Не банкротьте банкротство О попытке «убийства» гонца, приносящего дурные вести

Автор  10 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Можно ли винить врача за то, что он ставит вам точный, но страшный диагноз? Можно ли обвинять государственную структуру, которая была создана для диагностики финансового состояния предприятий за то, что «пациенты» на ладан душат? Можно только в случае чрезвычайной эмоциональной возбудимости и психической неустойчивости. Такая реакция опасна своей неадекватностью. Одно дело, когда речь идет об отдельном человеке. Другое дело – когда «под раздачу» попадает целый институт – на этот раз санации и банкротства.  

До чего добанкротились

По итогам 1 квартала картина с банкротством и санацией в Беларуси выглядит следующим образом. На начало 2003 г. неоконченных дел насчитывается 311, из которых 17 – в отношении госпредприятий, 279 – частных и только 15 – в отношении индивидуальных предпринимателей. Из этого списка только три градообразующие предприятия, одно системообразующее, три с/х предприятия и одна страховая организация. Помимо этого поданы еще 10 заявлений, по которым не совершены процессуальные действия. Только двум предприятиям было отказано в приеме заявления о возбуждении процедуры банкротства (по частным предприятиям). 80 дел были возвращены (из них только 6 – государственные), а 150 были приняты к рассмотрению. Из них 12 – по государственным предприятиям (2 градообразующие) и 182 – по частным. Всего было разрешено 202 дела. Их них 12 – по государственным, 182 – по частным структурам. Из них только 5% прошли по процедуре банкротства с санацией. 179 организаций (88,6%) были ликвидированы. На момент вынесения решений сумма предъявленных требований составляла 29,3 млрд. рублей, из которых 28 млрд. приходилось на частные структуры и лишь 4% - на государственные. Эти суммы кажутся просто смешными по сравнению с долгами, которые скопились в экономике. Так просроченная кредиторская задолженность за 1 квартал составила 4,8 трлн. рублей, дебиторская – 4 трлн. Всего было прекращено производство по 12 делам, из которых только дум стороны сумели прийти к мировому соглашению. В итоге на 1 апреля 2003 г. неоконченными остаются 259 дел, из которых 86% приходится на частные структуры. Если не знать состояние активов РБ, кто и как генерирует долги, то можно подумать, что в нашей стране давно работает частная экономика, в которой некоторые предприятия совершают ошибки и уходят с рынка. Можно сделать и другое, не менее оторванное от жизни предположение. Мол, в Беларуси на столько высоко качество управления государственным имуществом, что случаются только лишь единичные сбои. Об этом и свидетельствует очень малое количество дел о банкротстве в отношении госпредприятий. Но мы ведь знаем, что в Беларуси 80% активов принадлежит государству, что именно чиновники выступают основными инвесторами, «канализируя» деньги в нужные, с их точки зрения, проекты и программы. Мы ведь имеет данные о том, что доля неплатежеспособных госпредприятий составляет 61%. Гении управления или управление «гениями»? Неужели в исполнительной вертикали и в обширном госсекторе такое количество гениев управления? Отнюдь нет, просто есть целый ряд факторов, которые объясняет отсутствие гораздо большего количества дел о банкротстве в отношении государственных организаций. Во-первых, на лицо конфликт интересов внутри Министерства экономики. С одной стороны, эта структура обязана качественно управлять экономикой, давать темпы роста и выполнение других прогнозных показателей. С другой стороны департамент по санации и банкротству является структурным подразделением Министерства экономики. Как может подчиненный получать деньги от начальника за то, чтобы говорить о его плохой работе? Поэтому до тех пор, пока государственный орган, отвечающий за банкротство и санацию, не будет выведен из подчинения Минэкономики, ожидать прорыва в данном процессе не приходится. Ходят слухи, что А. Кобяков уже сидит на чемоданах и собирается покинуть свой пост. В отношении проводимой его ведомством политики явно требует возбуждение процедуры банкротства. В подавляющем большинстве случаев речь может идти только о ликвидации используемых инструментов. Санация, как в случае с большинством белорусских предприятий, практически невозможна. Но Минэкономики – это всего лишь «винтик» в административной системе Беларуси. Как высшее руководство может решиться на массовое банкротство и санацию, если оно вот скоро уже 10 лет объявило именно крупные госпредприятия приоритетными? Вторая причина низкой активности кредиторов и директоров госпредприятий заключается в высокой степени их зависимости от местных органов власти и от отраслевых концернов, куда они входят. Налоговые инспекции могут хорохориться в отношении фирм-«пустышек» или небольших частных предприятий, а вот попробуй обанкроть МТЗ или «Гомсельмаш». Банки также предпочитают помалкивать, когда госпредприятия в очередной раз не возвращают кредиты, надеясь на авось и на то, что их самих не тронет карающая рука кредиторов. В-третьих, белорусские хозяйственные суды, которые находятся в сильной зависимости от все той же вертикали власти, не хотят быть крайними и проявлять принципиальность в отношении дел о санации и банкротстве. По проблемным делам лучше принять решение об отказе в возбуждении дела о санации и банкротстве, чем затем иметь целый ряд неприятных встреч с вертикальщиками. В-четвертых, руководство страны, концернов и большинства предприятий абсолютно неправильно понимает природу института банкротства, считая его чем-то необратимым, фатальным и страшным как для своей личной карьеры, так и для занятости в регионе и госбюджета. Как управляют банкротством Когда большинство руководителей не хочет слушать правду о финансовом состоянии предприятий и банков, оно находит стрелочника. По ситуации с банкротством все решили свалить на департамент по санации и банкротству и на управляющих, которые эти самые дела ведут. Чиновники создали такую нервозную ситуацию вокруг этой темы, что А. Лукашенко решил проверить, как же работают антикризисные управляющие. В результате ему на стол попала информация «О проверке эффективности деятельности управляющих в производстве по делам об экономической несостоятельности (банкротстве)» за подписью премьер-министра. Г. Новицкий сообщает, что Минэкономики и Высший хозяйственный суд (отнюдь не сторонние организации в этом процессе) проверили, как управляющие выполняют свои задачи, описанные в статье 61 Закона о банкротстве (далее - Закон). Проверка установила, что на начало 2003 года в процедуре экономической несостоятельности находилось 1150 организаций, из которых 91 – государственная или с долей государства. 21 предприятие является градообразующим. Таков фронт работы для 102 управляющих, которые активно работают вышеуказанным делам (лицензию получили 135). За период действия Закона (с 12 февраля 2001 г.) по 1 января 2003 года «по завершенным и еще не завершенным делам о банкротстве возвращено в бюджет и внебюджетные фонды 1,3 млрд. рублей». Качество работы управляющих характеризует такой факт: «Из 42 государственных, а также имеющих долю государственной собственности в уставном фонде предприятий, большинство которых находится в процедуре санации менее одного года, на 20 увеличился среднемесячный объем производства продукции в сопоставимых ценах, на 14 – среднемесячный объем реализации продукции, на 23 предприятиях увеличилась рентабельность продукции. На 16 предприятиях уменьшена задолженность по заработной плате, в том числе по пяти – погашена полностью». Если учесть, что в санацию попадают, по мнению управляющих, практически «мертвые» предприятия, то данные результат очень даже неплохой. Управляющий С. Куимов, который работал на градообразующем предприятии «Речицадрев», довел предприятия до того, что была «сохранена численность работников, возросли объемы производства и реализации продукции, ликвидирована задолженность по заработной плате, на предприятии обеспечивается рост экспорта и валютных поступлений». Управляющий С. Белков аналогичным образом справляется с «Копыльским заводом резинотехнических изделий». Все предприятия разные, и требовать от управляющих 100-процентного позитивного результата – это как требовать вылечить атипичную пневмонию таблетками аспирина за два дня. Тот факт, что на Речицком опытно-промышленном гидролизном заводе, Мозырьском заводе сбрного железобетона № 12, ОАО «Коханово» не удалось добиться перелома негативных тенденций, не значит, что в этом виноваты только управляющие. Они и, может быть, внешние аудиторы могут решить, можно ли было добиться иного результата. Чиновники не обладают знаниями и умениями, чтобы профессионально оценить работу управляющих. Отдадим должное поверяющим от ВХС и Минэкономики. Они указали, что основными причинами плохого состояния многих предприятия, которые находятся в процедуре банкротства и санации, является «отсутствие инвестиций и потери рынков сбыта». Тогда причем здесь управляющие, когда рынки сбыта теряются в результате плохого управления предприятием на протяжении целого ряда лет?

Управляющих боятся, поэтому хотят уничтожить
В плюс управляющим можно отнести и то, что из 39 госпредприятий, находящихся в стадии ликвидации, на 17 из них возвращены долги кредиторам на сумму 628,24 млн. рублей и $19600, в том числе в бюджет – 99,17 млн. рублей. На 8 госпредприятиях процедура ликвидации завершена. Кредиторам возвращено 503,2 млн. рублей, в том числе бюджету – 60 млн. При этом «возврат долгов мог бы быть значительно выше, но его эффективность иногда снижает несвоевременное инициирование должником, кредитором или уполномоченным органом процедуры банкротства». Это сильный упрек в сторону как директората, так и отраслевых министерств и концернов. Как это обычно бывает, в процессе проверки были выявлены и целый ряд замечаний и негатива, который создали директора и концерн. Так управляющий А. Галаш в ОАО «Пищевик» выявил «признаки преднамеренного банкротства и подделки документов». Его коллега управляющий А. Савчук в процессе конкурсного производства по делу о банкротстве ИП «Шервин» выявил сокрытие имущества стоимостью более 200 млн. рублей. Если его продать, то можно погасить долги перед бюджетом в сумме 269 млн. рублей. Управляющий по делу о банкротстве ООО «Руни» передал материалы о злоупотреблениях бывшего руководителя в прокуратуру, по Минскому маргариновому заводу – в УБЭП МВД. По заявлению управляющего по делу СП «Озолс ЛБ» возбуждено уголовное дело. Таким образом, управляющие, работающие, как частные предприниматели, являются своеобразными санитарами экономики, а не е вредными «грызунами». Проверка показала, что «большинством управляющих соблюдается законодательство о банкротстве: обеспечиваются управление должником и исполнение социальных и хозяйственных функций, ведется постоянная работа с кредиторами, совершенствуется работа по подготовке планов санации и ликвидации, выявляются признаки преднамеренного и ложного банкротства, обеспечивается сохранность имущества должника». Нарушения носят мелкий характер: срывы процессуальных сроков, не предоставление полной информации кредиторам, необоснованный отказ в принятии требований кредиторов и т.п. Управляющим было вынесено 19 предупреждений и только у двух (А. Католиков и И. Лой) были приостановлены лицензии. А. Минько, который вел дело ПРУП «Стеклозавод «Гута» хозяйственным судом Витебской области был дисквалифицирован по предложению департамента по санации и банкротству. Получается, что департамент по санации и банкротству подготовил действительно высококлассных профессионалов. Таким образом, А. Лукашенко получил полную информацию о том, что наезд на управляющих и на сам институт банкротства необоснован и мотивирован «шкурными» интересами чиновников и госуправленцев, которые стремятся прикрыть собственную некомпетентность. Более того, наверняка многие из них участвуют в процессе преднамеренно банкротства, когда на протяжении целого ряда лет руководители предприятий и концернов не делают ничего, чтобы предотвратить сползание и промышленности, и сельского хозяйства в огромную долговую яму. Данные Департамента по санации и банкротству по финансовому состоянию госсектора – это не тихий голос с трибуны. Это крик «лечащего врача» о необходимости проведении массовой реструктуризации. Очень многие чиновники хотели бы, чтобы этот крик превратился в писк отдельных управляющих, которые якобы хотят нажиться на бедном госсекторе. А что в этой ситуации делает правительство? Оно докладывает о цифрах роста ВВП и робко молчит о том, что 50% всех госпредприятий можно пускать под нож уже сегодня. Характер принимаемых в последнее время по процедуре банкротства документов показывает, что и в Администрации президента хотят избавиться от гонца, приносящего дурные вести. Людей, которые хотят задаром получить госактивы, везде полно. Многие управляющие уже почувствовали это на себе и начали в массовом порядке сдавать свои лицензии. Мы все хорошо помним советские времена, когда не было и не могло быть ни инфляции, ни банкротства. Посетить этот «музей экономической истории» в очередной раз призывает нас и Минэкономики, и Совмин, и Администрация. Но решения-то принимают не они.

Финансовое состояние и платежеспособность государственных, а также имеющих долю государственной собственности в уставном фонде, предприятий

Показатель

Всего

Госпредприятия республиканской собственности

Госпредприятия коммунальной собственности

 

 

С численностью работающих 1000 чел. и более

С численностью работающих до 1000 человек

Итого

 

Количество госпредприятий

6099

221

2697

2918

3181

Количество неплатежеспособных госпредприятий

3739

170

1578

1748

1991

Доля неплатежеспособных госпредприятий (%)

61

77

59

60

63

Устойчиво неплатежеспособные (неудовлетворительная структура баланса в течение четырех кварталов до составления последнего баланса)

3076

163

1288

1451

1625

Доля устойчиво неплатежеспособных в общем количестве неплатежесп. (%)

82

96

82

83

82

Доля устойчиво неплатежеспособных в общем количестве госпредприятий (%)

50

74

48

50

51

Убыточные неплатежеспособные предприятия

1877

54

673

727

1150

Доля убыточных в обще количестве неплатежеспособных (%)

50

32

43

42

58

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!