Устойчивое за(по)мешательство Послание – начало предвыборной кампании

Автор  10 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

А. Лукашенко вышел в свет с очередным посланием Национальному Собранию и народу Беларуси. Внимательный анализ документа позволяет лучше понять, что происходит в кабинетах. Простой белорусский человек, промышленник, аграрий, торговец – все ожидают перемен. Запад рассчитывает на переход к благоразумию. Россия во главе в новым энергичным президентом также не склонна переливать из пустого в порожнее. Ожидание затягивается. Нервы напряжены. Свои и российские ресурсы изрядно истощены. Перемены неизбежны. Все понимают, что они могут начаться только с реформы одного человека, который раздал кучу обещаний и взвалил на себя тяжелый груз ответственности.  

А. Лукашенко (просто АГ или ПП РБ) ждут выбора. Чиновник и рабочий ждет повышения зарплаты, колхозник и строитель ждет дотаций, бизнесмен ждет защиты частной собственности, врач – бесплатных лекарств, учитель – новых учебников, "Газпром" и РАО "ЕЭС России" – живых денег или имущества. Все говорят о рынке, некой справедливости, равных правах, но каждый о своих. Складывается впечатление, что в Беларуси разговаривают на множестве разных, не понятных друг другу, языках. ПП РБ у нас – народный, общий, поэтому в своем ежегодном послании он использует диалекты разных социальных групп, понятные только им. К сожалению, не   понятные ему самому. Это особенно ярко проявилось в последнем, где АГ использовал старые пропагандистские трюки и предвыборные уловки: грозил чиновникам, Западу, оппозиции, промышленности, аграриям и не хвалил Россию. Выступал решительно, говорил много и непонятно: белорусская модель предполагает равные условия для всех, выделение приоритетов, разумный протекционизм, иностранные инвестиции, обеспечение всепогодного урожая при активной помощи промышленности, "рациональная жесткость в области бюджетной политики", жизнь "по средствам, сокращая долги и эмиссию" и "всемерная поддержка экспорта, сельскохозяйственного продовольствия и жилищного строительства" – одновременно. В мире наверняка не найти экономиста (кроме нескольких белорусских сказочников-марксистов, по старинке делающих чрезмерно "точные" прогнозы на 25 лет вперед), который бы взялся за расшифровку данных постулатов. Это если к ним относиться серьезно, а не как к предвыборным лозунгам и обещаниям. Чрезмерная противоречивость лозунгов данного посылания говорит об одном: А. Лукашенко не имеет четкой концепции дальнейших действий. Он в растерянности и не знает, что делать дальше. За 6 лет он не смог создать такой системы, когда бы основные решения можно было бы принимать внутри страны. На Запад пойдешь – потеряешь часть политической власти, расстанешься с иллюзией личных, а не законодательных гарантий инвесторам, позволишь налогоплательщикам разных убеждений говорить по телевидению, радио, которое, кстати, содержится и на их деньги. На Восток пойдешь – потеряешь суверенитет, статус первого лица, контроль за денежным печатным станком, за распределением официальных и теневых ресурсов, продашь за долги лучшие предприятия. А идти больше некуда. Не идти дальше – нельзя, выборы не за горами. Что вообще делает ситуацию пикантной. От решительного ПП РБ ждали выбора. Он разочаровал и сторонников, и противников. Ждет внешних сигналов. От боссов или от партнеров? Мы вскоре получим ответы на эти вопросы.

"Приспешники" с Востока?

Скорее инстинкт, чем трезвый расчет, позволяет АГ делать некие решительные заявления. Если не принимать во внимание словесную шелуху про оппозицию, внешних врагов на Западе и беспечных колхозников, основной темой послания стал суверенитет Беларуси. В начале выступления прозвучало "подтверждение неизменности курса на укрепление суверенитета и независимости. Менять его мы не собираемся и никому этого не позволим: ни внутренним деструктивным силам, ни зарубежным "хозяевам" и приспешникам". Кроме фашистов из РНЕ да отдельных радикальных коммунистов никто на суверенитет республики не посягает, наоборот – все защищают. Значит, ОГП, БНФ, "Грамада" – это естественные союзники АГ. Ключевая задача внешней политики США и Западной Европы – опять же сохранение суверенитета Беларуси. Очевидно, данное высказывание адресовано "хозяевам" на Востоке, иначе вместо слова "зарубежные" было бы слово "западные". И в конце А. Лукашенко также заявляет: "Беларусь есть и остается независимой и суверенной. Таков наш курс. Это выбор народа". Про народ это он правильно, потому что только мизерные 5% совсем не белорусов видят нашу страну в составе Российской Федерации. Про сохранение и укрепление суверенитета и независимости в составе Союза можно говорить сколько угодно, потому что это то избитое клише, которое по инерции используют политики, не придумавшие другие избирательные политические ходы, и оно лишено всякого содержательного смысла. Да, можно предположить, что АГ выберет Федерацию как меньшее из двух зол, но легитимизировать данный аншлюз будет крайне сложно. В этом контексте не будем забывать про украинско-американский фактор, с одной стороны, и геополитические издержки России – с другой.

Опять все свалили на мировой кризис


Упоминание размера территории Беларуси, а также что и сколько мы производим смахивает на начало выступления генсека компартии, окрыленного шовинизмом и имперскими амбициями. Показать эффективность "белорусской модели", перспективность настоящего курса при помощи этих долей процента нельзя. Вот если бы можно было измерить объем белорусской глупости в мировой системе, то наверняка бы по размерам он оказался равным территории, количеству населения и даже доли производства калийных удобрений нашего "Белкалия". Интересно, как долго спичрайтеры и официальные лица будут пользоваться госплановской фразеологией социализма и вала. С Запада, Севера, Юга, сейчас уже с Востока нам говорят: "Очнитесь! Ваш поезд в огне". Но под копирку переписываются те же штампы, что и 20 лет назад.

Спичрайтеры явно хотели угодить не только АГ, но и всем более-менее важным министерствам. Среди тормозящих факторов развития экономики Беларуси первым был назван глобальный финансовый кризис, который "снизил общий уровень спроса, усилил конкуренцию и усложнил условия торговли". Как легко сваливать все на африканских страусов и антарктических пингвинов: не те яйца, не там размножаются, не приносят общественной пользы… Беларусь минимальным образом включена в мировую систему разделения труда. Власть сама предпочла положить голову в экономическую пасть российского льва и еще доплачивать за это. Одно время "царь" региона был сыт, но то было давно. Поэтому белорусские потери от российского кризиса – это следствие близорукой экономической политики, а не форс-мажора. Поляки, литовцы и эстонцы благодаря совершенно иной экономической политике сумели не заразиться хронической "болезнью" большого соседа и уберечь производителя и потребителя от серьезных проблем.

Колобку уже некуда бежать


Беларусь остается, пожалуй, одной из последних стран в мире, руководство которой так и не поняло, что такое инфляция, каковы ее причины и, соответственно, как с ней бороться. Объясняя причины инфляции и девальвации, АГ свалил в кучу "коней и людей": "значительное отрицательное сальдо во внешней торговле, недостаток твердой валюты, интенсивная эмиссия денег, различие котировок и другие негативные явления". Раз уж эти явления были объявлены негативными, то следовало бы устранить причины их порождающие. Отнюдь, решения о безусловном отказе от эмиссии как способе покрытия дефицита бюджета, об обеспечении независимости Нацбанка, о переходе на единый курс, о банкротстве должников в послании нет. Есть лишь требование "рациональной жесткости в области бюджетной политики". То есть можно быть жестким, но если стало больно и невтерпеж, тогда опять включить денежный печатный станок и списать миллиард-другой долгов.

ПП РБ очень четко описывает вопиющие факты белорусской экономической действительности: "Предприятия продолжают нести убытки от неэквивалентного бартерного обмена, который превратился в огромную индустрию по зарабатыванию денег различного рода дельцами. Выросли взаимные неплатежи, резче проявилась проблема обеспечения предприятий собственными оборотными средствами". Очевидно, что качество законодательной базы, монетарной и фискальной политики при размытости прав собственности заставляет директорат идти на такие схемы. Более того, для многих лично они выгодны. Отсутствие каких-либо значимых бюджетных ограничений при полном контроле АГ за бюджетами, внебюджетными фондами и даже средствами на счетах предприятий определенно указывает на основного виновника такого состояния дел. Предприятия жалуются в концерны. Концерны в министерства. Министерства – в правительство. Правительство – в Администрацию президента. Администрация осторожно "капает" А. Лукашенко. Тот ищет врагов, слушает напуганных до смерти и дрожащих за свои служебные стулья советников и оставляет все как есть. Проверить правильность собственных, даже самых глубоких и очевидно ложных убеждений, АГ пока не решается. Так что все грозные слова "хватит разговоров", "время требует", "обеспечить при любых погодных условиях" и "мы спросим как никогда остро", которыми изобилует послание, следует отнести в первую очередь к тому, кто принимает практически все важнейшие экономические решения и распределяет львиную долю капитала. Хозяин – это не только тот, кто распоряжается имуществом, но и тот, кто отвечает за последствия своего выбора. Кроме Лукашенко, выбранных, назначенных или самоназначенных хозяев у 85% государственных активов нет.

Россияне давно настойчиво предлагают избавиться от бартера. Этот вопрос встает на каждом раунде переговоров с РАО "ЕС России" и "Газпромом". Так что "разных дельцов", "валютчиков", "посредников" породило само правительство АГ. Они хоть как-то помогают "расшивать" проблемы неплатежей, обеспечения предприятий сырьем и энергоресурсами, решая попутно и социальные вопросы. Побольше жесткости со стороны российских партнеров – и вот тогда реформаторы в Беларуси получат мощнейших импульс поддержки со стороны реального сектора, потому что быть заживо погребенным под обломками цеховых зданий никто не хочет. Директора все больше понимают, что "справедливые правила, формулы и схемы распределения", это правила рынка с институтом свободных цен, частной собственности, диктатурой закона и потребителя.

Об истощении интеллектуального потенциала власти говорит и повторение абсолютно ошибочной, затратной и полностью бесперспективной концепции точек роста – "всемерной поддержки экспорта, сельскохозяйственного производства, жилищного строительства". "Всемерная" быстро превращается в "безразмерную" и "бесконтрольную". Это положение никак не вяжется с тезисом следующего абзаца послания: "Государственная поддержка должна быть оказана прежде всего тем проектам и программам, которые являются перспективными, конкурентоспособными и валютоокупаемыми". Сельское хозяйство, строительство и многие экспортеры в нынешнем состоянии не соответствуют ни одному из критериев. На недавнем совещании, посвященном проблемам села, практически все государственные мозговые центры и структуры высказались за реформы агросектора, но были жестко "высечены" А. Лукашенко. В прошлом году на село было потрачено 12,5% консолидированного бюджета. В этом году А. Лукашенко пообещал уже 13,6%. Это напоминает старый анекдот про тлю, которая ежегодно съедает весь урожай свеклы. В конце концов, директор колхоза принимается решение повысить посевные площади в 2 раза, чтобы тля подавилась.

Конфликт между аграрным лобби и его персонифицированным лидером приобретает более резкие формы. Названные плановые показатели на очередную пятилетку (чуть ли не трехкратное увеличение всех производственных индикаторов) вызвали смех даже на недавнем сельскохозяйственном совещании, не говоря уже о серьезных аналитиках агробизнеса. Никто из экономистов не может толком объяснить, зачем к концу 2000 года выводить "на проектную мощность по продуктивности все имеющиеся животноводческие и птицеводческие комплексы", которые работают с отрицательной рентабельностью. Следующим логическим шагом было бы доведение количества выпускаемых тракторов до 100 тысяч. Почему это на белорусском флагмане мощности простаивают? А. Лукашенко уверял, что "любую землю можно сделать прибыльной, надо только работать. Не бывает плохих земель, бывают плохие хозяева". Никак не может уяснить белорусская власть, что настоящему хозяину никто не вправе приказывать, что делать с землей, что и когда сеять, кому и за сколько продавать. Самая большая беда белорусской экономики как раз заключается в том, что у нас нет хозяина, а есть лишь наемные рабочие, арендующие на тех или иных условиях государственную собственность. Будь земля своей, будь заводы своими, тогда и работали бы люди по-другому и не просили бы у правительства милостыню, как будто оно каким-то магическим образом может превратить циркуляры в хлеб и мясо.

Не лучшие отношения у ПП РБ с регуляторами и вертикальщиками. Им приказано выработать "в кратчайшие сроки... меры по кардинальному решению проблем ценообразования". В компанию ценовых администраторов настойчиво приглашены палатники с их неиспользованным потенциалом. Ограничивали рост цен двумя процентами в месяц, потом – пятью. Не помогло – инфляция улетела за 350% в год. Есть два надежных способа избавиться от повальных нарушений в сфере ценообразования: установить предел роста цен в 300% в месяц или полностью либерализовать цены на все факторы производства, включая денежные ресурсы.

А. Лукашенко огласил еще одну истину, признавшись заодно в нарушении конституционной нормы о создании равных условий хозяйствования: "...многие крупные иностранные инвесторы пришли в Беларусь благодаря особым преференциям, предоставленным со стороны нашего государства". Следом высказывается мнение о необходимости ухода от "практики "разового" решения вопросов о дополнительном стимулировании отдельного предприятия". И тут же, как бы испугавшись собственной рыночности, АГ говорит, что "особые преференции будут предоставляться только под проекты, направленные на освоение новых и высоких технологий". Уже вижу, как чиновники из всевозможных "промов", "продов" и "торгов" логично и, главное, в соответствии с канонами белорусской экономической науки обосновывают выделение дотаций колхозам и промышленным предприятиям под разработку своих web-сайтов и проведение селекторных совещаний в режиме online. Опять идет разговор с точки зрения выделения приоритетных наукоемких отраслей. Без защиты интеллектуальной собственности, когда изобретатель не имеет прямого интереса от внедрения своего изобретения, когда ему надо убеждать не инвестора и предпринимателя, а чиновника, любая, даже самая тупиковая разработка может получить бюджетное финансирование. О том, что это было глупое вложение, налогоплательщик узнает гораздо позже, лет через 5 – 7, но деньги уже не вернешь. Власть никак не может понять, что в Беларуси на уровне государства нельзя оценивать перспективность того или иного производства. На то нет никаких научных оснований. Все попытки правительств более развитых стран, МВФ сделать это же в разных регионах мира неизменно заканчивались провалами. Если же выбор делает инвестор, рискуя своими деньгами и оценивая все "за" и "против", то тогда и города цветут, и села преуспевают. АГ своим посланием вряд ли смог убедить серьезных инвесторов. Призыв искать "схему разумного протекционизма" звучит зловеще в системе иррациональной системы чиновничьего беспредела.

Итак, на какие подвиги послал А. Лукашенко армию чиновников? Можно ли ждать от предложенной программы модернизации экономики, "овладения искусством продвижения товаров, сохранения и расширения рынков сбыта"? Будет ли жизнь безопасней, товары дешевле и зарплата выше? К сожалению, ответ отрицательный. Основные "больные" вопросы современной белорусской экономики – собственность, экономическая свобода, равные условия хозяйствования, стабильность денег, стимулирование сбережений, привлечение инвестиций – так и остались неподъемными для первого президента Беларуси. Да, власть удержать еще некоторое время можно, но зачем? Косметически отремонтированное правительство ожидало программу действий, а получило набор взаимоисключающих положений, терзаний, сомнений. Власть, оказывается, очень слаба, раз не имеет смелости посмотреть правде в глаза и начать думать о себе в этой стране, т.е. своей родине, а не на Карибских пляжах.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…