Государева служба Риски и привилегии для чиновников в свете нового закона

Автор  10 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Когда Администрация президента заинтересована в быстром проведении  через Национальное собрание какого-то законопроекта, то проблем с убеждением большинства депутатов в обеих палатах не возникает. Так было с законом о бюджете и ратификацией договоров с Россией. Аналогичная судьба у закона «О государственной службе в Республике Беларусь», который был принят сразу в двух чтениях. Данный нормативный акт устанавливает целый ряд норм, которые могут привести к значительной депрофесионализации госслужбы и дальнейшему оттоку квалифицированных кадров из органов госуправления. Порядок работы и жизни после нее, оплата труда и получение пенсии – по этим и многих другим вопросам мнение вышестоящего начальника или органа, а не четкий закон будет решающим для около 100 тысяч семей. 

Защита Бюрократа и Иерархии Государство, т.е. избранные или назначенные в соответствие с Конституцией чиновники, действующие от имени избирателей, естественно, имеет право устанавливать свои правила найма на работу. Эффективность и целесообразность этих правил определяется тем, на сколько они способствуют выполнению государственными органами своих функций, и соблюдаются ли при этом конституционные права и свободы гражданина. Многие чиновники часто повторяют: «Готов работать на государство. Не готов служить начальнику». К сожалению, многие положения принятого закона «О государственной службе» мотивируют госслужащего быть преданным непосредственному начальнику, угадывать и строго выполнять «линию руководства», строго следовать народной аксиоме «я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак». В последнее время мы наблюдает отток специалистов высокого класса из органов государственного управления, потому что они не могут работать в такой системе. С одной стороны, высшее руководство страны требует творческого подхода к делу, инициативности и работы над собой. С другой стороны – попытки высказать или отстоять свою точку зрения, указать на недостатки или просчеты вышестоящих структур, заканчиваются, в лучшем случае, плохими отношениями с начальником или увольнением. Логика бюрократической иерархии, описанная еще известными законами Паркинсона, четко объясняет, почему начальник склонен не брать на работу умного подчиненного или избавляться от таковых после своего назначения, почему сокращение структур и количества управленцев носит лишь временный характер, или почему чиновники так эффективно лоббируют свой статус незаменимых. Принятый с подачи Администрации закон жестко защищает Бюрократа, Иерархию власти, но никак не гражданина, который решил поработать на государство, тем более не гражданина, который хочет защитить свои права в конфликте с Государством. Служба вместо работы Все проблемы начинаются с того, что те самые «государственные интересы», которым должны служить чиновники, в законе четко не определены. Во многих странах, например, четко указано, что госслужащие обязаны стимулировать конкуренцию, не допускать дискриминации одних экономических субъектов или социальных групп другими, создавать одинаковые правила игры на рынке. Никому в голову не придет ограничивать фундаментальные права и свободы граждан и чиновников. В белорусском законе этого нет. Само название закона «О государственной службе», а не «О работе в органах государственного управления» четко расставляет акценты: Никому в голову не придет назвать свою работу на заводе или в частной компании службой. Авторам закона и тем, кто за него голосовал, очевидно, ближе аналогия с армией или милицией. В этих структурах, действительно, служат, а не работают. В таком случае, зачем требовать от госслужащих творчества, инициативы и принципиальности, если логика закона заставляет их вспомнить грозного армейского прапорщика-начальника, который приказывает солдатам копать «отсюда и до обеда»? Статья 6 описывает принципы государственной службы: «верховенство Конституции, служение народу, законность, гласность, гуманизм и справедливость», а также «экономический, социальный и правовой защищенность государственных служащих» и «стабильность государственной власти в целях обеспечения преемственности власти». Всего 13 принципов, которые, на первый взгляд, совсем не противоречат 10 библейским заповедям. Сложности возникают при попытке интерпретировать данные принципы в конкретных ситуациях. Если чиновники «убивают» отечественный бизнес через институт регистрации, лицензирования или сертификации, если рост благосостояния граждан блокируется высокими налогами и инфляций, а некоторые госслужащие продолжают активно навязывать стране поздний марксизм в теории и «спелый» социализм на практике, то это происходит в рамках реализации принципа «профессионализма и компетентности» или же «равного доступа к любым должностям в государственной службе»? Закон закрепляет перечень 12 высших государственных должностей, который открывает премьер-министр. Странно то, что в этом перечне нет должности «президент», хотя есть избираемые председатель Палаты представителей или Совета Республики. Получается, что работа на должности «президент» – это не государственная служба? Очевидно, авторы закона хотели подчеркнуть особый статус данной должности. Они ведь включили в перечень и Управляющего делами президента, и главу его Администрации. Исключить должность «президент» из положений данного закона - это оказать исполнительной власти медвежью услуг. Мы ведь не монархию в Беларуси строим. Странный получился закон. После его принятия мы так и не знаем полный перечень государственных органов. Согласно статье 3 «в случаях и пределах, предусмотренных законодательными актами, к государственным органам приравниваются государственные учреждения и иные организации, обеспечивающие деятельность Президента Республики Беларусь или государственных органов». Говоря о реализации принципа преемственности власти, еще более курьезным выглядит не включение в закон депутатов Верховного Совета двух созывов. Люди, которые декларировали государственный суверенитет нашей страны, которые приняли ее первую Конституцию, опущены ниже уровня государственных нотариальных контор, шоферов и секретарш местных исполкомов. Разбивка по ранжиру После вступления закона о государственной службе в силу все госслужащие будут делиться на 12 классов. Данная иерархия почти совпадает со структурой воинских званий в армии: от младшего лейтенанта до маршала. 8 руководителей структур и их заместители, а также председатели облисполкомов и Минского горисполкома автоматически попадают в высший класс (премьер, главы двух палат парламента, глава Администрации президента и его управделами, госсекретарь Совбеза, председатель КГК и правления Нацбанка). Тот факт, что в этом списке нет председателя КГБ, еще раз подтверждает, что главным координатором силовых министерств является Совет безопасности. Согласно статье 11 «министрам может быть присвоен высший класс». Решения, разумеется, принимает президент. Он же следит за «соотнесением между собой классов госслужащих и государственных должностей» и утверждает порядок создания комиссии по присвоению классов. Неприятная процедура ждет депутатов Национального собрания при присвоении им классов. Вроде бы все должны быть равны, но руководство обеих палат будет решать, кому быть «белой костью» среди депутатского корпуса и получать больше льгот. Пройти путь от самого низкого 12-го класса до четвертого можно, как минимум, за 6 лет. Попасть в высшую касту можно только по решению вышестоящего начальства. За особые заслуги можно получить повышение в классе, но не больше, чем на одну ступеньку. Классность госслужащих указывается в трудовой книжке и, в конечном итоге, влияет на размер пенсии. Порядок выплаты пенсий для госслужащих устанавливается гораздо более льготный, чем для простых граждан. Статья 54 устанавливает, что «пенсия за выслугу лет государственным госслужащим назначается в размере 40 процентов от заработной платы за любые 5 лет подряд из последних 15 лет работы на государственных должностях. За каждый полный год стажа государственной службы свыше 20 лет размер пенсии увеличивается на 2 процента заработной платы. При этом общая сума пенсии не может превышать 50 процентов заработной платы государственного служащего». При таком порядке получения зарплаты и пенсии каждый из чиновников будет стараться удержаться на максимально высокой должности, как минимум, 5 лет, чтобы потом спокойно получать щедрую пенсию за счет отчислений демографически неблагополучного рабочего класса.

Госслужащий как почти не гражданин
Следуя логике воинской службы, авторы закона и те, кто за его голосовал, поставили желающих служить государству в очень жесткие рамки. Статья 21 устанавливает, как минимум, 12 ограничений. Мы говорим, «как минимум, потому что пункт 2 данной статьи гласит: «Законодательным актами могут быть установлены иные ограничения, связанные с государственной службой». Некоторые ограничения для госслужащих логично вытекают из природы государства, которое должно быть беспристрастным, относиться ко всем одинаково и не использоваться в личным корыстных целях. К таким положениям можно отнести запрет на занятие предпринимательской деятельностью или на право использовать служебное положение в интересах политических партий и религиозных организаций. Но даже это положение противоречиво. К примеру, изберется в парламент представитель некой политической партии и начнет там реализовывать свою программу – и войдет в конфликт с законом. Статья 22, по сути дела, запрещает ему это делать. Другие ограничения еще более абсурдны и опасны для любого чиновника. Пункт 1.9 статьи 22 гласит, что госслужащий не вправе «пользоваться в личных целях бесплатными услугами физических и юридических лиц». Поскольку в нашей жизни часто бесплатными являются услуги по посадке и уборке урожая на дачах, ремонту квартир и машин, подстрижке и перевозке до работы или до другого места, то госслужащему ради сохранения своей репутации и должности надо просто перестать общаться со своими друзьями, родственниками и соседями, дабы никто не заподозрил его в том, что он получает от кого бы то ни было бесплатные услуги. По-разному можно интерпретировать пункт 1.10 статьи 22. Он запрещает «использовать во внеслужебных целях средства материально-технического, финансового и информационного обеспечения, другое имущество государственного органа и служебную тайну». Совершенно непонятна логика п. 1.12, который запрещает «принимать без согласия Президента Республики Беларусь государственные награды иностранных государств». Получается, что даже Нобелевскую премию без согласия власти госслужащий не получит? Или почему госслужащему нельзя иметь счет в иностранном банке, если он был открыт в соответствии с законом? В России гражданин только информирует власти о том, что он имеет счет за границей, а в Беларуси чиновники такого права иметь не будут, несмотря на то, что они обязаны предоставлять декларацию о доходах при поступлении на госслужбу. Чиновник не сможет расслабиться ни на минуту, потому что контроль за ним будет самый жесткий, а во время переаттестации и при продлении контракта (т.е. практически каждый год), начальник может вспомнить независимому подчиненному все, что его раздражало в течение года. И государственные интересы здесь ни при чем. Военизированный характер закона о госслужбе подтверждает и содержание статьи 38, которая регламентирует командировки за границу. Отныне в служебную командировку за границу, «финансируемую за счет государственных органов, иностранных государств, международных или иностранных организаций, граждан и юридических лиц.. допускается только в случаях, когда такая командировка осуществляется в соответствии с международными договорами Республики Беларусь, а также по договоренности государственных органов Республики Беларусь с государственными органами иностранных государств, международными или иностранными государствами, если иное не определено Президентом Республики Беларусь». Таким образом, без санкции президента, ни депутаты, ни министры, ни те, кто имеют статус госслужащего, не смогут выехать на научную конференцию, семинар или тренинг. Что же получает гражданин Беларуси за добровольный отказ от прелестей свободной жизни и службу государеву? Официально – весьма скромно: оклад и разного рода надбавки и пособия, 30 дней отпуска (депутату – на 6 дней больше), а также «единовременное пособие в размере двукратной средней зарплаты рабочих и служащих» в случае смерти. Порядок предоставления жилья определяется жилищным кодексом, т.е. среднему чиновнику без стажа 20 лет претендовать на бесплатное жилье вряд ли стоит. Да, еще за хорошую службу можно получить благодарность или ценный подарок. Не рублем, так почетной грамотой будет силен белорусский госслужащий. Итак, подведем печальные итоги принятия опасного закона «О государственной службе в Республике Беларусь». Во-первых, граждане не стали более защищенными от государства; во-вторых, сами госслужащие не получили ясности, должны ли они работать на страну или служить вышестоящему начальству; в-третьих, бюрократия закрепилась, получила прочную законодательную базу и готова к очередному наступлению на экономику и остатки здравого смысла. Наконец, в четвертых, Беларусь в очередной раз отдалилась от стандартов цивилизованного, богатого мира.

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!