Полный абсцесс Указ № 508 объявил бой банкротству

Автор  10 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

1 декабря вступает в силу один из самых реакционных и опасных для экономики нормативных актов, принятых в этом году. Указ президента № 508 от 12 ноября 2003 г. «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» внес целый ряд кардинальных изменений в соответствующий закон. Если в религии нет греха, она пропадает, потому что появляется вседозволенность и разврат. Если в футболе не было бы желтых и красных карточек, жестких дисциплинарных мер, то Ронально или Бэкхем давно бы бросили футбол с поломанными костями. Если в экономике заблокировать механизмы, которые отфильтровывают инвестиционные, производственные и финансовые ошибки, то экономические «грешники» становятся святыми отцами. Указ № 508 поставил шлагбаум на пути реализации важнейшего экономического механизма «прибыль – убытки».  

Если строго следить за логикой Указа № 508, то получается, что для «защиты государственных и общественных интересов» надо, чтобы склады были затоварены неликвидной продукцией, хронически убыточные предприятия продолжали «выбивать» дешевые кредиты из банков и налоговые льготы из бюджета; чтобы множились долгострои, неликвиды и производство технологически и морально устарелой продукции. Более того, чтобы наказывать успешный бизнес, прибыльные и перспективные проекты, которые и «кормят» бюджет и поддерживают государство на плаву.
    С момента вступления закона о банкротстве в силу прошло не целых три года. От этого срока можно отнять период, когда шла подготовка механизмов для его реализации (обучение антикризисных управляющих), а также время, когда работа Департамента по санации и банкротству была практически парализована (примерно с начала 2003 г.). Т. е. закон проработал почти в полную силу чуть более года, но он так напугал чиновников, что они предприняли мощные лоббистские усилия и заставили президента отказаться от его основных достоинств. По сути дела, белорусские власти успешно завершили дело экономических «врачей», которые ставили объективный диагноз реальному сектору. Указ № 508 «убивает» почтальона, приносящего дурные вести, и вводит элементы военного коммунизма. Но об этом чуть позже.
Начнем со статьи 1.3., которая выводит из-под действия процедуры банкротства естественные монополии, режимные или строго режимные объекты, юридические лица, имеющих объекты, находящиеся только в собственности государства и обеспечивающие поддержание необходимого уровня обороноспособности функционирование стратегически значимых отраслей экономики и (или) иные важные государственные потребности. Для того чтобы эта норма указа стала более-менее ясной, осталось принять декрет с определением того, что такое «стратегически значимая отрасль экономики» и «важные государственные потребности». Желательно было бы приложить полный список этих самых отраслей и потребностей, а также юридических лиц, которые имеют на балансе эти самые загадочные государственные объекты. Поскольку такой подробной информации нет, то решение о том, кого банкротить, а кого нет, будет принимать как раз Держатель экономического шлагбаума.
Согласно п. 1.5., ликвидационное производство в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей не применяется, если они обязались поставлять товары или услуги для государственных нужд, в том числе под госгарантии правительства, а также по выполнению «внешнеэкономических сделок в иной форме». Это еще один способ для безалаберного руководителя юрлица спасти свою шкуру: получаешь госзаказ – и ты вне досягаемости для кредиторов.
Трудно будет найти в стране бизнесмена или работника вертикали, который не нарушит действие статьи 1.6.: «Руководители организаций, собственник имущества унитарного предприятия, учредители (участники) юридического лица, индивидуальные предприниматели, государственные органы и организации, местные исполнительные и распорядительные органы в пределах своей компетенции обязаны своевременно принимать меры по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства)». Единственное, что их может спасти, так это ссылки на «пределы своей компетенции». Их явно не хватает, чтобы «взыскивать дебиторскую задолженность, принимать меры по выделению юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям бюджетных средств для погашения задолженности перед кредиторами». Среди других мер по оздоровлению предприятий отметим погашение долгов по госзаказу, за потребленные энергоресурсы, «изменение сроков уплаты налогов, сборов (пошлин), штрафов (пени) и иных обязательных платежей», а также «предоставление кредитов, бюджетных ссуд, субсидий, иных видов финансовой помощи». И «козел», который за все это заплатит Зловеще звучит в указе № 508 п. 1.8.: «Банки и небанковские кредитно-финансовые организации предоставляют кредиты для осуществления досудебного оздоровления, реализации планов завершения досудебного оздоровления в защитном периоде и планов санации в порядке, предусмотренном законодательством». Вот, оказывается, кто заплатит за долгожданное финансовое оздоровление. Тех предприимчивых людей, которые решили, что банки создаются для того, чтобы зарабатывать деньги, ждет глубокое разочарование. Власти разрешили им работать на белорусской земле, терпели их дорогие офисы и шикарные авто только для того, чтобы в день «Ч» прийти в стильный кабинет председателя правления в грязных отечественных ботинках и потребовать дать деньги на «оздоровление». Мнение акционеров, вкладчиков и клиентов имеет второстепенное значение по сравнению с «национальной безопасностью».
Чтобы коммерческим банкам было веселее, им на помощь брошен кредитор последней надежды. Пункт 12 гласит: «Национальному банку в трехмесячный срок разработать и утвердить порядок предоставления кредитов для осуществления досудебного оздоровления, реализации планов завершения досудебной санации в защитном периоде и планов санации». Кто там заикался об инфляции на следующий год 14%? Кто говорит о прекращении эмиссионного финансирования дефицита бюджета? Если меры, предусмотренные в Указе № 508, будут выполнены, то эксперимент по относительной стабилизации белорусского рубля, можно будет считать бесславно завершенным. Чтобы хотя бы частично расшить неплатежи и провести клиринговую операцию по долгам, понадобится, по меньшей мере, 2 – 3 трлн. кредитных ресурсов, т.е. больше, чем объем денежной массы М2 сегодня. В коммерческих банках таких денег нет. Ни Россия, ни МВФ таких ресурсов под «досудебное оздоровление», разумеется, не дадут. Остается одна возможность – поставить П. Прокоповича премьер-министром и заставить его с нового поста начать очередную волну инфляции. Придется либо нарушать «Основные направления кредитно-денежной политики на 2004 год», либо забыть о указе № 508. Комиссар по банкротству, в натуре

    Указ № 508 вводит новый институт временного (антикризисного) управляющего. Что это такое, и на каком этапе они действуют из указа трудно понять. При этом имеющие сегодня лицензии управляющие никак не могут решить, относятся ли положения данного документа к ним или только к временным. Поскольку по указу один управляющий сможет вести только одно производство по делу о банкротстве, то за существующее сегодня вознаграждение в данной сфере согласится работать только человек в погонах. Осталось лишь выяснить качество их знаний в области права, бухгалтерии и экономики. Может, белорусские военные и милицейские академии являются нашим аналогом западных школ MBA?
Авторы указа № 508 считают, что белорусской экономики для финансового счастья не хватает железной руки и дисциплины. Они полностью поддерживают идеологию одного известного политического проходимца, В. Ленина. Он писал, что  труд, который при капитализме выполняют банкиры, бизнесмены и предприниматели, может быть сведен “к контролю над производством и распределением и учету труда и продукции. Эти операции легко могут быть выполнены вооруженными рабочими, поголовно вооруженным народом”. До такой степени мобилизации у нас пока дело не дошло, но п. 13 чисто мирного, на первый взгляд Указа, не может не волновать: «Министерству обороны и Комитету государственной безопасности определить состав юридических лиц, обеспечивающих поддержание необходимого уровня обороноспособности, и правила информирования об указанных лицах хозяйственных судов при возбуждении этими судами дел об экономической несостоятельности (банкротстве)». Поскольку «обороноспособность», как и «общественные интересы» трактуются у нас весьма вольготно, то можно предположить, что степень влияния производства станков, консервов, текстиля или масла на обороноспособность страны будут определять генералы КГБ и армии. Вот такой у нас с банкротством получается шар цвета хаки.
    Поскольку экономика у нас переводится чуть ли не на полувоенные рельсы, то и досудебным оздоровлением, как и процедурой банкротства должны заниматься исключительно компетентные и проверенные лица. Если вы думаете, что они должны иметь выпускниками престижных западных вузов, иметь степень MBA или знать современный менеджмент, то вы ошибаетесь. Лица, достойные доверия властей, носят у нас не пиджаки от Армани, а погоны и скромные белорусские костюмы. Поэтому временными (антикризисными» управляющими будут аккредитованы «лица из числа руководителей, заместителей руководителей, специалистов государственных органов и организаций, органов местного управления и самоуправления, лица, состоящие в резерве на их замещение, а также лица, занимавшие эти должности до ухода на пенсию (выхода в отставку)..». Вот и дело для пенсионеров нашлось. Они не вправе заниматься другой работой, кроме преподавательской и научной деятельности. Трудно вообразить ситуацию, когда чиновник с вертикали вдруг решит перейти на работу временным управляющим, пусть даже с сохранением средней зарплаты по основному месту работы. Зачем ему эта головная боль? Пункт 1.26 указывает на то, откуда будут идти кадры: «Военнослужащие, за исключением солдат, матросов, сержантов и старшин срочной службы, лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, органов финансовых расследований Комитета государственного контроля, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям могут быть назначены временными (антикризисными) управляющими с принятием решения о прикомандировании их к соответствующим организациям...». Вот так одним ударом можно решить проблему сокращения армии и милиции, создать конкуренцию исполкомовским чиновникам и директорам госпредприятий. Осталась только одна загадка: «Почему рядовой милиционер может быть временный управляющим, а сержант армии нет?» Кукловоды от процедуры банкротства Новым временным антикризисным управляющим не надо будет никакой лицензии. Нужна лишь аккредитация «государственных органов». Зря, получается, Департамент по санации и банкротству готовил профессиональных управляющих, которые должны были пройти глубокий курс подготовки, сдать кучу тестов на знание экономики, права и бухгалтерии, в том числе и на психологическую готовность управлять. По указу № 508 кандидатура управляющего, который будет заниматься градообразующими предприятиями, государственными организациями, организациями с долей государственной собственности, «а также юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, имеющих государственные и международные заказы, представляется хозяйственному суду государственными органами, государственными организациями, подчиненными Правительству Республики Беларусь, местными исполнительными и распорядительными органами». Интересная получается система управления государственной собственностью: чиновник назначает директора предприятия. Чиновник утверждает в должности всю вертикаль власти и, разумеется, военных. Чиновник аккредитует антикризисных управляющих. Чиновник приказывает банкам профинансировать мероприятия по финансовому оздоровлению. Чиновник обязуется обеспечить устойчивый рост и улучшение качественных показателей экономики. Места независимой экспертизе и аудиту, частному бизнесу со своим взглядом на экономические приоритеты в такой системе нет.
    Зато есть место новому органу по управлению государственными активами - Комиссии по предупреждению экономической несостоятельности (банкротства). Она создается «при республиканских органах государственного управления, местных исполнительных и распорядительных органах». В ее состав войдут представители этих самых органов, а также (на период рассмотрения дела) «собственник имущества унитарного предприятия, представители учредителей (участников) юридических лиц, индивидуальные предприниматели». Почему вдруг люди, которые не умели управлять имуществом последние 10 лет, вдруг этому научатся в рамках Комиссии, неясно. Зато законотворчество, контроль и финансирование будет в одних руках. Для пущей убедительности надо было бы включить в состав Комиссии представителя Министерства статистики, чтобы «рисовать» адекватные «общественным интересам» финансовые показатели.

Банкротств станет меньше. Приказано жить веселее
Если в нашу страну не идет инвестор, не спешат с новыми кредитными линиями иностранные банки, а внутренние источники сокращения издержек и повышения производительности практически исчерпаны, то при новых ценах на топливно-энергетические ресурсы ухудшение финансового состоянии предприятий предопределено. Чтобы поправить «картинку» с выставки белорусской промышленности и сельского хозяйства, указ № 508 изменил основания для подачи заявления кредитора о признании должника банкротом. Новый принцип прост: нет жалоб – нет банкротства. Чтобы кредитору все-таки подать заявление, ему надо в совокупности иметь следующее: во-первых, достоверные, документально подтвержденные сведения о неплатежеспособности должника, имеющей или приобретающей устойчивый характер. Во-вторых, кредитор обязан применить к должнику меры принудительного исполнения либо выявить, что у должника нет имущества, достаточного для удовлетворения предъявленных к нему требований. Только этих норм достаточно, чтобы похоронить процедуру банкротства. Указ № 508 предлагает кредитору самому получить достоверные данные о состоянии своего должника. А как это сделать? Прийти на фирму и попросить добровольно дать всю финансовую документацию? Или, может нанять шпионов и бригаду, чтобы произвести выемку документов? Второе требование еще более абсурдно. Если уж кредитор сумел через суд убедиться, что с должника нечего взять, зачем ему еще мучаться и начинать процедуру банкротства? Тем более если за ошибку в документах можно получить штраф до 500 базовых величин (около $3800). Не будет сладко учредителям предприятий  их руководителям, на которых возлагается субсидиарная ответственность, если имущества ликвидируемых организаций не хватит для того, чтобы рассчитаться с долгами. Это «хорошая» новость для директората, которому нет особого смысла копить личный капитал – в один прекрасный день, когда в бюджете не будет хватать денег, и по ним может пройтись «продразверстка».
Статья 1.11 прямо нарушает положение Конституции о равенстве частной и государственной собственности. Долг в 100 базовых величин (около $760) достаточен, чтобы кредитор имел право возбуждать против частника процедуру банкротства. Иной подход к градообразующей или приравненной к ней организации, государственной организации, организации с долей государственной собственности в уставном фонде, а также к юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, которые имеют государственные и международные заказы. Для них размер долга должен составлять 2500 базовых величин (почти $19000), т.е.  в 25 раз больше.
Отметим еще один интересный момент. До принятия указа № 508 считалось, что если в акционерном обществе есть хотя бы одна частная акция, то оно уже считается негосударственным. Сейчас же все такие предприятия вне зависимости от доли частного капитала подпадают под одну гребенку с государственными. Это, пожалуй, самая неприятная новость для иностранных инвесторов. Вообще, весь указ, очевидно, написан для того, чтобы максимально затруднить наведение порядка в государственном секторе. Даже если настойчивый кредитор дошел-таки до суда, пытаясь получить свои деньги, то «самый гуманный и справедливый» белорусский суд «вправе установить защитный период сроком до трех лет в целях завершения досудебного оздоровления». В течение этого периода временные, антикризисные управляющие, которые будут тщательно выбираться чиновниками из чиновников, так науправляют предприятиями, что от имеющихся хлипких активов останутся лишь жалкие развалины.
Указ № 508 не способен улучшить качество управления государственными активами. Он еще больше защищает интересы плохих менеджеров и расхлябанных «вертикальщиков». Сегодня даже ответственные директора госпредприятий боятся проявлять инициативу и предлагать планы по реструктуризации своих компаний. Новый порядок банкротства еще больше парализует их волю. Доводить государственные активы до ручки, готовить почву для их прихватизации за счет развала банковской и денежной системы страны будут люди без страха и упрека. Страх свойственен только тем, кто понимает, что творит.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!