Шулерство под названием «тендер»

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Формально в белорусской экономике есть основные институты рынка и демократии. Только за привычными вывесками «парламент», «цена» или «собственность» кроется совершенно иная сущность. Многие белорусы выражают недовольство тем, что власти называют рынком. Не надо поддаваться на уловку. Следует отличать оригинал от подделки. Центробанк США не виноват, что доллары США подделывают. Компания Procter & Gamble не несет ответственности перед белорусскими потребителями за то, что ее брэнды стиральных порошков используют мошенники. Рыночный институт под названием «тендер» также не виноват, что белорусские чиновники извратили его сущность.  

Законодательство Беларуси в общем плане достаточно полно описывает процедуру проведения тендера для закупки различного рода товаров за счет бюджетных средств. Разработаны положения о тендерных комиссиях, которые формально должны гарантировать соблюдение «принципов гласности, объективности оценки, единства требований и с созданием равных конкурсных условий тендеров по закупке товаров, работ и услуг за счет средств республиканского бюджета и внешних государственных  займов в целях выбора оптимального поставщика товаров, работ и услуг».
    Уже в самом механизме проведению тендеров в Беларуси кроются его основные дефекты. Чиновники, которые распоряжаются госимуществом и бюджетными ресурсами, также несут ответственность за проведение тендеров. Одни и те же лица выполняют четыре функции, что демонстрирует явный конфликт интересов: 1) принимают нормативные акты, 2) имеют большое влияние на трудоустройство участников тендерных комиссий, 3) определяют порядок их материального вознаграждения или выделение им бюджетной помощи по другим проектам, 4) контролируют выполнение законодательства и поручений вышестоящих органов. Чиновники привыкли к тому, что буква закона – это одно, а дух закона – это совершенно другое. К примеру, в Положении о тендерной комиссии Минсельхозпрода говорится, что «персональный состав комиссии утверждается приказом руководителя организации, которая осуществляет закупки товаров..». К участию в работе тендерной комиссии могут привлекаться сотрудники других органов власти и МИДа, Национальной академии наук. Независимого органа, который занимался бы организацией и контролем тендерных закупок, в Беларуси нет.
    Руководству облисполкомов и горисполкомов в связке с представителями министерств и отраслевых концернов не составляет особого труда провести «перформанс» под названием тендер так, чтобы его результат был известен задолго до начала. При полном или почти полном соблюдении процедур. Так как компании, которые участвуют в тендерах, также зависимы от исполкомов и министерств в плане получения лицензий, то они, как правило, громко не возражают против оглашаемых результатов. Каждый думает, что, может, в следующий раз, ему удастся уговорить нужных людей, и они на определенных условиях впустят его в пул «своих». Не зря же каждый исполком является учредителем целого ряда коммерческих структур. Ничто не мешает сотрудникам этих компаний учреждать свои предприятия, которые и участвуют в тендерах.
Найти же людей, которые могут открыто выражать недовольство результатами тендера, очень сложно. При всесилии и почти полной безнаказанности вертикальщиков, которые на местном уровне работают в тесной связке с прокурором, судьей и милицией, даже выиграть одно конкретное дело по тендеру означает поставить крест на работе на внутреннем рынке страны. Иностранные представительства еще могут себе позволить пошуметь немного, потому что не ведут в Беларуси хозяйственной деятельности. Вероятность того, что белорусские фирмы начнут судиться с чиновниками очень мало. Перформанс под названием «тендер» По закону на тендерной основе на бюджетные деньги у нас должны осуществляться закупки практически всего: зерна, оборудования, комплектующих, машин и т.д. О справедливости существующей процедуры мы вскоре убедимся на примере третьего мобильного оператора. Из источников близких к администрации президента стало известно, что порядок входа на рынок государственного мобильного оператора будет сильно отличаться от того, как происходило становление «Велкома» или «МТС». Говорят, что уже дано распоряжение готовить антенны, техническую базу для быстрого создания сети по всей стране, хотя сам тендер еще не проводился. При этом все исполкомы, Минсвязи не смеют возражать. До конца не осознали опасности такого агрессивного входа на рынок существующие операторы. Такова тендерная действительность Беларуси. Ее наглядно демонстрируют следующие случаи. Форменное безобразие 19 марта 2004 года состоялся тендер на закупку 45 холодильных установок для молока, который проводился Комитетом по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома. К удивлению участников тендер выиграла компания ИЧУПП «МК Промтехника» из Бреста. По мнению польcкой компании Heureka Fic S,A.. участника десятков тендеров в Беларуси, брестская фирма представила «оборудование с косвенным охлаждением кустарного производства по цене, наиболее дорогой из всех участников тендера. Требование тендерного задания в части наличия рекуператора не выполнено.. В части предложения ИЧУПП «МК Промтехника» по охладителям молока емкостью 5000 л. 4 удоя стоит 20036 евро, а у нас – такой же емкости 19273 евро». Более того, брестский победитель тендера не в состоянии изготовить 45 охладителей в сроки, установленные тендерным заданием. Поляки утверждают, что выбор «Промтехники» «наносит ущерб государственным интересам» РБ и консервирует технологическую отсталость. Письмо с такими формулировками было отправлено председателю КГК А. Тозику, помощнику президента С. Ткачеву и министру сельского хозяйства. Результат? Решение тендерной комиссии остается в силе.
Много тендеров в Беларуси проводится по закупке медицинского оборудования. Казалось бы, страна, пострадавшая от Чернобыля, должна покупать лучшее при условии равенства цены. Отнюдь. Представитель компании «Precoptic Co Nikon Microscopes» решил поучаствовать в тендере на закупку оптических систем, т. е. микроскопов (тендер МТ № 238/04). Компания предложила новейшую систему оптики PlanAchromat, но тендер выиграла фирма, которая продает оптику, основанную на технологиях 30-х годов прошлого века. Причем продается она по ценам, которые практически не отличаются от цен на современную технику. В теории тендеры по-белорусски должны защитить нас от низкопробной продукции вчерашнего дня. На практике же субъективные решения чиновников, которые, в первую очередь, хотят сколотить личный капитал, загоняют Беларусь в технологическую и финансовую дыру.
    Представитель многих иностранных компаний в Беларуси поляк Владимир Качанув изумляется: «Знаете, меня сильно удивляет один факт. Почему бедная Беларусь покупает не лучшее, что есть, а, откровенно говоря, старую, низкопробную продукцию? Вы покупаете старье, технику прошлого века. Те, кто принимает решения по закупке импортной техники, делает это вслепую, не зная, что он теряет. Деньги выбрасываются на ветер».
    Такую систему транжирства бюджетных ресурсов создали практически все министерства, начиная от Минсельхозпрода до Минздрава и Минэнерго. Вот как оценивает положение при закупке медтехники В. Качанув: «Да, тендеры проводятся, но здесь есть проблема. На уровне руководства министерства здравоохранения идет мощное лоббирование отдельных фирм. К примеру, в Могилевской области я выиграл тендер на несколько миллионов евро. Получил письменное подтверждение, а один из губернаторов и министр здравоохранения приказали закупать эти товары от других. В результате были приобретены более плохие товары. По такой же цене. У меня есть все необходимые документы, чтобы доказать это».
    Поляк, проработавший на белорусском рынке 14 лет, может привести десятки примеров безобразного проведения тендеров. Был случай, когда из России по тендеру закупили плохое, залежавшееся зерно с токсинами, а потом тратили большие деньги на то, чтобы спасти скот, потреблявший его в пищу. Беларуси предлагаются современные миникомбикормовые заводы, на которых тонна качественного комбикорма стоила бы $110 – 140, но с/х производители вынуждены закупать у государственных компаний по $250 – 300. У них нет выбора, потому что чиновники навязывают ему продавцов.
    Экономическая история не знает примеров эффективной замены рыночных механизмов бюрократическими. Существующая сегодня процедура тендерных закупок ущербна. Проблема не столько в конкретных чиновниках, сколько в безграничном желании государства контролировать все и вся. Поправками в нормативные акты о тендерах, увольнением одних и назначением других чиновников коррупцию из органов госвласти не изгонишь, конкурентную экономику не создашь. Дайте человеку собственность, обеспечьте независимый суд, гарантируйте экономическую свободу, создайте конкурентный рынок финансов – и он сам выберет, от кого и за сколько покупать. От шулерства шарлатанов нас может защитить только рынок.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!