Страхованию не быть

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В белорусском правительстве работают особые люди. Об опасности, антисоциальности западных монополий они могут говорить часами. В поддержку тезиса о бескорыстной службе народу они готовы привести десятки графиков и диаграмм. И при этом без тени сомнения на глазах изумленной публики практически уничтожают институт страхования, каким его понимают в нормальных странах. Нет, он у нас не упраздняется. Он приводится к стандартам советских времен. Известен даже идеолог такого камбэка. Это советник президента по экономическим вопросам Сергей Ткачев, который после бесславно ушедшего Эйдина стал одним из главных генераторов идей Администрации президента.  

Логика очередной гениальной идеи Администрации и правительства проста. Неповоротливый «динозавр» страхового рынка «Белгосстрах» не в состоянии конкурировать с молодыми энергичными частными компаниями. При добровольном выборе страховых услуг он теряет деньги и влияние. Фонд социальной защиты также столкнулся с серьезными финансовыми проблемами, но не потому, что появились частные конкуренты, а потому что вся пенсионная и социальная система монополизирована и завязана на финансово не эффективный, преимущественно государственный сектор. Если объединить усилия двух страховых структур (фонд социальной защиты лишь условно можно назвать таковым), запретить всем остальных оказывать страховые услуги (т.е. установить монополию советского типа), расширить перечень обязательных страховых услуг и одновременно поднять размер взносов, то в результате может получиться выгодная для чиновников, губительная для экономики и вредная для граждан и пенсионеров система. В реальной жизни из двух банкротов «склеить» прибыльный, высокорентабельный проект можно лишь в случае большой инъекции инвестиционного капитала. В утопичной модели Администрации и Совмина все возможно, если в очередной раз заставить людей поддерживать очередной эксперимент советской белорусской власти. Аргументы аналитиков и экспертов типа «это дорого обойдется государству», «нигде в мире такая система эффективно не работала», «человек должен иметь право выбора, а чиновник – обязанность отчитываться» никого не интересуют. Власть решает текущие «горящие» проблемы пожарными средствами. Результаты объединения усилий «Белгосстраха» и Фонда социальной защиты вполне прогнозируемы. Если будет принято решение а) о расширении статей обязательного страхования, б) увеличении социального налога и расширение круга плательщиков, в) частные страховые структуры поставлены в такое же положение, как нотариусы, то в краткосрочном периоде «страховых» денег в данных структурах появится больше. При этом «Белгосстрах» приобретет отдельные черты пенсионного страхования, а Фонд социальной защиты позаимствует определенные практики классических страховщиков. Сразу оговоримся, что то, что у нас называется «пенсионным страхованием», таковым не является. Социальные взносы, которые платят наниматели и наемные рабочие, это налоги, а не страховые платежи. Человек всю рабочую жизнь платит их в надежде, что ему после выхода на пенсию будет предоставлена пенсия, адекватная его взносам. В жизни же получается системное «кидалово». Гражданин в расцвете сил не в состоянии самостоятельно определить, какая же у него будет пенсия, потому что окончательное решение принимает государство. Пенсионные взносы были бы страховыми, если бы у каждого гражданина был бы договор с Фондом, в котором бы четко прописывались права и обязанности сторон, а также штрафные санкции за не выполнение Фондом обязательств в ситуации наступления страхового случая, т.е. после выхода на пенсию. Гражданин страны, который вышел на пенсию, не может обратиться в суд на государство за то, что оно нарушило страховой договор, потому что он не существует. Есть основания считать, что «Белгосстрах» в этом аспекте может стать похожим на Фонд социальной защиты. Вместо цивилизованных договорных отношений, споры по которым можно решать в суде, белорусам могут предложить тот же самый формат, что и в случае с пенсионными взносами. Логика сторонников государственного монополизма проста: поскольку страхование многих услуг будет обязательным, их единственным производителем будет «Белгосстрах», то надо ему придать такой же статус, как и Фонду социальной защиты. Осталось определить механизмы отчислений, размер «страховых взносов» и включить страхового монополиста в состав Совета Министров с одновременным присвоением главе данного подразделения статуса министра. В такой ситуации работодатели платили бы, скажем, 35% с начисленного фонда зарплаты в качестве «пенсионного страхового взноса», 5% с такой же налоговой базы – «Белгосстраху», а граждане со своих денег - 1% в Фонд и 5% - на другие виды так называемого страхования. Таким образом может проводиться страхование жизни, от несчастных случаев, заражения СПИДом, вредного воздействия западной культуры или укуса дворовыми собаками. По месту работы каждого гражданина бухгалтер выдавал бы соответствующие справки. Безработные получали бы их на бирже труда. Статус этого ценного документа резко бы повысился, потому что без него нельзя было бы, к примеру, получить справку из ЖЭСа, паспорт или воспользоваться любыми другими услугами государства. Любой профессиональный экономист и просто человек, который дружит со здравым смыслом, назвал бы такой формат страхового рынка бредовым. Но государственные советники рассуждают иначе: «Раз государство у нас за все в ответе, оно и обязано всем владеть и распоряжаться». «Белгосстраху», очевидно, импонирует структурная безнаказанность Фонда социальной защиты, когда размеры «страховых выплат» в виде пенсий он определяет самостоятельно, без консультаций с гражданином. Если реформа страхования все-таки будет реализована, то вполне вероятно, что размер страховых выплат «Белгосстрах» также будет определять исключительно по своим внутренним оценкам и ощущениям. К примеру, разбили человеку машину, оценила независимая экспертиза (хотя, о таком институте также вскоре можно будет забыть) ущерб в $1000, а ему страховщики с высоты своего монопольного кресла отвечают «Мы чувствуем, и бюджет нашей организации подсказывает, что мы вам заплатим максимум $100 в рублях в течение года после предоставления 7 справок». Аналогичный подход можно было бы применить при страховании жилого и нежилого недвижимого имущества, оборудования, можно даже бытовой техники (при этом предоставить льготы по белорусским телевизорам и холодильникам, чтобы отечественные товары охотнее покупали). И Фонду социальной защиты будет, что показать в контексте реформы рынка страховых услуг. Его сотрудники, а также уполномоченные «частные» пенсионные агенты будут «продавать» полисы частного пенсионного страхования, но с обязательными взносами в тот же Фонд. Руководству страны доложат, что пенсионная реформа продвигается в точном соответствии с советской социальной моделью. Можно будет на время закрыть глаза на то, что у Фонда на протяжении 2002 года хронически стало не хватать средств на выплату пенсий (около 20% от потребности на начало месяца), что прирост неплатежей с начала года удвоился, что долги по выплате зарплаты превысили 100 млрд. рублей и «живых» денег ни у промышленности, ни тем более у сельского хозяйства нет и в ближайшее время не будет. Зато о страховой и пенсионной реформе можно будет сказать громко, показать многочисленные графики и стройные ряды цифр по страховым поступлениям до 2010 года. Процесс идет. Безопасность расчет. Именно в этом должны убедить А. Лукашенко и представители «Белгосстраха», и руководители Министерства социальной защиты. Во всей этой мышиной возне и суете ведь главное не результат в виде высоких пенсий и благополучной старости, в виде нейтрализации рисков и четкой работы финансового рынка. Речь идет о сохранении рабочих мест для десятка – другого чиновников и, разумеется, для активации очередной схемы зарабатывания длинного рубля под широкой крышей белорусского всеохватывающего государства. А в случае недостатка средств, С. Ткачев и его идеологические сторонники могут предложить еще с десяток «новых источников финансирования», подавляющее большинство которых явно являются нетрадиционными для рыночной экономики. Вот только один пример. К концу года пользователей сотовых телефонов в Беларуси будет уже более 400 тысяч. Поскольку с позиции классического белорусского чиновника сотовик является предметом роскоши, то каждый его владелец будет обязан оплачивать «страховой» взнос в размере 15000 ежемесячно для страхования морального ущерба тех, кто не может позволить себе такой вид связи. «Белгосстрах» мог бы обязать (через постановление Совмина) «Велком», МТС и «Белсел» делать ежемесячные отчисления и предусмотреть ряд штрафных санкций. Кому помешают дополнительные 6 млрд. рублей в месяц? Ох, как верна пословица «Голь на выдумки хитра».

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!