Тихий иностранец в Беларуси

Автор  04 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Прошедшая неделя прошла под знаком инвестиций. Всемирный банк опубликовал Доклад о мировом развитии-2005, в котором установил четкую взаимосвязь между инвестициями и эффективностью борьбы с бедность. Международная финансовая корпорация (МФК) является «инвестиционным инструментом» в структуре Группы Всемирного банка. Она объединяет 175 стран. Уставный капитал - $2,45 млрд. За время своего существования МФК осуществила инвестиции в 2990 компаний в 140 странах мира. Наша страна первой из СНГ стала членом МФК, в ноябре 1992 года. За это время Корпорация осуществила целый ряд проектов технической помощи («Малая приватизация», «Поддержка частного предпринимательства», «Развитие малого и среднего бизнеса»).
    Первый инвестиционный проект МФК – кредит Приорбанку $14 млн. сроком на 5 лет (июнь 2003 г.) Второй – покупка пакета акций пивзавода «Дедново». О том, кому в Беларуси легко зарабатывать деньги, специфике инвестиционного климата мы разговариваем с Главой представительства МФК в Беларуси Иваном Ивановым.
 

Скажите, пожалуйста, как работается инвестору в стране, правительство которой заявляет об экономическом чуде? Из опыта Германии, Ирландии или Гонконга следует, что экономический бум неизменно привлекает иностранных инвесторов. В Беларуси же наблюдается обратный процесс. Иностранных инвестиций становится меньше. Это тоже какое-то чудо. По большому счету, занятие бизнесом в вашей стране ничем принципиальным не отличается от других стран. Бизнесмены оценивают разные рынки с одной колокольни: сколько можно заработать, какие существуют риски и перспективы. Тем не менее, хочу сказать, что есть заметные отличия Беларуси от названных вами стран. Да, у вашей страны достаточно впечатляющие экономические показатели. При этом о  ни получены без участия иностранного капитала. В Беларуси нет серьезного форума, который бы озвучивал интересы иностранных инвесторов. Существует орган под названием Консультативный совет по иностранным инвестициям, но ему не хватает веса. В этом Совете представлены практически все крупные иностранные инвесторы, но их можно пересчитать на пальцах одной руки.

Вы тоже участвуете в работе данного органа. К вашим советам и рекомендациям прислушиваются?
На мой взгляд, работа данного Совета – это хороший первый шаг, но этого не достаточно для полноценного диалога для инвесторов с властями, тем более для полноценного инвестиционного климата. В рамках Совета есть комиссия, которая занимается анализом законодательства. Мы, МФК, являемся ее сопредседателем. Мы рассматриваем только те законодательные акты, которые попали в программу на данный год. Такой подход не является системным. Сначала нужно определить существующие проблемы, а потом найти пути их законодательного решения. Пока наши предложения по организации работы не находят понимания.

Согласно данным из Доклада о мировом развитии-2005 почти 80% белорусских предприятий считают непредсказуемым интерпретацию положений белорусского законодательства. Неужели так сложно понять наши экономические законы?
Во-первых, я бы отметил непредсказуемость в том плане, что часто появляются законодательные акты, которых нет ни в одном плане. Они ставят под вопрос целые направления деятельности. Правительство вдруг решает, что только государство должно работать на тех или иных сегментах рынка. Так было с оценочной деятельностью, рыбой и другими товарами. Здесь никакой предсказуемости нет. По крайней мере, мы о таких планах ничего не знаем. С другой стороны, нет взаимной увязки между большим количеством законодательных актов. Возникают противоречия. В результате требуются толкования различных органов. Законодательный акт-то есть, но он не приносит столь нужной стабильности и предсказуемости. Чем больше принимается законодательных актов, тем хуже становится. Наши опросы также показывают, что руководители предприятий жалуются не непостоянство и непредсказуемость законодательства. Отмечу, это не только черта Беларуси. Это беда всего постсоциалистического пространства. Характерная черта Беларуси – это жесткий контроль и чрезвычайно большие штрафные санкции за нарушение законодательства. Санкции, которые могут доходить до суммы оборота компаний – это абсурд. Каковы три самые главные проблемы, риски инвестиционного климата Беларуси? У нашей организации есть четкая точка зрения: лучшие инвестиции – те, которые делает частный сектор. Это самый надежный способ гарантировать устойчивый экономический рост. Полвека социализма в Европе убедительно доказало, что государство плохо управляет активами. История сказала свое веское слово – добавить нечего. Главное для Беларуси – создать условия для роста именно частных инвестиций. Здесь даже приватизация не так важна. Если государственные и частные предприятия поставлены в равные условия, то создаются хорошие предпосылки для инвестиций частного сектора. Т. е. острый дефицит частного капитала  – это главная проблема Беларуси с точки зрения инвестиционного климата.
    Вторая проблема – высота административных барьеров. Государство в Беларуси очень сильное. С одной стороны, это хорошо, когда речь идет о сборе налогов. С другой стороны, это не способствует развитию экономики в целом. Я имею в виду процедуру регистрации, лицензирования, контроля за ценами, особенно проверок. Через эти процедуру проходит любая компания, белорусская или иностранная. Мы на протяжении ряда лет изучаем данную проблематику и стараемся помочь правительству. Бизнес не должен обивать пороги высоких кабинетов, а быть партнером власти. В вашей стране получение разрешения на строительство занимает 250 дней. Если кто-то собирается делать серьезные инвестиции, то там наверняка будет строительство. Вот вам и препятствие. Примерно половина этого срока требуется на согласования договоров аренды. Выполнение всех этих требований дорого обходится для бизнеса.
    Если посмотреть со стороны на белорусскую компанию, то бросается в глаза большое количество бухгалтеров и юристов. Они никак не участвуют в производственном процессе. Эти люди как раз и занимаются изменением законодательства. Вот еще одна цифра из нашего исследования. Руководители предприятий тратят около 17% своего времени на соблюдение процедур, требуемых государством. Т. е. из шести рабочих дней один день полностью посвящается государству. В этот день ничего не создается. Такую «роскошь» мало кто в мире может себе позволить.

МФК в Беларуси занимается не только технической помощью, но и бизнесом. Успехи есть?
У нас в Беларуси три проекта. Первый – прошлогодний кредит Приорбанку в $14 миллионов. В этом году в рамках соглашения с «Райфайзен Интернэшнл» будут предоставлены средства Приорбанку под кредитование малого и среднего бизнеса, а также на жилищное кредитование. Третий проект – это пивоваренная компания «Дедново». Это совместное предприятие с могилевским облисполкомом. В этой компании у нас есть $3 млн. акционерного участия и $7 млн. – долгосрочный кредит. В сумме наши инвестиции за последние два года составляют 42 – 43 миллиона долларов. Если бы правительство Беларуси прислушалось к советам Всемирного банка на предмет улучшения инвестиционного климата, на сколько мог бы измениться приток иностранного капитала? Что теряет Беларусь, игнорируя советы авторитетных международных экспертов? Едва ли можно назвать конкретные цифры. Но если даже сравнить Беларусь с соседними странами, то мы видим, что инвестиции туда в разы больше, чем в вашу страну. Думаю, что даже правительство не спорит с тем, что в Беларуси мало инвестиций. Как быстро они могут быть привлечены? На самом деле, этот процесс не механический. Мы живем в конкурентном мире. Если даже в Беларуси все изменится, то вряд ли послезавтра у вас будут очереди инвесторов. Могу привести пример Болгарии. У моей страны были свои проблемы. В середине 1990-х, после полного банкротства государства было введено валютное управление. Только после этого государственные финансы стабилизировались. Правительство провело реформы, которые должно было начать пять лет назад. Однако тот негатив, который был накоплен в начале 90-х, до сих пор сказывается. Начало реформ не привело к немедленному инвестиционному буму. 2 – 3 года инвесторы держали паузу.
    Я считаю, что ни одна страна не может обойтись без иностранных инвестиций. Это не просто деньги. Это технологии и менеджмент. В Беларуси они явно не дотягивают до уровня, который требуется для открытой экономики. Поэтому рано или поздно вам надо будет их приобретать. Мы знаем, как приобретались технологии в социалистические времена. Сегодня на воровстве технологических секретов и ноу-хау долго не протянешь. Есть более надежный метод – создать условия для того, чтобы эти инвестиции сами пришли к вам в страну.

Есть ли в Беларуси понимание того, что привлечение инвестиций – это самая эффективная форма борьбы с бедностью? Складывается впечатление, что деньги у нас рассматриваются отдельно, а социальные проблемы – отдельно. Есть ли у чиновников районного и областного масштаба понимание такой связки «больше инвестиций – меньше бедности»?
Я бы сказал, что не только чиновники, но и общество в целом не понимает социального значения инвестиций. Деньги отделяются от проблемы бедности. А зря. Не надо все время надеяться на правительство, ведь оно собирает налоги с того, что производят предприятия. Нельзя собрать налоги с того, чего нет. Единственный способ увеличить доходы правительства – увеличить производительность предприятий. Эта логика действует во все времена и народы. Нельзя собрать в бюджет больше, чем было произведено. Да, правительство может распределять блага среди всего населения, но сначала это самое благо кто-то должен произвести. Я также слышал такие заявления, что в Беларуси достаточно денег для инвестиций. Беларусь – небогатая страна. Едва ли у правительства хватит денег для того, чтобы одновременно вести широкие социальные программы и увеличивать инвестиции. Белорусские власти все время пытаются определить наперед, куда выгодно вкладывать деньги. Вспомним хотя бы идею о создании в Беларуси кремниевой долины. С вашим личным опытом, с опытом МФК, какие вы видите выгодные инвестиционные ниши в Беларуси? Можно ли сейчас говорить о перспективах машиностроения, мебельной или пищевой промышленности?

Мы в МФК такой анализ еще не делали, потому что частый сектор в вашей экономике достаточно узок. Мы не видим особого смысла говорить, что, скажем, деревообработка – это перспективная отрасль Беларуси. Дело в том, что в этой, как и в других секторах, большинство предприятий – государственные. В Беларуси нет закона о концессии. Долгосрочные инвестиции весьма затруднительны. Куда бы вы в Беларуси вложили свой личный миллион долларов? Наше правительство неоднократно заявляло, что наша финансовая система соответствует европейским стандартам. Можно ли этот миллион вкладывать в акции белорусского фондового рынка?
Фондового рынка? Функционирующего фондового рынка в Беларуси нет. Что касается банковской системы, то пока она стабильна, но я вижу некоторые вещи, которые могут ее дестабилизировать в будущем. Пока еще существует административное давление на банки. Хотя было заявлено, что госпредприятия могут выбирать банк по своему желанию, все равно процесс перевода счетов в госбанки идет. Это ставит малые частные банки в очень трудное положение.
    Нельзя не заметить административное вмешательство в кредитование. Государство настоятельно рекомендует своим банкам, куда вкладывать деньги. Приме Китая здесь поучителен. Уже два раза государственная инвестиционная политика Китая приводила к кризисам плохих кредитов. Наконец, проблемным для вашей страны является то, что процедура банкротства была пересмотрена. Часть экономики была выведена за рамки процедуры банкротства. Я считаю, что эти предприятия становятся черными дырами белорусской экономики. Деньги туда попадают, но никто никогда их оттуда назад не получит, в том числе банки, через которые эти ресурсы и идут. Так что проблемы для банковской системы неизбежны. Так кому же сегодня в Беларуси легко делать деньги? Умелым людям. На встречах с предпринимателями и руководителями госпредприятий все говорят, что делать деньги трудно. Всем вроде живется плохо. Раз всем тяжело, значит деньги очень дорогие. Это также один из недостатков белорусской экономики. Деловой климат с высокими рисками привлекает дорогие деньги и высокую рентабельность – до 20 процентов. Высокие риски требуют высокой отдачи. Это правило рынка. С другой стороны, это плохо для экономики, потому что при низких рисках в экономике могло бы работать гораздо больше денег. Гораздо больше людей предпочитает невысокий, но стабильный заработок. Поэтому создание условий для развития частного бизнеса – это самый короткий путь к устранению дефицита финансовых ресурсов, а, значит, к ликвидации бедности. Спасибо больше за ваши ответы.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!