Либерализация и дебюрократизация – адекватный ответ

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Быть предпринимателем в Беларуси – это серьезный социальный и экономический вызов. Быть женщиной предпринимателем трудно вдвойне. Проблема совсем не в том, что «слабый пол» не обладает знаниями, навыками или физическими способностями для предпринимательской деятельности. Как доказывают многочисленные исследования, женщины Беларуси лучше образованы и достаточно подготовлены к производству товаров и услуг. Однако монополизированный государством рынок труда продолжает дискриминировать женщин, лишая их возможности реализовать свой потенциал.  

Блокировка рынка традиционных услуг Анализ Всемирного банка показывает, что риск бедности в домашних хозяйствах, главами которых являются женщины, выше по сравнению с теми семьями, где главами являются мужчины. В 2002 году уровень потребления домашних хозяйств, главами которых были женщины, был на 10% ниже, чем таких же семей, возглавляемых мужчинами. В 1998 году разница была только 4,5% . Причина не в том, что женщины хуже адаптируются к жизни, а в том, что среди таких семей больше неполных семей и пожилых одиноких женщин, которые получают низкие пенсии.
Женщины заняты в основном в секторе здравоохранения, образования и на административных должностях. В 2001 г. женщины составили 90,1% медицинских работников, в том числе 71,7% врачей, 84,1% учителей и 77% работников культуры. Данная работа требует высшего образования. Женщины также работают, в среднем, на 2 часа больше, чем мужчины. Однако уровень оплаты труда в этих отраслях является одним из самых низких в экономике. Этот факт объясняет высокий уровень бедности среди домашних хозяйств, возглавляемых женщинами.
    Таким образом, качество человеческого капитала в гендерном разрезе гораздо выше у женщин, чем у мужчин. Женщины улучшили бы свое материальное положение, диверсифицировали бы источники доходов, если бы государство либерализовало рынок тех услуг, где работает больше всего женщин, где адаптация их знаний, навыков и умений была бы наиболее легкой и дешевой. В первую очередь, речь идет об услугах в сфере образования, здравоохранения, бытового обслуживания и розничной торговли. Однако данные виды деятельности либо полностью монополизированы государством, либо вход на рынок данных услуг требует много времени и денег. Вместо того, чтобы созданием формальных институтов разрушать шовинистические стереотипы, белорусское государство укрепляет их.
Дискриминация женщин – это яркий пример негативных непреднамеренных последствий бюрократизации предпринимательской деятельности и чрезмерного регулирования деловой среды. Женщине, особенно одинокой с ребенком, гораздо сложнее получать разрешения, лицензии, отвлекать время на выполнение бюрократических формальностей, чем мужчине. Хождение по кабинетам чиновников в реальной жизни требует значительное увеличение затрат для женщины: надо организовать уход за ребенком, обеспечить его подготовку к школе, необходимый уровень медицинского обслуживания и т.д., находясь постоянно на рабочем месте. Когда в Беларуси отсутствует институт полноценного ухода за детьми для работающих женщин, они не решаются уйти с государственной работы и заняться предпринимательством из-за невозможности решить проблему ухода и присмотра за детьми.
Данное препятствие для развития женского предпринимательства часто игнорируется сторонниками сильного государственного регулирования. Можно предположить, что сложная процедура регистрации и ликвидации, получения лицензий и разрешений блокирует творческий потенциал вдвое большего количества женщин, чем мужчин. Поскольку женщины в гораздо большей степени подвержены рискам безработицы, система чрезмерного государственного регулирования бизнеса, высоких налогов гораздо сильнее блокирует творческий потенциал женщин и цементирует так называемые «карманы» безработицы. Даже если женщины решаются на занятие предпринимательской деятельности, то страдает качество семейного воспитания детей и влияние этого важнейшего общественного института на воспитание и образование.
    Таким образом, существующий в Беларуси деловой климат усугубляет неформальные шовинистические отношения в белорусском обществе и увеличивает социальные, экономические издержки страны посредством блокировки человеческого капитала образованных женщин, которые готовы к работе не только на низкооплачиваемой государственной работе, но и в частном бизнесе.

Национальный характер Беларуси в глобальном мире
В начале 1990-х переходные страны столкнулись с проблемой национальной идентификации, создания коммерческих брэндов, по которым можно было бы узнавать страну в современном мире. Правительства хаотично пытаются определить национальную идею, которая бы объединяла философские, этические, экономические и культурные элементы. Они считают, что таким поиском должны заниматься чиновники, на бюджетные деньги. За редким исключением практически ни одной из 27 постсоциалистических стран нашего региона не удалось таким образом решить проблему национальной экономической самоидентификации и одновременно создать конкурентную экономику.
    Глобальный мир ставит перед бедными транзитивными странами серьезные задачи и вызовы. Закроешься протекционистскими мерами – заставишь своих граждан переплачивать за товары и услуги, снизишь качество жизни. Откроешься и адаптируешь механически то, что многие принимают под лейблом «Запад» - растворишься в поп-культуре, сетях ТНК и консюмеризме. Где найти баланс? Нельзя дать четкий ответ на вопрос, в котором смысл кроется в агрегатных показателях, которые подлежат вольной интерпретации. Гораздо проще делать выбор национальной политики, если речь идет о выборе конкретных институтов, законов, параметров деловой среды, механизмов защиты частной собственности.
Если мы хотим, чтобы в XXI веке Беларусь была современным, динамично развивающимся, конкурентным государством, чтобы ее граждане имели возможность реализовать свои права и свободы, чтобы в стране был достигнут гендерный баланс, чтобы мы стали частью глобальной экономической и культурной системы, мы должны интегрировать в свои новые общественные, правовые и экономические институты все то лучшее, что сегодня работает в мире, что показало свою эффективность в другие эпохи и времена.
Доклад Всемирного банка «Бизнес в 2005 году»  не только помогает нам с экономической национальной самоидентификацией, но и дает ответы на то, как создать для женщин оптимальные условия для развития творческого потенциала без ущерба для семьи. Опираясь на богатый опыт 145 стран, мы может найти ответы на конкретные вопросы, не прибегая к жонглированию непонятными агрегатами. Мы может построить свою, национальную деловую среду, которая интегрирует самые хорошие элементы глобальной экономики и опирается на национальных особенностях Беларуси. Ни в характере, ни в интеллектуальных способностях, ни в психотипе белорусов нет ничего такого, чтобы бы было непреодолимым препятствием для интеграции правовых норм, которые создают рамки для полноценного развития свободного рынка и свободно общества в Беларуси.
    Что такое гендерно ориентированная, белорусская национальная экономическая модель XXI века в глобальной экономике, если мы говорим о деловом климате? Беларусь защищать экономические права женщин и способствовать их самозанятости, если она станет страной, в которое регистрация предприятия должна проходить так, как сегодня в Австралии – только две процедуры, выполнение которых занимает всего два дня. Белорусские женщины приветствовали бы многие датские и новозеландские нормы. Датчане вообще ничего не платят за регистрацию, а предприниматели Новой Зеландии – всего 0,2% дохода на душу населения ($39). С них надо брать пример. Вход на рынок будет нашей национальной гордостью, когда регистрация будет, как в Уганде или Франции, где нет требования по обязательному минимальному уставному фонду. У белорусских семей нет больших накоплений, поэтому удорожание входа на рынок загоняет семьи, особенно неполные с одним работающим женщиной, в тупик.
    Беларусь станет современной страной в глобальном мире, если создаст такой же гибкий рынок труда, как в Канаде, Гонконге или Ливане. Наше правительство, как Сингапур и США, должны разрешать собственникам регулировать число занятых в своих компаниях.
    В наших национальных интересах иметь систему регистрации собственности, как в Норвегии или Швеции – всего одна процедура. Норвежскому предпринимателю зарегистрировать свои права можно за день, шведскому – за два. Именно такой подход создает белорусским женщинам возможности улучшить свое материальное положение через самозанятость в предпринимательстве. В целом по легкости регистрации собственности мы должны быть похожи на Новую Зеландию и Литву, которые смогли сделать лучшую в мире процедуру в данном конкретном сегменте. С точки зрения стоимости регистрации собственности, Беларусь делит с Новой Зеландией второе -  третье место в мире. Впереди нас – только Саудовская Аравия, которая вообще не берет денег за регистрацию.
    Беларусь, которая поддерживает и стимулирует развитие женщин,  должна перенять многое от Канады, Ирландии и Кореи с точки зрения регистрации частными бюро кредитов и предоставления кредитной информации. Ее наличие, составление списков надежных заемщиков и очищение от тех, кто прибегает к мошенничеству, помогает стране стать богаче. С точки зрения создания залога белорусы должны быть, как граждане Новой Зеландии или Голландии. В этих странах предприниматели тратят всего 0,02% и 0,03% от дохода на душу населения соответственно на создание залога. Наше законодательство о банкротстве должно походить на британское, гонконгское или сингапурское, потому что оно самым надежным способом защищает права кредиторов и позволяет быстро избавляться от инвестиционных ошибок.
С точки зрения защиты прав инвесторов и корпоративного управления Беларуси должна быть, как Канада, Израиль или Испания. В этих странах практически невозможно утаить факт наличия у тебя собственности, особенно если ты занимаешься политикой. При обеспечении выполнения условий контрактов, с точки зрения эффективности судебной системы, мы должны брать пример с Австралии (выполнение только 11 процедур для принуждения к исполнению контракта), Греции или Туниса – 14 процедур. Именно Тунис показывает всему миру, как быстро суды должны рассматривать споры между кредиторами и заемщиками. В этой стране эта процедура длится всего 27 дней, в Голландии – 48 дней. В белорусском национальном характере должны быть элементы тунисского отношения к решению судебных споров. С точки зрения издержек по принуждению к выполнению контракта нам надо походить на Норвегию – всего 4,2% от стоимости долга или на Новую Зеландию – 4,8%.
Наконец, современная Беларусь должна закрывать бизнеса и проводить процедуру банкротства, как Япония. В этой стране после закрытия бизнеса кредитор получает 92 центра США с каждого доллара. Хорошими примерами являются также Сингапур (91 цент) или Финляндия (90 центов). С точки зрения времени прохождения через процедуру банкротства Беларусь должна быть, как Ирландия или Япония. Эти страны быстрее всех в мире ликвидируют бизнесы, позволяя предпринимателям концентрироваться на реализации бизнес-планов в будущем, а не тратить деньги и время на ошибках прошлого.
    Вот такой должна быть Беларусь деловая на микроуровне и с точки зрения базовых правовых институтов. Национальный дух наследников Ф. Скарыны и К. Калиновского наверняка укрепят низкие налоги, мультивалютность и нулевой средневзвешенный тариф на внешнюю торговлю. В такой деловой среде белорусские женщины будут в состоянии раскрыть свой творческий потенциал и в значительной мере стабилизировать белорусское общество. Если мы создадим такую среду для развития предпринимательского потенциала женщин на территории нашей страны, белоруски они или иностранки, Беларусь наверняка станет звездой экономического развития XXI века.
    К сожалению, от этого идеала Беларусь еще далеко. Правительство декларирует защиту прав потребителей, социальную ориентацию проводимой политики, но предлагает такой деловой климат, который эффективно блокирует творческий потенциал и инициативу простых людей, в первую очередь женщин. Белорусская реальность В феврале – марте 2005 года Международная финансовая корпорация (МФК) провела исследование «Деловая среда в Беларуси». На 129 вопросов ответили 1200 респондентов. 75,9% участников исследования предоставляли малый бизнес, 7,4% - средний и 16,7% - индивидуальных предпринимателей. Красивые слова властей о поддержке предпринимательства, активизации творческого потенциала и предприимчивости звучат, как издевательство на фоне жесткой и часто жестокой политики властей по отношению к отечественному частному бизнесу. Данный отчет не оценивал отдельно мнения женщин-предпринимателей, равно как и их количество. По экспертным оценкам, число женщин в разных сферах предпринимательства варьирует от 30 до 70%.
По оценке МВФ, в МСБ Беларуси занято около 1 млн. человек, т. е. 25% всех занятых в экономике страны. В малом бизнесе получают зарплату и доходы 440 тысяч человек, в среднем – 300 тысяч. Индивидуальными предпринимателями числятся 186 тысяч человек. Вопреки политике властей белорусы показывают растущую тягу к самостоятельной экономической деятельности. Правительство считает национальными приоритетами крупные госпредприятия и сельское хозяйство, но роль и потенциал малого бизнеса постоянно увеличивается. По мнению заместителя министра экономики А. Тура «сектор малого бизнеса в Беларуси является ведущим с точки зрения формирования бюджета, прибыльности и рентабельности» . Занятость в госсекторе (не считая чиновничества) постоянно сокращается. Не будь в стране малого бизнеса, безработица была бы около 25%, а государству пришлось бы резко увеличить социальные выплаты.
По формальным признакам МСБ Беларуси стал значимой экономической силой, но государство до сих пор не видит в нем партнера. Для чиновников он является источником налоговых поступлений, «добровольных» пожертвований, взяток и поборов – всего, кроме гордости за свою страну. В богатой Швеции малый бизнес формирует 57% ВВП, в бедном Узбекистане – 36,7%, а в неосоциалистической Беларуси – всего 8,8%. Левые и правые, зеленые и красные политики в мире единодушно называют МСБ локомотивом экономики. Белорусское правительство упорно не выпускает этот локомотив из западного пути. Партнерство не состоялось Взаимоотношения белорусского малого бизнеса и власти остаются напряженными. Все было бы иначе, если бы в контракте каждого госслужащего была бы прописана обязанность стимулировать конкуренцию и создание частным бизнесом новых рабочих мест. Чиновники не только игнорируют растущие экономические издержки, но и оставляют за рамками анализа последствий чрезвычайного государственного регулирования положение женщин-предпринимателей.
Государственному бизнесу не нужны мобильные, динамичные конкуренты, которыми потенциально могут стать предприятия, возглавляемые женщинами. Против них используется целый арсенал средств: лицензирование, сертификация, проверки более десяти органов, налоги, аренда и регулирование каждого шага при производстве и реализации товара. Тем не менее, опрос МФК показал некоторые позитивные изменения для МСБ. Не потому, что правительство осознало важность МСБ. Боязнь, как бы не пережать, стала главной мотивацией.
Во-первых, уменьшилось количество проверяемых предприятий. В 2003 г. разные органы госуправления и контроля проверили 90% всех организаций, в 2004 г. – «только» 65,8%. Тенденция, конечно, позитивная, но суть от этого едва ли изменилась. Когда каждый год государство проверяет две третьих всех коммерческих организаций, это говорит лишь о полном отсутствии доверия к МСБ, а также о необходимости контрольным органам выполнять план по уплате штрафов в бюджет. Данный показатель остается аномально высоким. Чиновники и контролеры относительно легко выполняют планы по сбору штрафов. МСБ не может досконально знать тысячи страниц инструкций, постановлений и других нормативных актов, которые часто противоречат друг другу. Поэтому не нарушать закон в виде тысяч нормативных актов реально работающее предприятие не может. Это серьезное препятствие для ответственных женщин для занятия бизнесом. Боязнь совершения ошибки, чрезвычайно жесткого наказания за нее, парализует волю тысяч творческих женщин.
    Опрос зафиксировал еще одну позитивную тенденцию – сокращение количества лицензий на одно предприятие. В 2003 г. их было три, а 2004 г. – 1,9. Такие инкрементные изменения черепашьими темпами хороши для отчетов чиновников. Мол, смотрите, мы постепенно приближаемся к цивилизованным стандартам, но для десятков тысяч людей сохранение текущего порядка лицензирования вкупе с другими затратами на выполнение требований государства, это медленная смерть. После якобы либерализации института лицензирования количество лицензируемых предприятий снизилось с 88% в 2003 г. до 72,8% в 2004 г. На основании этих цифр может сложиться впечатление, что белорусский малый и средний бизнес повально занимается опасной для жизни и здоровья граждан деятельностью. До тех пор, пока власти не поменяют философии лицензирования, они не смогут создать конкурентную деловую среду. Понять, какой вред обществу может создать торгующие без лицензии бананами пенсионерка или продающая вязаные рукавицы рабочая завода, трудно. Здесь надо сказать, в первую очередь, о дискриминации женщин пожилого возраста, которые хотят повысить уровень своего дохода за счет дополнительной занятости. Существующий порядок лицензирования препятствует сохранению такого же уровня дохода при выходе на пенсию, как и в течение жизни.
Конечно, можно гордиться тем, что уровень неофициальных платежей в Беларуси остается самым низким из стран бывшего СССР (17%). Однако малому бизнесу все равно, кто с него сдирает три шкуры, государство или мафия. Так или иначе, белорусский предприниматель не досчитывается денег в конце месяца, потому что ему надо заплатить за реализацию своего права оставаться на рынке и раскрывать творческий потенциал. Жить стало тяжелей Согласно опросу МФК, 54% представителей МСБ отметили ухудшения условий ведения бизнеса и только 12% сказали, что они улучшились. Когда чиновников спрашивают, как они помогают бизнесу, они любят называть различные документы, которые были приняты за отчетный период. На самом деле, постоянно накатывающий законодательный вал делает жизнь экономически активного человека гораздо хуже. В Беларуси более 1000 актов регулируют только семь административных процедур. В 2004 г. было принято более 2000 изменений и дополнений в законодательство, которое регулирует деятельность МСБ. При этом получить доступ к информации о процедурах – это как в советское время купить палку сырокопченой колбасы: надо несколько раз поклониться, вежливо попросить нужного чиновника сделать одолжение – и тогда тебе, может, дадут, документ, за незнание которого женщину, торгующую на рынке или предоставляющую услуги населению, наказывают высокими штрафами.
    МСБ Беларуси отмечает большую сложность административных процедур. 70% респондентов заявили, что регистрация в нашей стране сложная. 74% опрошенных так же оценили администрирование налогообложения. 70% – сертификацию, 69% - получение разрешений, 69% - лицензирование. 70% МСБ страны считают, что очень сложно перенести проверки госорганов. Эти данные - крик души истерзанного национальной бюрократией малого бизнеса. Чиновники продолжают считать бизнес золотой жилой, легким занятием, поэтому и выжимают из него «соки» по максимуму. О бегстве физического и человеческого капитала, как о форме нанесения ущерба национальным интересам страны, о разрушении института семьи они не думают.

Регистрация бизнеса сравни регистрации оружия
Чтобы зарегистрировать бизнес в Беларуси надо обратиться, как минимум, в 10 организаций и представить 13 пакетов документов. Такая плата за вход на рынок не остановит крупного инвестора и богатого человека, а для учителя, врача или инженера из Полоцка, Баранович или Кобрина – это непреодолимый барьер. Поскольку в сфере образования и здравоохранения у нас работают, в основном, женщины, то разрешительный характер процедуры регистрации ущемляет, в первую очередь, их права.
75% опрошенных отметили необходимость обращения в большое количество организаций и инстанций, как одну из самых больших проблем регистрации. 74% респондентов сетуют на большое количество требуемых документов, а 70% - на длительный срок регистрации. 80% МСБ считают затраты на регистрацию обременительными. Вместо того чтобы заниматься непосредственно бизнесом или посвящать время семье, женщины должны простаивать в очередях у многочисленных кабинетов.
Чтобы дойти до самой процедуры регистрации надо затратить 25 дней. Столько же времени длится сама регистрация. На эти два этапа надо затратить $608. Получение решения исполкома на руки – это еще далеко не начало бизнеса. Вам надо потратить 16 дней и $138 для того, чтобы, наконец, начать реализовывать свой творческий потенциал не на преодоление бюрократических преград. Таким образом, процедура регистрации в 66 дней и стоимостью $746 отбрасывает нас по этому показателю за первую сотню стран мира. Такое положение дел сдерживает не столько иностранных инвесторов, сколько блокирует экономическую инициативу простых белорусов.
    Опрос показал, что дополнительные затраты при регистрации в 8 раз выше, чем госпошлина за регистрацию. Самой дорогостоящей процедурой является нотариальное заверение учредительных документов и затем их копий. Она составляет около 70% общей стоимости, но при этом никак не защищает ни учредителей компаний от возможных злоупотреблений наемных менеджеров, ни потребителей от продажи некачественных товаров и услуг. Многие страны давно отменили нотариальное заверение документов. Ничто не мешает сделать это и у нас. Даже стоимость банковской карточки с двумя подписями стоит у нас выше ($90), чем сама государственная пошлина ($78). Поскольку банковская система у нас преимущественно государственная, то опять ничто не мешает правительству сэкономить деньги желающих открыть свое дело на этой статье расходов. Вне сомнений, себестоимость оформления банковских карточек гораздо ниже Во многих странах вся процедур регистрации обходится дешевле, чем у нас их заверение.
Еще ни один госслужащий не объяснил толком, как обязательство получения удостоверение руководителя предприятия повышает качество отечественного бизнеса. Обещания перейти на принцип регистрации в одном окне остаются благими намерениями, равно как и отказ от разрешительного принципа регистрации и адаптация уведомительного. Много головной боли создает требование указывать в учредительных документах виды деятельности. Эта норма никак не мешает дельцам «серого» рынка производить контрафактную продукцию и продавать ее по всей стране. Так что и эта норма, призванная якобы защитить потребителя от недобросовестного производителя, не работает. Наказание за желание работать Белорусская система штрафов является одной из самых жестоких в мире. Она использует принцип Сингапура, но с точностью до наоборот. В этой азиатской стране за брошенную бумажку человеку грозит штраф около $100. При этом здесь в отличие от Беларуси бизнесу гарантирована высшая степень экономической свободы и неприкосновенность частной собственности. В нашей стране сорить можно, где и как угодно – бесплатно. А вот за право отведать экономическую свободу платить приходится очень много. Штрафы за несвоевременную постановку на учет в различные госорганы выходят за рамки здравого смысла. Они могут составить $2000.
Если вы в течение 10 дней не стали на учет в налоговую, вы можете заплатить штраф до $830. В Фонд социальной защиты надо стать на учет в 15-дневный срок. За нарушение этого положения – штраф $35. За несвоевременное предоставление отчета в органы статистики бизнес может получить штраф до $1185. Если вы не почтите своим вниманием  Белгосстрах в течение месяца, то вам могут выписать штраф размером до 10% от суммы взносов. И это вы еще даже не начали работать и не имели возможности пообщаться с налоговыми или другими контрольными органами. Известен один случай, когда одно предприятие за мелкое нарушение налогового законодательства, которое вылилось в доплату в бюджет суммы эквивалентной $1.4, штраф составил $233, т. е. в 168 раз больше. Вот такие у нас строгие нравы по отношению к национальному бизнесу. Регистрация – только начало дороги на Голгофу И вот предприятие зарегистрировано. Директор получил печать и удостоверение, открыл счет и стал на учет во всех организациях. Но заниматься бизнесом пока рано. Чтобы начать работать, ему надо получить разрешения. Неважно, что он выбирал виды деятельности при составлении устава. Не имеет значения, что предприятие должно получать лицензии. Как показал опрос, среднее малое предприятие получает 6 разрешений. На оформление одного надо потратить 52,5 дней. Т. е. получение всех разрешений занимает 315 дней. Получается, что если вы решили начать бизнес с 1 января, то (без учета лицензии) вы сможете полноценно развернуться только где-то к концу октября. Все это время вам надо платить зарплату бухгалтеру и сотрудникам, оплачивать аренду офиса, складов и т.д. Средняя стоимость одного разрешения равна $232,3. Потратившись на регистрацию, офис, наняв людей на работу и не заработав ни рубля, вы должны выложить за разрешения $1394. Данные деньги являются ничем другим, как налогом на право заниматься определенным видом деятельности. Какая женщина отважится на начало такого рискового проекта?
    Белорусская бюрократия так разветвлена, что надо еще постараться найти ту структуру, разрешение от которой вам надо получить. Опрос показал, что 45% МСБ получали разрешения в более 50 государственных органах. В санэпидемстанцией сталкиваются 67% МСБ, с пожарным надзором – 58%, с местными органами власти – 49%, с органами труда – 29%, с энергонадзором – 26%,  а органами охраны окружающей среды – 25%. Как сказал один из участников фокус группы, «я плачу своему сотруднику за то, что он сидит в очередях». 70% респондентов считают процедуру получения разрешений сложной. Основными проблемами являются отсутствие единого информационного источника (66% респондентов), большое количество документов (66%),  большое количество инстанций (61%). Как отмечают белорусские предприниматели, «органы, выдающие разрешения – это государство в государстве... сами придумывают свои полномочия». Так что творческим белорусам, в первую очередь женщинам, прежде чем заняться созданием добавленной стоимости для себя, надо создать достаточно большой объем добавленной стоимости для чиновников. До тех пор, пока мы не определим смысл самой процедуры выдачи разрешения, МСБ будет находиться под постоянной угрозой санкций и банкротства от десятков разрешительных органов. Лицензирование – очередной порог Чтобы бизнес после процедуры регистрации и получения разрешений понял, что ни о каком партнерстве с государством не может быть и речи, он погружается в процедуру получения лицензий. Как показал опрос, она стала менее затратной, но более продолжительной. В 2003 году стоимость получения одной лицензии составляла $260, в 2004 г. - $217. Однако продолжительность лицензирования увеличилась с 39 до 45 дней. 53% респондентов отметили, что расходы на получение лицензий были для них обременительными. 73% респондентов получали лицензии на осуществление 38 видов деятельности. Самые распространенные – на розничную торговлю и общественное питание (54% респондентов), на проектирование и строительство зданий и сооружений (15%), перевозку пассажиров и грузов (13%). 69% МСБ оценивают процедуру лицензирования как сложную. То, что во многих странах предприниматели делают, не выходя из офиса по Интернету (благодаря электронному правительству), у нас превратилось в хождение по мукам. 67% респондентов считают, что основным фактором, который делает лицензирование таким сложным, является большое количество требуемых документов. 60% отмечают, что лицензирование длится слишком долго. Половина опрошенных считают, что требования, которые им предъявляют, неясны. Чтобы продлить действующую лицензию на перевозку пассажиров надо представить более 16 документов, которые занимают около 350 страниц. О влиянии такого бумаготворчества на безопасность пассажиров и объем уплачиваемых им налогов, ничего не известно.
    В сфере лицензирования государству очень легко пойти навстречу малому бизнесу. Отмена лицензирования розничной и оптовой торговли – это первый очевидный шаг. Лицензировать надо только то, что непосредственно связано с охраной окружающей среды, здоровьем граждан и государственной безопасности. Второй простой ход - автоматическое продление лицензии в случае отсутствия нарушений и претензий к производителям товаров и услуг. Налоговая петля А. Лукашенко в своем недавнем послании заявил, что считает «упрощение налоговой системы» актуальной задачей. «Она у нас чрезмерно забюрократизирована, действуют сложные схемы исчисления налогов». Это четкий диагноз проводимой в течение последних 10 лет налоговой политике. С ним согласны респонденты опроса МВФ. 73% предприятий считают администрирование налогообложения сложным и очень сложным. 79% опрошенных оценивает наше налоговое законодательство, как запутанное. 77% указывают на противоречивость нормативных документов министерства по налогам и сборам и министерства финансов. Несколько лет назад выделение МНС из Минфина представлялось, как удачная структурная реформа правительства. Да, чиновникам она принесла пользу. Были созданы десятки новых высокооплачиваемых рабочих мест, а о предпринимателях, о поддержке женщин в неполных семьях никто не подумал.
    74% респондентов отмечают большое количество форм налоговой отчетности, 71% - частые изменения законодательства. 64% считают большое проблемой применение санкций, которые несоразмеримы нарушению. Наконец, 62% опрошенных сказали, что в Беларуси слишком много мелких налогов и сборов (в 2005 г. в Беларуси насчитывается 37 налогов и сборов). Получается, что белорусские власти нарушает все налоговые заповеди ответственного государства. Они утешают бизнес принятием налогового кодекса, который вместо упрощения налоговой системы, снижения налоговой нагрузки и административных затрат на уплату налогов, каждый год делает жизнь МСБ все хуже. Не удивительно, что белорусский бизнес становится все менее конкурентоспособным по сравнению с российским, литовским или польским.
    В результате сложного администрирования налогообложения растут непроизводственные издержки бизнеса, увеличивается количество неумышленных ошибок в учете. Предприятия становятся более уязвимыми перед контрольными органами. Чтобы спастись от рэкета по закону, МСБ уходит в «тень». Декларируемая властями упрощенная система налогообложения используется только четырьмя процентами предприятий. Опрос показал несостоятельность еще одной меры, якобы благоприятной для развития предпринимательства. Из-за разрешительного порядка перехода на упрощенную систему, а также заниженных требований к объему выручки и численности работников предприниматели не видят в ней особого смысла. Для сравнения, как указывает МФК, «в Украине упрощенной системой налогообложения используются 37% малых предприятий с численностью работников до 50 человек и объемом выручки до 1 миллиона гривен в год (около $ 200 000)».
    Существующая сегодня налоговая система для МСБ требует не мягких косметических исправлений, а капитального ремонта. Вместо накопления капитала для инновационного развития белорусский бизнес стал «дойной коровой» государства. У него десятки хозяев, которые из чиновничьих кабинетов, даже не будучи акционерами или учредителями, распределяют его основные ресурсы по своему усмотрению. Если мужчины предприниматели имеют больше склонность решать эти проблемы через неформальные схемы, в том числе взятки, то женщины часто сталкиваются с требованиями совершенно иного характера. При благоприятном деловом климате вероятность таких требований к женщинам резко снижается. Цены устанавливает государство Декларированная политика ценовой либерализации закончилась фиаско. Опрос МФК убедительно доказывает это. 60% опрошенных предприятий отметили, что цены на их продукцию регулируются государством. В торговле и общественном питании, где работает большего всего МСБ, на вмешательство государства в регулирование цен указали 69% респондентов, в строительстве – 72%, в транспорте и связи – 47%, промышленности – 44%. Правительство заверяет людей, что регулирует цены для того, чтобы сделать товары и услуги доступнее самым бедным. Слова сильно расходятся с делом. Несмотря на то, что 72% предприятий строительной отрасли отметили, что цены на их продукцию регулируются государством, рост цен на жилье в г. Минске достигает 35-38% в год. Разве бедным не надо строить и ремонтировать жилье? Такая политика резко противоречит декларациям о социальной ориентации жилищной политики.
    Если бы правительство действительно хотело помочь малому бизнесу, оно бы прислушалось к мнению 79% руководителей опрошенных предприятий, которые считают регулирование  цен препятствием для развития предприятия. При помощи фиксации цен государство ограничивает возможности предприятия в накоплении капитала, способствует вмыванию оборотных средств (не учитывает инфляцию) и увеличивает непроизводственные затраты и бумагооборот. Это значит, что правительство своими руками бьет в самое сердце экономики – в ее конкурентоспособность. Чиновники отчитываются о низким уровне инфляции, а многодетные семьи теряют надежду вселиться в свою квартиру. Проверяют меньше, но от этого не легче В 2004 году количество проверок МСБ уменьшилось. В 2003 году 90% предприятий были подвержены проверкам, в 2004 г. – «только» 66%. Среднее количество проверок на одно предприятие сократилось с 12 до 10, а средняя продолжительность – с 60 до 24 дней. Тенденция, безусловно, позитивная, но до ситуации, когда малый бизнес проверяют всего лишь раз в год еще очень далеко. Когда один месяц в году у вас на фирме сидят контролеры, то вы в это время едва ли думаете о росте производительности труда. 70% респондентов считают процедуру проверок сложной.
Основные проблемы, которые отмечают предприниматели при проведении у них проверок, это чрезмерные полномочия проверяющих (на эту причину указали 48% респондентов), неадекватность санкций допущенных нарушениям (40%) и отсутствие детализированной и понятной процедуры проведения проверок (37%). Иными словами, каждая проверка может потенциально вылиться в субъективный произвол контролера против предпринимателя.
    Не зря МСБ Беларуси так сильно боится контролеров. Их появление почти наверняка заканчивается санкциями. По результатам проверок в 2004 г. 61% предприятий были оштрафованы. Фонд социальной защиты проверил 44% МСБ и применил санкции к 49,5% предприятий. Санстанция также проверила 44% МСБ, но штрафы получили 56,5% предприятий. Налоговая инспекция проверила 77% предприятий. Под санкции попали 78,2%. Интенсивнее всех работал пожарный надзор. Он проверил 80% МСБ и наказал 66,9%. Из года в год сохраняется анормальная ситуация, когда из каждых пяти предприятий четыре являются нарушителями налогового законодательства, когда каждые два их трех МСБ платят штрафы за нарушение тех или иных требований государства. Через проверки государство еще раз показывает МСБ его место и статус не равноправного партнера, а слуги, мальчика на побегушках. Суть системы проверок очень точно описал один из участников фокус группы: «Будет следующая проверка, которая проверит, почему предыдущая ничего не нашла...».
    Перед лицом проверяющих с неопределенными полномочиями МСБ чувствует себя абсолютно беззащитным. 30% сталкивались с неправомерными действиями контрольных органов. 74% респондентов их даже не обжаловали. 51% опасаются мести со стороны контролирующих органов, 51% не верят в объективность вышестоящих органов и 41% считают, что суд в стране судит предвзято.
Таким образом, государство своими действиями и бездействием разрушает доверие между бизнесом и властью. В Беларуси до сих пор нет закона, который бы жестко регламентировал права и ответственность проверяющих, который бы вменял контролирующим органом обязанность компенсации за ущерб, нанесенный бизнесу. Ну а наличие такого органа, как Комитет государственного контроля, который может проверять всех и вся в любое время, едва ли добавляет доверия между деловым сообществом и государством. Впрочем, власти по-настоящему не заинтересованы в партнерстве. Опрос МФК, многочисленные интервью с женщинами-предпринимателями демонстрируют, что режим взаимоотношений «господин – слуга» их больше устраивает. Для страны такие отношения не просто бесперспективны, но вредны и аморальны. Для женщин, которые находятся в жестких рамках государственного регулирования, высоких поборов и шовинистических практик, такое отношение к предпринимательству усугубляет существующие проблемы и консервирует существующие дискриминационные практики. Справка: В I квартале 2005 г. по данным текущей отчетности из 30,9 тыс. субъектов малого предпринимательства в торговле и общественном питании работало 12,5 тыс. предприятий (40,4% от их общего числа), в промышленности – 7,1 тыс. предприятий (23%). В среднем за период списочная численность работников субъектов малого предпринимательства в целом по республике составила 302,1 тыс. человек, в том числе на предприятиях промышленности – 114,8 тыс. человек, в торговле и общественном питании – 88,6 тыс. человек, строительстве – 45,7 тыс. человек.
В I квартале 2005 г. малыми предприятиями было произведено продукции, работ, услуг в текущих ценах (за вычетом налогов и платежей из выручки) на сумму 1838 млрд. рублей. За I квартал 2005 г. выручка от реализации товаров, продукции, работ и услуг (включая стоимость покупных товаров), полученная малыми предприятиями, составила 5182,4 млрд. рублей, в том числе предприятиями торговли и общественного питания – 2263,7 млрд. рублей (43,7% от общего объема выручки), промышленности – 983,1 млрд. рублей (19%). Министерство статистики и анализа Республики Беларусь 2005

Другие материалы в этой категории: « Лицом к «будущему» Льготы для обновления »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!