и питание, зарплату и за его жилищно-коммунальные услуги. Чиновникам МЖК выгодно поддерживать миф о том, что без перекрестного субсидирования население вмиг станет нищим. Они на «перекрестке» товарных и финансовых потоков очень неплохо зарабатывают. В результате переплетения всех этих интересов получается, что на одного реального больного может приходиться до пяти человек, которые находятся на перманентном бесплатном курортно-оздоровительном моционе. Понятно, что белорусские больницы – это даже не двузвездочные отели, но при низком уровне дохода и такая добавка к семейному доходу – это тоже неплохо. А. Тозик, предложил «правительству подготовить и, объяснив людям, принять постановление об отмене бесплатного питания в лечебных учреждениях… Наша Конституция ведь гарантирует бесплатное лечение, но не кормление. А человек  ведь отдает те деньги, которые он все равно потратил бы на питание, не попав в больницу». Можно сколь угодно долго и упорно контролировать данную сферу, но до тех пор, пока люди не будут тратить свои деньги на покупку услуг для себя, бесхозяйственность и коррупция будет продолжаться. Ведь не посадишь же возле каждого чиновника, который распоряжается бюджетными деньгами по тозику: клонировать у нас еще не научились. Тщательный анализ существующих сегодня бюджетных программ, пересмотр строительных смет только по здравоохранению принес бы бюджету столько средств, что Беларусь спокойно могла бы закупать у России весь необходимый объем газа по $40 за 1000 м3. И еще осталось бы на интернетизацию всей страны. Безобразия коммунального хозяйства Анализ работы различных бюджетных секторов Беларуси на протяжении последних 8 лет позволяет выдвинуть гипотезу: чем больше денег перераспределяет министерство или концерн, чем меньше конкуренции в секторе, тем выше вероятность злоупотреблений, неэффективного управления собственностью и деньгами и громче призывы об увеличении бюджетного финансирования. После комплексной проверки предприятий жилищно-коммунального комплекса, Анатолий Тозик сделал вывод, что ЖКХ – это «еще одна отрасль наряду со здравоохранением, где бюджетные средства тратятся бессчетно и немеренно. Выявлены огромные потери воды в системах водоснабжения, тепла, электроэнергии, неконтролируемые расходы средств и списание материальных ресурсов при проведении текущего и капитального ремонта жилого фонда, раздутые штаты управленческого аппарата организаций жилищно-коммунального хозяйства и их никакой логикой не объяснимая зарплата». В 2001 году в целом по стране потери воды в водопроводных сетях составили 124,7 миллионов  кубометров, или 14 процентов от объема добытой воды. Ее добыча и транспортировка обошлись в 14,4 млрд. рублей. Потерли в зданиях и сооружениях, по оценкам специалистов, составляют еще столько же. «Кампания по установке индивидуальных счетчиков практически прекратилась. И первые, кто это саботирует – жилищно-коммунальные службы. Ибо тогда за вышеназванные потери придется отвечать. А сейчас разделили по-братски, предъявили счет государству и всем хорошо». Государство безропотно оплачивает постоянно растущие счета предприятий жилкомхозов, которые за статусом государственной монополии чувствуют себя очень вольготно, получая при этом зарплаты, которые в Польше или Чехии можно было бы назвать приличными. Весной 2002 г. зарплата директора жилищного УП «Жодинский водоканал» составляла 1 млн. 109 тысяч 800 рублей или около $673. Директор КУП «Ивацевичский ЖКХ» управлял своим хозяйством за 1,3 млн. в месяц ($772), Витебского городского КУПП водопроводно-канализационного хозяйства – за 1,9 млн. ($1125), главный бухгалтер данного предприятия получала 834,7 тыс. ($506). В «золотую пятисотку» самых высокооплачиваемых руководителей госпредприятий страны может попасть директор КУПП «Барановичикоммунтеплосеть». Еще весной этого года зарплата у него составила 2,2 млн. ($1310). Можно подумать, что барановичский жилищно-коммунальный рынок отличается особой прибыльностью, потому что даже главбух на данном предприятии получает 1,2 млн. рублей ($709) в месяц. Как правило, зарплаты руководителей организаций ЖКХ значительно превышают зарплаты губернаторов.

Массовое «откатное движение»
В процессе проверки предприятий ЖКХ Комитет Госконтроля установил еще одну любопытную особенность. В Беларуси «нет нормативной базы, регулирующей уровень рентабельности работ и услуг, финансируемых из бюджета. Можно установить 5 процентов, можно 50, а можно и 150. В зависимости от того, сколько средств удалось выбить под конкретную работу. И все будет законно». Вот такая уникальная забывчивость чиновников в отношении проектов, которыми они лично распоряжаются. Те же люди не забыли принять тысячи нормативных актов, которые регулируют торговые надбавки, рентабельность, каждую статью расходов как частных, так и государственных предприятий. На примере строительного предприятия «Минскстройремонт» можно изучать особенности как белорусской бюджетной политики, так и характер взаимоотношений «власть – бизнес». Данные проверок КГК разбивают раздутый Transparency International миф о низком уровне коррупции нашей экономики. Итак, данное предприятие занимается ремонтом жилого фонда г. Минска и получает на это деньги их бюджета. За 4 месяца 2002 г. средняя зарплата генерального директора М. Холодинский в долларовом эквиваленте составляла почти $810. Как сказал в выступлении на одном из семинаров А. Тозик, «его близкими родственниками (сыновья, жена, невестка) учреждены 4 коммерческие структуры, помогающие главе семейства наиболее эффективно для семьи осуществлять производственную деятельность». В мае 2002 г. он по собственному желанию ушел с должности, но по решению совета предприятия назначен его председателем практически без снижения зарплаты. Ко Дню работника ЖКХ получил премию в 725 тысяч рублей. На Новый год руководство предприятия потратило 5,7 млн. рублей, закупив 144 бутылки коньяка, 180 – шампанского, 140 банок лососевой икры, 180 батонов сырокопченых колбас, сладости и другие продукты. И все это за государственный счет. Красиво жить не запретишь, особенно когда платишь не из своего кармана. Далеко не везде дотянулась рука КГК, потому что проверить десятки тысяч структур, которые используют государственные деньги, не представляется возможным. Кроме этого, многие структуры вообще находятся вне сферы контроля. Тем более никто не гарантирует, что проверенные компании и структуры обладают иммунитетом от коррупции и масштабного «откатного движения». Для ведомства Анатолия Тозика работы еще не початый край: «.. Есть целые отрасли, сидящие на бюджете, где в этих вопросах, как говорят в народе, «конь не валялся». Выше я говорил об организациях жилкомхоза. Те же проблемы выявлены и в ходе комплексной проверки Минтранса и его подведомственных организаций, особенно в дорожном хозяйстве». Дорожный беспредел Каждый раз, когда вы будете разрушать подвеску своего автомобиля на дорогах страны, задумайтесь над следующими особенностями структурной политики правительства в области дорожного строительства. Во второй половине 90-х годов при не загрузке существующих предприятий возникли десятки новых организаций для оказания тех же услуг. «Сегодня во многих районах и городах по 2, а то и по 3 организации, занимающиеся ремонтом и обслуживанием дорог. И каждая загруженная на треть, а то и меньше, но в каждой свои начальники, служебные легковые автомашины и т.д. Всех надо содержать, а на ремонт дорог денег не остается». Результаты проверки транспортников показали массу интересных фактов. Так средства фонда предупредительных мероприятий (оказывается, есть и такая структура с годовым бюджетом около $2 млн.) были потрачены на приобретение 48 автомобилей, которые якобы были нужны для контроля за работой автотранспорта и выезда на места ДТП. Деньги, которые платили в виде страховых взносов владельцы автомобилей, были потрачены на руководителей автопредприятий. Так генеральный директор РУП «Витебскавтодор» А. Коноплич, имея служебный автомобиль ГАЗ-3110 1999 г. выпуска и задолженность по зарплате работникам 28,6 млн. рублей, за счет средств амортизационного фонда в декабре 2001 года приобретает еще один легковой автомобиль «Опель-Омега» стоимостью 28,6 млн. рублей. О реакции работников предприятия на обновку шефа нам ничего не известно, но Анатолий Тозик был крайне обеспокоен. Всего, по расчетам Комитета госконтроля, в целом по отрасли за 2001 год было необоснованно и неэффективно использовано около 100 млрд. рублей государственных средств. КГК как проводник рыночных идей А. Тозик выступает, как истинный рыночник и прагматик, когда говорит о льготах: «Считаю, что это понятие должно быть вообще убрано из нашего законодательства и лексикона. Речь должна идти об адресной поддержке людей, которые действительно по независящим от них причинам не могут обеспечить для себя минимально приемлемый уровень жизни или сохранение жизни вообще». Под этим тезисом готов подписаться любой либерал, начиная от Милтона Фридмана, заканчивая Лешком Бальцеровичем и Егором Гайдаром. Если дальше развивать логику председателя Комитета госконтроля, то кардинальному пересмотру должен быть подвергнут закон о бюджете, отменены тысячи законодательных актов Совмина и местных органов власти, потому что они сплошь и рядом состоят из разного рода льгот. Рынок товаров и услуг у нас заменен на рынок льгот и привилегий. В первом случае выигрывает потребитель, во втором – бюрократы и их друзья по бизнесу. Так право на льготное получение лекарств в Беларуси имеет 2 млн. человек. КГК констатирует, что «чем более дорогими становятся лекарства, тем более злоупотреблений выявляется в этой сфере. И сегодня уже многие из тех, кому эти лекарства действительно нужны, не могут их получить». В железнодорожной больнице Могилева льготные рецепты выписывались на умерших больных. Врач - эндокринолог Полудеткина Н.Л. через 2,5 года после смерти человека сделала запись в его амбулаторной карте, что он был на приеме, ему измерено давление, поставлен диагноз (хронический гастрит в стадии обострения) и выписаны льготные рецепты на получение медикаментов. Льготам - бой Льготами на транспорт пользуются около 5,3 млн. человек (около 60 категорий граждан). Потери доходов организаций железнодорожного и автомобильного транспорта общего пользования от льгот в 2002 г. составят около 103 млрд. рублей. Огромные деньги теряет бюджет по причине большого количества льготников по оплате жилищно-коммунальных услуг. В 2001 году их было 610,5 тысяч человек, в том числе 152,7 тысяч членов семей граждан, которым предоставлены льготы. Общая сумма представленных льгот за прошлый год по этой статье составила 27,4 млрд. рублей, в том числе членам семей –6,5 млрд. Данная сумма возрастет многократно в контексте чрезвычайного энергетического положения, введенного А. Лукашенко на прошлой неделе. Еще одной распространенной формой поддержки далеко не бедных людей является предоставление льгот по пенсиям. У нас существует более 20 оснований для досрочного назначения пенсий. Все это десятки миллиардов рублей дополнительных расходов. Пенсионные льготы политически очень выгодно и легко предоставлять, поскольку нагрузка на бюджет ощущается гораздо позже. А вот отменять их, как показал опыт многих стран, можно приравнять к политическому самоубийству. Не каменщик виноват, а архитектор Анатолий Тозик предложил не только наказать десятки чиновников, руководителей предприятий, которые расходуют бюджетные деньги. Он, по сути дела, призвал к пересмотру основы основ белорусской бюрократической экономики, которая соткана их льгот и привилегий. Если КГК проверит, на сколько эффективны бюджетные инвестиции в реальный сектор, особенно в промышленность, которая пестрит налоговыми каникулами, бесплатными кредитами, гарантированным сбытом и протекционизмом от импорта, то его выводы будут еще более категоричными. Оно и понятно. Рынок – это система, которая любит учет и счет своих денег, будь-то они частные и государственные. Если бы убрать все корпоративные льготы, сотни государственных программ, которые якобы направлены на социальную защиту населения, то Беларусь никогда бы не столкнулась с жестким энергетическим кризисом, в который завело нас Министерство энергетики и Совмин в целом. Вместо продолжения опасной и вредной торговой войны с Россией белорусской власти надо было бы вспомнить, что никто не гнал ее в шею вступать в Таможенный союз или подписывать пустые договора о союзном государстве. Никто не заставлял принимать вредные программы развития РБ на 1996 – 2000 гг. и на 2001 – 2005 гг. Никто, кроме администрации президента, Совмина и отраслевых министерств не блокировал приватизацию. Ни МВФ, ни Всемирный банк не имеют права на нашей территории фиксировать цены, печатать деньги, вводить право «золотой акции» и заниматься внесудебной конфискацией имущества. Все экономические беды, о которых так подробно говорил Анатолий Тозик – это прямое следствие проводимой правительством экономической политики. Виноват не рабочий, который кладет кирпичи и по маленькому ворует стройматериалы со стройки. Виноват архитектор и заказчик, которые захотели построить заведомо не устойчивое, опасное для жизни людей здание национальной экономики.

Другие материалы в этой категории: « Бессилие Поощрение за расхлябанность »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!