Концепция продовольственной безопасности

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

10 марта 2004 года Совет Министров постановлением № 252 принял Концепцию национальной продовольственной безопасности Республики Беларусь. Облисполкомам и Минскому горисполкому рекомендовано принять меры по ее реализации. Национальной академии наук поручено осуществлять мониторинг состояния продовольственной безопасности. Если сравнить количество законодательных актов разных структур власти, которые в той или иной степени касаются сельского хозяйства с реальными финансовыми и качественными показателями данного сектора, то пора было бы принимать Концепцию защиты села от сторонников теории продовольственной безопасности.  

Путь на Запад, но через Советский Союз Сам факт принятия данного документа говорит о сильно ассиметричном восприятии сельского хозяйства и аграрного сектора предпринимателями и потребителями с одной стороны и его государственными администраторами с другой. Можно понять правительство какой-нибудь африканской стране, когда оно принимает подобный документ. Сотни тысяч умирающих от голода детей, эпидемии страшных заболеваний действительно заставляют идти на радикальные меры. Но в Беларуси сельское хозяйство уже более 10 лет входит в тройку национальных приоритетов. Оно регулярно получает от государства более полмиллиарда финансовой и ресурсной помощи и дотаций. При нормальной организации с/х бизнеса перед правительством стояла бы проблема сбыта урожая, перепроизводства зерновых, мяса и молочных продуктов. Однако Беларусь пошла другим путем – в Киев через Москву. Ну и что, что длиннее, зато свежим воздухом надышимся вдоволь.
Главными разработчиками Концепции являются Р. Внучко, М. Мясникович, В. Гусаков, З. Ильина, С. Шапиро, В. Бельский. У правительства появилась методологическая база «для выработки решений по совершенствованию агропродовольственной политики и стратегии социально-экономического развития». Большинство этих людей уже давно рулят нашей экономикой, поэтому принципиально новых предложений от концепции ждать не приходится.
Уже во введении есть целый ряд весьма сомнительных тезисов. Первый – о важности продовольственной безопасности для всех стран мира. Вопрос питания в богатых странах давно стоит с позиции культуры еды. Продовольствие дешевое и доступное, ассортимент – голова кругом идет, поэтому люди страдают ожирением. Доля с/х производства в ВВП не превышает 2 – 3%, в структуре занятости – до 5%. После зеленой революции последних 30 лет, когда высокие технологии пришли в сельское хозяйство, перебои с продуктами питания в развитых рыночных экономиках могут возникнуть, наверно, только в случае массового падения метеоритов на все континенты одновременно. Голодающую Африку, которая застряла на первобытном уровне, некорректно сравнивать с Беларусью. Тем более что сами авторы Концепции считают нашу страну по уровню потребления близкой к ЕС, США и Канаде.
    Второй пронафталиненный тезис – о том, что «экспорт и импорт с/х товаров и продовольствия (прежде всего зерна) остаются важнейшими сферами мировой экономики, в которых активное вмешательство государства является основополагающим фактором ценообразования и обмена продукцией..». Даже в аграрно ориентированной Беларуси продовольствие не входит в тройку ведущих экспортеров и импортеров. В структуре торговли богатых стран эти товары едва ли входят в десятку ведущих секторов экономики. Из-за резкого ограничения конкуренции на рынке стран ЕС средняя европейская семья переплачивает за продукты питания около 3000 евро в год. Если задача нашего правительства – обеспечить наше население дешевыми и качественными продуктами питания, то надо проводить политику чуть ли не прямо противоположную европейской.
    Самым трудным для понимания является тезис о продовольственной стратегии государства, которая якобы «заключается в оптимальной для национальных условий комбинации политических, экономических, социальных, культурных, психологических и прочих факторов, ориентированных на более полное снабжение населения продуктами питания..». Разумеется, что «оптимум» определяется ответственными чиновниками в правительстве и Минсельхозпроде. При этом ссылки на структуры ООН, которые десятилетиями активно противодействуют созданию конкурентного мирового рынка продовольствия, призваны придать разработчикам солидность и научность.

Незнание истории, мировой и собственной
В самом начале Концепции авторы дают краткое, часто ошибочное и тенденциозное описания развития мирового сельского хозяйства и производста продовольствия. По их мнению, «мир вступил в период долгосрочного, а не временного, конъюнктурного снижения объемов производства продовольствия на душу населения, что связано с ошибками в социальной, экономической и сельскохозяйственной сферах, а также нарушениями экологического равновесия». Белорусские эксперты согласны с тем, что мир ожидает повышение цен на все виды продовольствия при сокращении их предложения. Эти тезисы противоречат фактам реальной жизни и экономической логике. По данным всех международных организаций число голодающих людей постоянно снижается. На меньшей территории с/х угодий можно получать гораздо лучшие урожаи. Китай, легализовав частное с/х производста и собственность, не только накормил себя, но и стремительно превращается в крупного экспортера. По такому же пути идет Индия.
В мире нет примеров роста реальных цен ни одного товара в долгосрочном периоде. Это относится не только к электронным товарам, но к металлам, древесине и с/х продуктам. Поэтому вывод авторов Концепции относительно того, что «сложности на рынке продовольствия усугубляются», является, мягко говоря, экстраполяцией белорусской колхозно-совхозной системы на мировую экономику. Вывод о необходимости обеспечения продовольственной безопасности на основе «собственно производства», «продовольственного самоопределение» - это путь к опасной самоизоляции, т. е. к высоким ценам на продовольствие и низкой технологичности всего аграрного производства. Когда правительство принимает документ с выводом о том, что «рыночный механизм не в состоянии обеспечить равновесие спроса и предложения на рынке продовольствия и сырья даже при ценах и доходах, паритетных с другими отраслями», оно демонстрирует не только незнание основ экономики, но также собственной истории. Не в таком уж далеком прошлом продовольствие в Беларуси было по карточкам, питание – скудным, потому что вместо рыночного механизма работал советский, т. е. распределительный. Модель продовольственной безопасности Правительство предлагает рассматривать четыре уровня продовольственной безопасности: национальный, региональный, социальных групп населения и домашних хозяйств. Способами решения проблем являются собственное производство, импорт или два этих способа вместе. И вот чиновники Минсельхозпрода будут рекомендовать оптимальную, с их точки зрения, модель продовольственной безопасности, чтобы решать задачу самообеспечения продовольствием. В качестве базовых продуктов Концепция предлагает рассматривать зерно, картофель, овощи, плоды, сахар, масло растительное, молоко, мясо и яйца. Баланс производственных ресурсов, достаточных для продовольственной безопасности и оптимального экспорта составляет следующую пропорцию: 80 – 85 % - собственное производство, 15 – 20 – импорт и 15 – 20% - экспорт. Почему именно такие пропорции должны обеспечить нашу безопасность, в концепции не пояснено. Чтобы выйти на эти параметры, правительство предлагает значительно увеличить объемы с/х производства, а также провести существенные структурные преобразования и повысить жизненный уровень населения. При этом оно вполне реалистично заявляет, что «реализация этих задач на ближайший период в полном объеме маловероятна». Концепция, вопреки декларируемому официальной статистикой бурному росту ВВП, отмечает, что «затянувшийся кризис экономики стал основной причиной снижения жизненно уровня населения и внутреннего производства продуктов питания».
Правительство ставит задачу, чтобы расходы на продовольствие не превышали 50% общих расходов населения, а в перспективе – 30 – 35%. По итогам 2003 года в структуре потребительских расходов домашних хозяйств продукты питания составили 45,8%. Если цены на ЖКХ, общественный транспорт и другие услуги будут дорожать так же стремительно, то целевой показатель правительства можно будет выполнить. Вот только жизнь от этого богаче и сытнее не станет.
    Самое печальное, что Совет Министров проигнорировал собственный печальный опыт проведения аграрной политики. В Концепции констатируется, что по сравнению с 1990 годом производство ряда особо важных продуктов в натуральном выражении снизилось в три раза. Потенциал месячной покупательной способности в оценке по мясным продуктам в расчете на душу населения в 1990 году составлял 100 килограммов, в 1995 году – 28, в 2001 году – 16 кг. «На 1 июня 2003 года сбалансированное питание по рекомендуемым медицинским нормам при расходе на продовольствие 35 процентов, в республике было доступно группам населения с уровнем доходов 480 тыс. рублей на душу в месяц». Какие еще нужны аргументы, чтобы отказаться от государственной собственности на землю и стремиться к созданию полноценного аграрного рынка с равным доступом для всех? Но белорусский крестьянин, если следовать Концепции, снова обречен быть батраком на свой собственной земле. Внутренние и внешние угрозы Концепция подробно описывает, откуда может исходить угроза национальной продовольственной безопасности. Среди факторов, которые оказывают негативное воздействие на экономику, отметим «часто меняющуюся нормативно правовую базу..., насыщении продовольственного рынка импортными товарами, оттеснение отечественных товаропроизводителей в рыночной среде, низкие темпы повышения уровня жизни населения, слабое развитие инфраструктуры рынка, низкую эффективность кредитно-денежной, налоговой и таможенной политики...». По версии правительства, чуть ли не вся экономика должна работать на аграрный сектор. Если налогоплательщики в других секторах, а также потребители должны платить высокие налоги и покупать чрезвычайно дорогое продовольствие, то как они могу быстро повышать уровень благосостояния?
    Вся протекционистская сущность правительства проявляется в перечислении внутренних угроз: усиление импортной зависимости по продовольственным товарам, чрезмерная открытость экономики, криминализация экономических отношений. Не надо быть провидцем, чтобы предположить, что Беларусь собирается активно использовать высокие таможенные пошлины, квоты, налоги, целый набор других мер нетарифного регулирования, чтобы защитить неэффективных производителей от иностранных конкурентов.
    Огорчает включение в перечень внешних угроз целого ряда факторов: возможная технологическая блокада, опасность которой возрастает из-за отставания в научно-технической сфере, возможная потеря рынков сбыта в дальнем и ближнем зарубежье, перепроизводство производства в других странах, экономическая и финансовая зависимость от других стран. При таком подходе собственные ошибки предприятий и правительства РБ, которые привели к технологическому отставанию, могут рассматриваться, как внешняя угроза. Неужели странам ЕС, США или России для того, чтобы идти в ногу с отстающими белорусскими аграриями, надо не развиваться свои производства?
Еще абсурднее выглядит тезис о финансовой и экономической зависимости. Беларусь – малая открытая экономика. Она не в состоянии влиять на мировой уровень цен, и по определению зависит от внешних рынков. Игнорируя интеграцию в ЕС и международное сообщество, мы никак не может повлиять на с/х политику тех стран, которые дотируют свой аграрный сектор на десятки миллиардов евро. У нас даже с Россией не получилась свободная торговля с/х продукцией. Мир не будет топтаться на месте, ожидая, пока белорусские полисимейкеры осознают губительность колхозно-совхозного пут. Глобализация, современные финансовые рынки устанавливают жесткие правила игры. Если Беларусь хочет иметь успех в аграрном секторе и в экономике в целом она обязана им подчиниться. Из Концепции же следует, что мир вокруг нас экономически враждебен. От него надо как можно плотнее закрыться. Можно смело предположить, что страна, которая занимает в мире 0,15% территории, имеет 0,17% населения и производит 0,06% мирового ВВП не может быть законодателем мод ни на региональном, ни тем более на глобальном с/х рынке.
    Пожалуй, самым главным перлом Концепции является включение в перечень угроз продовольственной безопасности следующего тезиса: «неготовность государства к введению нормативного распределения продуктов питания в случае возникновения продовольственного кризиса..». Это звучит чуть ли не как призыв на месяц перевести страну на талоны на продукты питания, чтобы отработать мобилизационную модель. Очень инновационный подход для XXI века. А за угрозой того, что с/х предприятия «вынуждены реализовывать свою продукцию по заниженным закупочным ценам», стоит страстное желание Минсельхозпрода поднять цены на продукты питания для внутренних потребителей, запретив им покупать иностранное мясо или молоко.

Что будет делать правительство
Те немногочисленнее оптимисты, которые рассчитывали увидеть в Концепции необходимость частной собственности на землю, приватизацию с/х предприятий, развитие ипотеки и рынка земли оказались посрамлены. В документе сохранены основные подходы советского с/х планирования и менеджмента. «В качестве основной формы государственной поддержки агропромышленного комплекса широкое распространение должны получить целевые программы, стимулирующие производство тех видов сельскохозяйственной продукции, которые наиболее конкурентоспособны на российском и мировом продовольственных рынках». Это значит «государственная поддержка основных товаропроизводителей сельскохозяйственной продукции», «финансовая поддержка агропромышленного производства», т. е. еще больше дотаций, бесплатных кредитов, льгот и налоговых каникул, административное ценорегулирование и противодействие импорту. Неужели кто-то надеется с такой политикой рассчитывать на то, что Россия и ЕС откроют нам свои внутренние рынки?
К сожалению, Концепция направлена на то, чтобы белорусы покупали продовольствие по ценам выше мировых, а иностранцы имели возможность получать дотированную продукцию наших государственных с/х предприятий. У нас вроде бы должна быть социально ориентированная, в первую очередь, на граждан Беларуси экономика. Почему же деньги наших налогоплательщиков должны помогать иностранцам сокращать их расходы на продукты питания?
    Итак, мы получили еще один объемный документ, который вроде призван гарантировать горожанам качественные и дешевые продукты питания, а сельчанам – стабильные доходы и развитие бизнеса. Как это часто бывает в нашей стране, хотели, как лучше, а получилось – как всегда. Белорусский аграрный сектор, в том числе перерабатывающий, не спасут косметические правки в существующие правовые и экономические механизмы. Ему нужны глубокие системные реформы, которыми в Концепции и не пахнет. Нас, белорусских потребителей, спасет только тот факт, что подобные концепции пишутся для формальной отчетности, а не конкретной реализации. Жизнь, в том числе на селе, будет идти вопреки принятому правительством документу. Только вот сердце щемит от того, что после 3 – 5 лет продолжения предлагаемой с/х политики в деревнях и колхозах останутся, преимущественно, старики и алкоголики. И в этом основная, морально-экономическая угроза принятой Совмином Концепции.
 

Оценка национальной продовольственной безопасности Беларуси по производству

Показатель

Годы

Уровни

 

1990

1995

2000

2002

Оптимальный

Критический

Зерно

7035

5502

4856

5990

9000

6000

Картофель

8590

9504

8718

7421

10000

6500

Овощи

749

1031

1379

1507

1700

1000

Рапс

69

26

72

60

150

130

Сахарная свекла

1479

1167

1458

1146

2200

1500

Мясо

1758

995

854

883

1500

1000

Молоко

7457

5070

4489

4772

7500

4500

Яйца (млн. штук)

3657

3373

3288

2923

2900

2000

Источник: Концепция национальной продовольственной безопасности Республики Беларусь. 2004

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!