Закон шлагбаумов

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Разговоры о вреде лицензирования в его нынешней форме идут не первый год. В кулуарах пятьдесят министерств, концернов и других организаций ведут ожесточенную борьбу за то, чтобы контролируемые ими сегодня виды деятельности не исключались из списка лицензируемых. Тот факт, что декрет о лицензировании не подписывается уже более года, свидетельствует, во-первых, о мощи отечественной бюрократии, во-вторых, об отсутствии политической воли у руководства лишать сотни чиновников синекур и дополнительных «серых» источников дохода, в-третьих, о неготовности власти создавать для бизнеса привлекательный инвестиционный климат. Можно проводить хоть по конференции в месяц на тему инвестиций. От этого денег в стране больше не будет.  

Очевидно, не зря министр финансов Николай Корбут заговорил о «новых источниках финансирования». Отраслевые министерства взяли под козырек и дружно начали перекраивать рынки под видом упорядочения, под флагом поддержки отечественной промышленности. Пожалуй, лучше всего их деструктивная деятельность видна в секторах так называемой новой экономики: производстве компьютеров и оказании услуг по обслуживанию сложной электроники. Прямой ущерб бюджетам разных уровней от существующего порядка лицензирования производства этих товаров и услуг оценивается в миллионы долларов ежемесячно. А если посчитать косвенные потери (разрушенные рабочие места, изгнанные инвестиции и «мозги»), то можно сделать вывод о том, что деятельность Министерства промышленности не укладывается в концепцию национальной экономической безопасности.

Слишком много производителей компьютеров

Сборку компьютеров в Беларуси начали лицензировать в 1997 году. Тогда проблем с выдачей разрешений не было. Министерству промышленности было поручено регулировать новую экономику. Это было «золотое» время для производителей компьютеров, потому что тогда чиновники не успели еще принять тысячи нормативных актов, которые в дальнейшем значительно усложнили работу на рынке. Прошло 5 лет. Истек срок действия первых лицензий. Отраслевые руководители заматерели и обросли связями со «своими» производителями. Поскольку жизнь многих государственных предприятий в конкурентной среде ухудшилась, процесс получения лицензии ля частников стал долгим и мучительным. В авангард борьбы с новой экономикой стало министерство промышленности. Именно данный орган несет ответственность за то, что процесс получения лицензии сегодня занимает 7 – 8 месяцев. Фирма Hewlett Packard или Macintosh просто умерли бы, не родившись, если бы им пришлось получать лицензии по правилам, написанным белорусскими чиновниками. Подчиненные А. Харлапа скорее съели бы свои шляпы, чем выдали лицензии на сборку компьютеров, принтеров и другой сложной техники в гараже. Одной из причин такого отношения к лицензированию производства компьютеров является кадровый состав министерства промышленности. Там работает много бывших работников завода НПО вычислительной техники им. Ордженикидзе (НПО ВТ). На их родном заводе простаивают огромные площади, которые достались им по наследству с советских времен. По логике правительства, раз есть производственные площади, значит, их нужно нагружать, чтобы не простаивал ни один устаревший станок, ни один метр разрушающихся копрусов. Логика безукоризненна, но при наличии огромных пустых цехов у руководства концернов и предприятий нет идей, которые могли бы материализоваться в производство пользующихся устойчивым спросом товаров.

Как лучше всего загрузить бывших гигантов электронной промышленности в условиях существующей конкуренции на рынке производства компьютеров? Без государственной помощи они на протяжении последних лет устойчиво работают с отрицательной рентабельностью. Есть рыночный путь. Можно закупить современные лицензии на производство товаров мирового уровня, организовать производство с низкими затратами и посредством правильной маркетинговой и ценовой политики завоевать сердца и кошельки белорусских потребителей. Для того чтобы идти по нему, нужна сильная мотивация собственников, четкая защита их прав, хорошее знание данного бизнеса. Поскольку людей с таким подходом в Минпроме практически нет, а предприятия, подчиненные данной структуре – казенные, то чиновники решили идти по другому пути. «130 предприятий, которые собирают в Беларуси компьютеры – это слишком много» - подумали минпромовцы и решили сократить число производителей до 30. На коллегии министерства обсуждался вопрос о слишком сильной конкуренции на данном сегменте рынка, о необходимости загрузить свои площади и упорядочить компьютерный бизнес. Контролировать 30 компаний гораздо проще, что 130. Поскольку процесс получения лицензии может быть очень длинным, тернистым и дорогим, то чиновники, которые отвечают за загрузку простаивающих мощностей пошли навстречу пожеланиям трудящихся, т.е. государственных производителей компьютеров. Заинтересованным в лицензиях частным фирмам последовали предложения разместить свои производства на пустующих площадях бывших гигантов социндустрии, в том числе на НПО ВТ. Многие руководители белорусской промышленности хорошо помнят, как во времена сотрудничества в рамках СЭВ они получали деревянные ящики с комплектующими из Германии, Венгрии или Болгарии, собирали вычислительные машины, ставили лейбл «ЕС ЭВМ г. Минск», «накручивали» свои 20% и распределяли «современные» ЭВМ по всему Советскому Союзу. Многим хочется вернуться к такой форме «бизнеса», отсюда и попытки воссоздать государственное производство компьютеров с учетом новых реалий. Минпром задумал перекроить рынок производителей компьютеров, не думая о последствиях для потребителей и бюджета. Наверняка не обойдется без привлечения ресурсов инновационных фондов. Минпром будет пытаться сделать белорусский конкурентный компьютер. Идея благородная. Под ее реализацию можно и программу импортозамещения запустить. Чиновники забыли спросить мнение экспертов-компьютерщиков. Даже самые отъявленные оптимисты среди них уверены в том, что по компьютерному «железу» Беларусь отстала от мировых стандартов навсегда. Но чиновники министерства промышленности все еще мечтают возродить былую славу на отдельно взятом внутреннем рынке Беларуси, собрав под своей крышей частные компании.

Во благо России, в ущерб Беларуси


По сути дела, Минпром, возглавляемый Анатолием Харлапом, предпринимает активные попытки олигополизации различных секторов промышленного рынка. Прогнозировать дальнейшее развитие ситуации достаточно просто. 30 «любимчиков» получат свои лицензии. Многие станут частью производственных структур предприятий Минпрома. Опасения такого развития ситуации были давно, поэтому многие компании уже перенесли свои производства в соседнюю Россию. Оттуда они поставляют уже российские компьютеры на белорусский рынок без уплаты тех налогов, которые они платили бы в Беларуси. Попытались было некоторые белорусские компьютерные компании построить свои брэнды, но какой тут брэндинг при такой политике правительства? Из России к нам идут уже другие марки. Потребителям невдомек, что это все те же белорусские производители, но только платящие налоги в российский бюджет. Размещая производство в России, белорусские предприниматели выигрывают еще в одном аспекте. Они легко получают сертификат соответствия, что освобождает их от необходимости прохождения через эту сложнейшую процедуру в Беларуси. В результате производители компьютеров, изгнанные в Россию, все равно будут работать на белорусском рынке, но под новыми марками. Наша страна потеряет сотни рабочих мест. Бюджеты РБ разных уровней не досчитаются доходов, а лучшие мозги просто перетекут в соседнюю страну. Поскольку оставшимся белорусским производителям трудно будет выдержать конкуренцию с российскими (более высокие налоги, административные и производственные издержки), то они через Минпром потребуют либо защитных мер от российских (бывших белорусских) товаропроизводителей, либо субсидий и налоговых льгот. Так или иначе, Минпром опять залезет в карман налогоплательщиков и будет инициатором торговой войны с российскими производителями. Таковы будут последствия «упорядочения» производства компьютерной техники.

Люди-шлагбаумы

Аналогичная ситуации сложилась с лицензированием сервисных и ремонтных услуг. Соответствие уровня знаний специалистов частных фирм государственным требованиям устанавливают все те же сотрудники НПО ВТ. Причем эта «услуга» обходится ремонтникам почти в миллион рублей. За эти деньги представители выдающего лицензии органа проверяют рабочие места на соответствие техники безопасности, освещение, оснащение и т.д. Контролеры, сами не научившись производить и продавать сложную электронную технику, занимаются, по сути дела, продажей индульгенций, т.е. права производить определенную продукции в определенный промежуток времени. В частных сервисных центрах работает немало сильных профессионалов. Таких центров много, поэтому в условиях конкуренции они дорожат своей репутацией. О том, что удовлетворение потребителя – это далеко не все, что им важно для устойчивой работы на рынке, им регулярно напоминают в министерстве промышленности. При получении или продлении лицензии предприятие обращается в ведомство А. Харлапа или подведомственную ему структуру. Потом назначается экспертная комиссия, которая въедливо начинает проверять ваши производственные помещения и задавать вопросы типа: «А почему у вас не указана нагрузка на стеллаж?» Человек, который умеет оказывать определенные услуги, оказавшись без работы, казалось, легко сможет прокормить себя, ремонтируя электронику, мебель или одежду. Это было бы так, если бы  не надо было получать лицензию. Выполнение существующих требований Минпрома не по карману начинающему предпринимателю. Поэтому вся грозная бюрократическая машина по выдаче лицензий направлена против малого бизнеса. Те компании, что побольше, пищат, ругаются, но, стиснув зубы и подняв цены на свои услуги, терпят. Вместе с нами, потребителями их услуг.

В Беларуси экспертизу на соответствие требованиям лицензии по оказанию услуг по ремонту электроники проводят Гомельский радиозавод, НПО «Гарант» и НПО ВТ. Стоимость экспертизы на разных предприятиях разная: от 250 до 800 тысяч рублей. Когда проверка затягивается, контролеры начинают спрашивать: «А какое производство вы могли бы разместить на наших площадях? Если согласитесь, никаких проблем с лицензией у вас не будет». Известно, что закон «О бюджете» на 2003 г. устанавливает, что предприятия органов госуправления имеют право получать большое количество финансовых и налоговых благ. Получается, что Минпром и подчиненные ему предприятия просто сманивают частников под свою крышу и избавляются от независимых производителей. Не обошли эти трудности стороной многие крупные белорусские компании типа «Таир». Положение независимых от Минпрома производителей становится чрезвычайно уязвимым. Право работы на рынке дорожает, а Минфин наивно радуется открытию «новых источников финансирования». Очевидные потери бюджета от закрытия более сотни предприятий его не интересуют. Хорошо и руководству Минпрома, которое в своих отчетах пишет о поддержке отечественной промышленности. Напоминаем им, что НПО ВТ в последние годы известен не современными компьютерами, а сдачей торговых площадей в аренду. Этот стилизованный электронный завод известен в народе, как «Олимп». Но причем же здесь поддержка промышленности и компьютерного производства?

Кто выигрывает от того, что выдача или продление действия лицензии занимает от 5 до 7 месяцев? Только не потребители и предприниматели. Если посчитать потерянное время юристов, бухгалтеров, секретарей и менеджеров на получение десятков справок, копирование и заверение документов, совершение легальных и «серых» платежей, то стоимость одной лицензии переваливает за $3000. А ведь вслед за получением идут проверки по правильности выполнения положений лицензии. Более бесполезного занятия трудно себе представить. Деньги тратятся не на снижение издержек, развитие новых технологий или рост зарплаты, а на поддержание людей – шлагбаумов, которые в своей жизни зазубрили только две команды - «пущать» или «не пущать». Зависимость между качеством услуг и стоимостью процедуры получения лицензий никто еще не установил. Наверно, ее просто не существует, потому что любой процесс можно ускорить при взятке адекватного размера.

Емкость компьютерного рынка Беларуси в лучшие времена (1995 – 1996 гг.) оценивалась западными экспертами (на основании «белых» и «черных» поставок компьютеров и комплектующих) от $160 до 200 млн. в год. НПО ВТ по своей методике оценивало его в $30 млн. Продавцы и производители компьютеров в Беларуси полагают, что в стране работает от 500 до 700 тысяч компьютеров. Если сюда добавить десятки тысяч принтеров и ксероксов, факсов и сканнеров, миллионы телевизоров и музыкальных центров, то становится понятным, почему Минпром так активно взялся за передел рынка ремонтных услуг и сервиса электроники. Если Минпрому вдруг покажется, что ремонтных мастерских у нас тоже слишком много, что надо нагружать дома быта и свои корпуса, то нам, потребителям, очень скоро придется платить за ремонтные услуги и сервис на 20 – 35% больше. Лучшим подарком к Новому году нам, потребителям, было бы принятие принципиально нового порядка лицензирования, лишения права министерства расширять список лицензируемых и установление списка из 10 – 15 лицензий. Ознакомившись с последним проектом декрета «О лицензировании», который «гуляет» в коридорах правительства, с сожалением можно констатировать, что люди Минпрома и Минсвязи, Минсельхозпрода и Минторга – люди –шлагбаумы побеждают.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…