Ветеран белорусского рынка

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Владимир Качанув работает на белорусском рынке 14 лет. Наряду с первыми кооператорами Беларуси его можно назвать пионером белорусского рынка. Сегодня он возглавляет целого ряда компаний в нашей стране. Среди них такие известные имена, как Nikon, Precoptic, Heureca Fic, целый ряд польских, немецких, австрийских, итальянских и японских производителей. Написав несколько книг во времена своей бурной молодости в польской «Солидарности», прямо или косвенно поучаствовав в трех военных конфликтах, Владимир Качанув выбрал себе мирную профессию зарабатывать деньги. С юмором относясь с своей сложной работе, он помогает восстанавливать исторические храмы, оздоравливает белорусских детей и, как раба в воде, плавает в лабиринтах белорусской бюрократии. Об инвестиционном климате, перипетиях работы на нашем рынке, т. е. о приключениях поляка в Беларуси сегодня пойдет речь. 

Владимир, вас по праву можно считать ветераном бизнеса в Беларуси. Вы здесь работаете 14 лет. Что за этим стоит, высокая прибыльной белорусского рынка, нехватка адреналина от скучного бизнеса в развитых странах или просто проверка себя на прочность?

Работать в Беларуси очень интересно. Для меня 14 лет здесь – это захватывающее время. Здесь и деньги, и вызовы. А какие у вас красивые девушки. Мы работаем со многими структурами частными и государственными структурами. К примеру, Гомельская, Гродненская, Минская и Брестская областная санитарно-эпидемиологическая станции. Они – мои хорошие клиенты. Покупают достаточно много. У нас хорошие деловые отношения Госстандарт, с его лабораториями, которые проверяют импортные продукты питания. Мы помогли оснастить лабораторию 3-его молочного завода г. Минска. Мы продаем оборудование для кардиохирургических кабинетов и операционных, в том числе для президентской больницы. Я горжусь тем, что могу поставлять оборудование в детскую онкологию в Боровляны. Представляя интересы различных компаний, я чутко реагируют на спрос на рынке. Мой регион – от Буга до Владивостока. В Беларуси я работаю через представительство и коммерческой деятельности здесь не веду. Боже упаси. Хозяйственной деятельностью здесь занимаются две белорусские компании, которые занимаются обслуживанием поставляемого мною оборудования.

В чем специфика работы на белорусском рынке? Ведь, представляя такие известные компании, как Nikon, к вам наверняка, предъявляют целый ряд требований.

Мы продаем и хотим увеличить объем продаж в Беларуси самых современных микроскопов «Никона». Это лучшая техника, которая сегодня доступна человечеству. Знаете, меня сильно удивляет один факт. Почему бедная Беларусь покупает не лучшее, что есть, а, откровенно говоря, старую, низкопробную продукцию? Мы внимательно отслеживаем состояние данного рынка в вашей стране. Вы покупаете статье, технику прошлого века. У меня складывается впечатление, что люди, которые обязаны разбиваться в технике и оборудовании, такими знаниями не обладают. Те, кто принимает решения по закупке импортной техники, делает это вслепую, не зная, что он теряет. Деньги выбрасываются на ветер.

А кто ведет эти закупки? Наверняка, используются государственные средства. Трудно представить такое халатное отношение со стороны частного собственника.


Закупками занимается Министерство здравоохранения и те структуры, которые работают с ним. Часто покупается техника от неизвестных компаний, а потом на нее наклеиваются брэнды известных компаний. Представьте себе, что некоторые компании продают здесь оптику еще 30-х годов XX века. И это ведь покупают! Потому что покупатели невежды.

Но ведь вы, как представитель авторитетных компаний можете участвовать в тендерах и доказывать преимущества своих товаров? Вас не допускают к аукционам?

Да, тендеры проводятся, но здесь есть проблема. На уровне руководства министерства здравоохранения идет мощное лоббирование отдельных фирм. К примеру, в Могилевской области я выиграл тендер на несколько миллионов евро. Получил письменное подтверждение, а один из губернаторов и министр здравоохранения приказали закупать эти товары от других . В результате были приобретены более плохие товары. По такой же цене. У меня есть все необходимые документы, чтобы доказать это.
    Второй аналогичный случай произошел в Брестской области. Тогда я написал письмо советнику президента господину Ткачеву. Я спросил у него, почему в Беларуси покупают низкокачественную продукцию на бюджетные деньги. У меня были претензии к заместителю губернатора Брестской области. Эти чиновники поддержали фирму-банкрота, которая поставляет оборудование 50-х годов прошлого века. Опять меня с моим современным оборудованием и гарантиями тихонько ушли. Почему? Потому что я обратил внимание председателя тендерной комиссии ПТРУП «Белмедтехника» на то, что его юристы просто безграмотные. Я предложил подучить их. Я, поляк, научу их белорусского закона. Я предоставил им сравнительный анализ всех предложенных типов оборудования и доказал, что мое – лучше. Разумеется, никто меня не послушал.

Вы 14 лет работаете на рынке. Хорошо его знаете. Что изменилось за это время?

Если бы все указы господина Лукашенко исполнялись, то было бы очень хорошо. Но чиновники на местах либо игнорируют верховную власть, либо просто некомпетентны. Меня часто спрашивают на Западе, нравится ли мне этот режим. Я говорю: «Да, нравится». И вот почему. В Беларуси работают около 25 тысяч предприятий, которые являются моими потенциальными клиентами. Если была бы демократия, то мне бы мало было 15 лет и 300 менеджеров, чтобы «окучить» весь рынок и дойти к каждому. В Беларуси власть централизована. Значит, обеспечив себя контактами с сотней – другой управляющий госпредприятий и компаний, ты можешь успешно работать на рынке. Деньги в Беларуси есть. И немалые. Проблема в том, что министерства выполняют функции министерства статистики. Они ничего не решают. Главными в принятии решений являются руководители облисполкомов и его окружение, в некоторых случаях – районное начальство. Министр может поговорить, но где у него деньги? Он не руководит процессом, потому что находится при вертикали, которая была построена вашим президентом. Парадоксальная ситуация. У такой системе никто ни за что не отвечает. За исполнение задания спрашивают с министра и с губернатора. Один на одного сваливают ответственность. Виноватого не найдешь. Люди боятся принять решение. И это еще одна проблема Беларуси. Все ждут, что скажет верховный начальник и боятся.

Много начальников – мало собственников. Это типичное бюрократическое государство. Может, внешне, оно выглядит хорошо, но, вы сами говорите, что словесный и управленческий пинг-понг чиновников мешает бизнесу и людям.

Да, в первую очередь, мешает людям. Возьмем еще один аспект инвестиционного климата вашей страны – сертификация. Прежде чем продать в Беларуси какой-то товар, он должен получить сертификат. В России я плачу 300 долларов, а здесь я должен выложить 4500 «зеленых». И это не все. Я должен за свой счет пригласить трех представителей белорусских сертифицирующих органов к производителю и показать им завод. Се расходы выливаются к круглую сумму 20 тысяч долларов. В этот момент я еще ничего не продал, а затратил уже кучу денег. Причем, эти затраты нужно делать вне зависимости от цены продаваемого товара. Вы продаете деталь за 200 долларов или за 100 тысяч, все равно предварительные расходы аналогичны. Но если Беларусь подписала Конвенцию о сертификации ISO, почему она вводит такие ужасные процедуры?

Ну и как вы сами отвечаете на этот вопрос? Вас наверняка не вводит в заблуждение официальная версия о защите белорусского потребителя. Наличие такой нормы не мешает ведь ответственным лицам закупать товары давно минувших лет.

Ответственные лица министерства финансов говорят: «Делайте, что хотите, но обеспечьте наполняемость бюджета». Берите деньги с иностранцев, где хотите, как хотите  - и в произвольном размере. Иностранцы в Беларуси – это дойные коровы для пополнения бюджета. Вот в Беларуси есть автомобиль. Белорус платит страховку 20 долларов, а я должен заплатить 130$. Белорусское государство наказываем меня только потому, что я иностранец. Аналогичная ситуация в гостиницах. Белорус платит за ту же комнату 22 тысячи рублей, а иностранец – 60 – 80 долларов. За тот же набор услуг. Это – финансовый крест иностранца в вашей стране. Ну да ладно, но хотя бы ваши законы работали. Больше я ничего не хочу. Главное – чтобы работали законы.

Но почему они, на ваш взгляд, не работают? Столько чиновников вокруг. Вертикаль есть. Собственность – сплошь и рядом государственная. А эффект, получается, нулевой?

Возьмите белорусский Гражданский и уголовный кодекс, постановления правительства и министерства финансов и вы увидите, что некоторые из положений этих документов противоречат вашей конституции. Да, в вашей стране мне все нравится, но почему я должен выполнять указания министра финансов, его распоряжения, если они противоречат конституции? Каждый чиновником на своем месте делает, что хочет и как хочет. Президент может об этом не знать. Ему могут не докладывать. А так в Беларуси можно спокойно работать. Нет бандитов. В Беларуси – порядок и чистота.

А люди в Беларуси умеют работать? Часто можно слышать о том, что в нашей стране – человеческий капитал высокого качества. Вы с этим согласны?

И да и нет. Ваши университеты дают хорошую теоретическую подготовку, но с точки зрения практической работы молодые специалисты практически ничего не могут и не умеют. Я беру их на работу, обучаю, и только потом у них начинает формироваться необходимые навыки. Я объясняю им каждый шаг, каждое движение на фирме, потому что без моих указаний они теряются. У ваших специалистов недостаточно международного опыта. Проблема состоит в том, что у меня, равно как и у представителей других фирм, нет времени учить специалистов. Мне нужны подготовленные люди. У вас же те, которые являются классными специалистами либо уехали, либо сидят в местах с сильно ограниченной свободной перемещения. При этом хочу отметить, что в Беларуси есть много умных людей. Именно в структурах власти. Не могу называть фамилии специалистов в Минсельхозпроде, Минздраве или Минэкономики. Они работают на уровне заместителей директоров департаментов. Они – классные специалисты. Говорят правду. За это их лишают продвижения по службе.

За последние 14 лет Беларусь пополнила свою законодательную базу десятками тысяч законодательных актов. Их так много, что предприниматель не в состоянии даже прочитать все то, что принимают чиновники. Вы не считаете белорусский закон источником угрозы вашей стабильности на рынке?

Приведу вас один пример – постановление Совета министров № 140, которое устанавливает перечень товаров, в отношении которых при возе на таможенную территорию Беларуси временно установлена таможенная пошлина 0%. Правительство выразило свою точку зрения, но Минсельхозпрод его интерпретирует по-своему. У таможни – своя точка зрения. Наслушаешься этой разноголосицы и думаешь: «Боже мой, кто же прав?». Я иду в Минскую региональную таможню и пытаюсь выяснить у них один вопрос. В следующем году Беларусь будет закупать 1000 мобильных установок для доения коров и охладителей к ним. На многих пастбищах нет электричества. Мы спроектировали для Беларуси специальные генераторы тока, чтобы данные установки работали. Я спрашиваю с таможенников, попадают ли наши установки под перечень постановления № 140. Ответ меня просто шокировал: «Мы не имеем права предоставлять вам такую информацию». Я еду в другое место, ищу человека, который бы даже за деньги дал мне информацию. И не могу никого найти. А мне везде говорят: «Не положено». Это из театра абсурдов.

Это как раз та система, которая вам, как вы сказали, нравится.

Идеальных систем не бывает. Расскажу еще один случай с таможней. Я организовал курс лекций ведущих специалистов мира в академии наук по использованию современной техники, которой мы торгуем. Академия наук попросила Таможенные комитет не взимать пошлины с оборудования, которые временно ввезут для демонстраций ученые. Да ученые приехали, но технику задержали на границе. Пришлось извиниться перед аудиторией за то, что использование современных микроскопов пришлось объяснять на пальцах. Вот так таможенники на границе выполняют приказы своего начальника в Минске. Микроскопы шли по международному документу CMR, но таможенники потребовали 50 тысяч евро залога. Это был для меня урок. Сейчас я собирают заинтересованных людей и на подобные лекции и презентации вывожу их в Польшу или к производителям. Разве это нормально?
    Недавно мы обратились с письмом к министру здравоохранения от известной корпорации IMC о том, что мы выделяем Беларуси кредит на 10 лет. На эти деньги мы поставили бы в белорусские больницы самое современное технологическое оборудование. Власти Норильска, Краснодара, Еревана, Москвы согласились. Министр согласилась - и началась волокита. Нужды подписи десятков чиновников. Идет время. Наши договоренности с западным партнером не могут быть вечными. Надо принимать решение, а его все нет из-за бюрократической волокиты. У меня нет претензий в белорусскому законодательству. У меня есть претензии к его исполнению. Вы остались страной советов. В Польше или США на документе достаточно одной подписи директора. В Беларуси же он вступает в силу только после того, как на нем будет 10 – 15 печатей, чтобы распределить ответственность на этих 15 должностных лиц.

Это называется коллективная безответственность, которая и создает угрозы для жизни и здоровья людей.

Вот как раз пример из жизни по этому поводу. В 2002 году Беларусь потеряла на закупке мяса 85 млн. долларов. Дело в том, что Беларусь закупила в Росси плохую, залежавшуюся пшеницу, ячмень и овес для корма скота. В нем содержались микротоксины, грибки, которые вредны для здоровья. Сделанным из плохого зерна кормом кормили скот, кур и свиней. Мы предложили купить у нас вещество «Собрикс». Оно вяжет токсины, которые естественным путем выводятся из организма. На всю Беларусь это стоило бы 4 млн. долларов. Но нет, ответственные чиновники решили иначе. В стране сложилось некое двувластие: министерство себе, облисполкому и райисполкомы – себе.
Я натолкнулся у вас в стране еще на одну своеобразную проблему. Между районами идет социалистическое соревнование. Колхоз купил бы у меня новую технологическую линию. Но директор мне говорит: «Послушай, я сдаю молоко на молокозавод, а он мне 3 – 4 месяца не платит. Если бы я продал молоко в Минск, то мне бы заплатили в течение пяти дней. Но районный начальник не пускает молоко в Минск, потому что у него бы ухудшились статистические показатели.

Получается, что в угоду выполнения прогнозных показателей колхозы лишены возможности нормальной работы. Это же вредительство бюрократа в отношении производителя. Очевидно, и поэтому белорусское село такое неконкурентоспособное.

В вашем сельском хозяйстве просто нет нормального хозяина. Люди работают, но система управления делает их усилия напрасными. Приведу пример еще с одной своей инициативой. Я предлагаю Беларуси миникомбикормовые заводы. При качестве белорусского зерна тонна качественного комбикорма на данном оборудовании стоила бы 110 – 140 долларов. Сегодня производитель платит для государственных производителей по 250 – 300 долларов, потому что он обязан у них это купить. У него нет выбора. Зачем покупать комбикорм с такой высокой накруткой к цене? Покупайте у нас оборудование и производите в 2 раза дешевле. Мы еще вам еще премиксы, т. е. смесь витамин и питательных веществ к кормам  дадим. А в министерстве сельского хозяйства задают вопрос: «Почему в Польше на свинью 110 кг. 3 кг. кормовой единицы, а в Беларуси 5,5 кг.?»

Вопрос риторический. Неужели ваши попытки обучить белорусских чиновников и производителей обречены?


Мне часто кажется, что да. При этом многие действия ответственных лиц меня просто ставят в тупик. Например, есть международная конвенция о запрете использования фреона-22. Беларусь ее подписала. А в у вас в стране все его покупают! Чиновник, который выдает разрешения, указывает на исключительность таких поставок, но они уже приобрели массовый характер. Купили из Рогачева, Могилева и других городов. В этом контексте меня интересует следующий вопрос. Мы вывозим чернобыльских детей на лечение в Европу, а почему вы покупаете вещества, которые отравляют Беларусь? Никто мне так и не ответил.

Как вы можете прокомментировать конфискацию мяса польской фирмы?


Я не знаю деталей, поэтому данный случай комментировать не буду. Скажу лишь одно. Около 70 – 75% мощностей мясокомбинатов не загружено. Причем цены на сырье для мясокомбинатов в Беларуси очень высокие. Дешевле купить в Германии или Польше. Недавно ваши закупочные цены выросли еще на 30%. Мясокомбинаты не имеют оборотных средств и не могут покупать сырье. Как в такой ситуации можно выпускать конкурентную по цене продукцию? Нельзя.

Вы не боитесь за будущее своего бизнеса на Беларуси после таких откровенных ответов?


Нет, я не боюсь. Дело в том, что я плачу налоги в Польше. Мне нравится система, нравится тоталитаризм. Даже эта система может работать. Мешает вертикаль, которая не знает, что хочет. Я бы пожелал властям поменьше бюрократической волокиты. Уволить половину чиновников, а остальным удвоить зарплату. Белорусские налоги, лицензии можно было бы пережить, если бы они были стабильными, по меньшей мере, на год – два. Как можно работать, если тебя, как производителя мяса или молока проверяют каждый день? То пожарники, то санстанция, то электрики – каждый чем-то недоволен. Это мешает работать.
    Поляки, на мой взгляд, делают одну ошибку. Они приезжают сюда на один месяц и думают, что завоюют Беларусь. Это большое заблуждение. Белорусские бюрократы – это как стая волков. Если вы, как новый волк прибиваетесь к этой стае, вас для начала надо обнюхать и узнать. Вас должны принять в стаю, и только потом вы сможете работать. Меня за 14 лет уже достаточно обнюхали со всех сторон.

Каковы перспективы бизнеса в Беларуси и ваши личные? Есть много оснований для разочарования и пессимизма.

Если бы я был пессимистом, я бы здесь не работал. Для меня не проблема загрузить свои личные вещи и переехать в Смоленск или Киев. Я работаю по правилах рынка и имею конкурентные цены. Даже если меня выбросят из Беларуси, мои цены на этом рынке останутся, потому что я за них отвечаю. Я принимал в Беларуси серьезных людей, которые могли бы заинвестировать сюда большие деньги. Они мне говорят: «Хорошо, мы вложим деньги, но ты, Владимир, будешь лично ими управлять». Мы попробуем. Есть же закон, которые освобождает иностранные предприятия от уплаты налога на прибыль на 3 года, а в отдельных случаях – на пять. Поляки готовы к иностранным инвестициям. В прошлом году, по моим оценкам, Польша вложила в Украину 2,5 млрд. долларов, а в Беларусь – всего $32 млн. Чувствуете разницу? Я хочу только одного – равной конкуренции. Чтобы нормы закона были одинаковы для всех. Директор госпредприятия имеет право быть убыточным, а частник – нет. Если ваша Конституция, которая гарантирует равенство условий хозяйствования будет соблюдаться, я буду счастлив.

Спасибо большое за ваши ответы. 

Другие материалы в этой категории: « Несвижское зеркало История одного комитета »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…