Премьер, еще премьер…

Автор  10 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Весна на носу. Стрелочники полетели с насиженных мест. Только на белорусском экономическом Олимпе миграция имеет обратное направление: с "теплых" номенклатурных кабинетов в … немилость к А. Лукашенко, в тюрьму либо небытие? На почетную пенсию с грамотой и благодарностью или в ссылку на дипломатическую службу? Для экономической политики Беларуси абсолютно безразлично, что будет лично с С. Лингом. Он не был фигурой знаковой, мощной, влиятельной настолько, чтобы говорить об этапе Линга, о выборе целостной последовательной модели развития Беларуси. Полное согласие с позицией А. Лукашенко, М. Мясниковича, И. Титенкова, И. Долголева и иных влиятельных лиц с бывшей и теперешней обоймой власти. Более того, очень трудно найти отличие в макроэкономических взглядах всех белорусских премьеров, включая В. Кебича и М. Чигиря. Винегрет марксистских штампов, общих схем из стандартного учебника по "Экономикс" 80-го года издания и обрывки парадигм (часто несовместимых) перехода от социализма к рынку, от тотального госрегулирования к мягкой модели народного капитализма с человеческим лицом и "видимой" рукой государства. В Беларуси никогда еще не было принципиальной содержательной смены премьер-министра, смены команд, имеющих свои твердые убеждения на предмет реформирования экономики. В Чехии, Польше, Эстонии и других более продвинутых странах сторонники быстрых системных реформ сменялись приверженцами политики "мягкой посадки". Сторонники тотальной приватизации заменялись на тех, кто считает, что и государственные предприятия могут успешно конкурировать в глобализирующемся рынке. Правого кейнсианца Е. Гайдара сменил "красный директор" В. Черномырдин, на место монетариста Л. Бальцеровича пришел сторонник теории спроса Г. Колодко. Через некоторое время они опять поменялись местами. Принадлежность к определенной экономической школе, течению делает экономиста прогнозируемым для международных и отечественных экспертов. Это очень важно для формирования рациональных ожиданий для всех экономических субъектов, особенно иностранных инвесторов и представителей транснациональных корпораций (ТНК).  

Прозревший или отчаявшийся?

Ушедшего С. Линга, равно как и людей его обслуживающих, с трудом можно отнести к некой экономической школе. Наши придворные экономисты, премьеры, советники делятся на тех, кто безропотно выполняет любой каприз вышестоящего начальника, облекая очередную экономическую ересь в наукоподобную форму, и тех, кто имеет некие внутренние, глубоко спрятанные взгляды и чисто человеческие качества, которые не позволяют дольше определенного времени (год, два, максимум три) терпеть непрофессионализм, унижения и аморальность власти. Должности на уровне правительства чему-то да учат. Сравните раннего и позднего Чигиря, раннюю и позднюю Винникову, даже раннего и теперешнего Прокоповича. Прогресс налицо. Отдельные высказывания позднего С. Линга можно было даже приписать сторонникам М. Тэтчер и М. Фридмана. Может быть, поэтому и "ушли" премьера эпохи 10-процентного роста ВВП (за счет государственной стимуляции спроса), интенсификации бартерных торговых схем, тотального регулирования цен, отказа от стабильных национальных денег, роста неплатежей и отсутствия элементарной финансовой дисциплины среди госпредприятий и учреждений? Понадобилась "молодая кровь", новый локомотив, который будет вести стареющий и разваливающийся на глазах паровоз белорусской экономики, не задавая никаких вопросов и не терзаясь сомнениями. С. Линг начал ставить вопросы, что свидетельствовало об определенном прозрении. Он понимал, что в данной системе координат пост премьер-министра никогда не будет функционально значимым. Значит, отчаялся? Скорее всего, просто пришло время произвести очередную кадровую ротацию, чтобы показать народу, что президент все знает, все видит и думает о тебе, дорогой избиратель.

"Серый" имитатор

Официальные лица наверняка скажут, что С. Линг заслужил почет и уважение, потому что не допустил социальных катастроф, противодействовал перераспределению капитала в пользу "жадных частников", способствовал выполнению утвержденных госпрограмм, обеспечивал выполнение капризов Администрации президента и иных влиятельных структур и лиц. Некоторые поставят ему в заслугу рост ВВП и внутренних инвестиций, доведение объема производства в некоторых отраслях до уровня 1990 года. Но действительно ли здесь присутствует данная причинно-следственная связь? Были бы зафиксированы все те "позитивы", не будь С. Линг на месте премьера? Уверен, что были бы, потому что в иерархии белорусской экономической власти премьер-министр (не как конкретное лицо, а как должность) выполняет роль мальчика на побегушках, подносчика снарядов и организатора досуга (по типу старых комсомольских тусовок) одновременно. В данном контексте можно сказать, что на определенном этапе своей профессиональной карьеры личные интересы и мотивы (престиж, слава, деньги, страх, власть над людьми) С. Линга, предлагаемый им набор услуг совпали со спросом со стороны А. Лукашенко и Администрации. На момент назначения для бывшего премьер-министра не было лучшей альтернативы.

С. Линг и его правительство имитировало проведение неких реформ, разрабатывало само или принимало чужие скучные, ненужные, а часто и вредные программы по развитию отдельных отраслей и экономики в целом (вспомним хотя бы интеллектуальную "товарную номенклатуру" Эйдина и иже с ним). Она безропотно отказалась от положительной ставки процента, от института свободной цены, от диверсификации внешней торговли и институциональных преобразований. С. Линг либо поддерживал, либо молчаливо соглашался с вопиющими фактами из экономической жизни страны, которые происходили в его бытность премьером: волна перерегистраций, примеры национализации частного имущества, беспредел по отношению к предпринимателям, в том числе принятие нового порядка регистрации, дискриминация всех субъектов, кто не имеет личных связей со шкловскими и могилевскими полисимейкерами и у кого работает меньше 5 000 человек; принятие законодательных актов задним числом, ценовые репрессии по отношению ко всему реальному сектору (опять-таки за исключением избранных). Премьер Линг войдет в историю как человек, который не смог увеличить реальные доходы на душу населения выше 40 Usd, пенсии  – выше 25 Usd, объем прямых иностранных инвестиций – выше 50 Usd, в то время как в соседних странах, на запад от Беларуси, такие цифры уже давно звучат как оскорбление и являются распиской политиков и министров в собственном непрофессионализме. С. Линг не решил ни одной фундаментальной задачи, стоящей перед нашей переходной экономикой: макроэкономической стабилизации – нет, либерализации и рынков факторов производства – нет, институциональных преобразований – тоже нет. По итогам 1999 года (результат проводимой на протяжении ряда лет политики) Беларусь еще никогда так низко не котировалась среди 27 транзитивных постсоциалистических стран (инвестиционная привлекательность, безопасность, гарантии частной собственности, вход на рынок, экономическая свобода, степень коррумпированности и уровень рисков). Ставить в заслугу человеку то, что мы пока богаче Албании, Туркмении и Кыргызстана, по инфляции – впереди Европы всей? Благодарить за то, что Беларусь не только успешно избавилась от собственных частных инвесторов, но и способствовала созданию в соседних странах более конкурентных производств и целых отраслей? Хвалить за то, что правительство не сделало ровным счетом ничего, чтобы обезопасить Беларусь от прошлых и будущих российских шоков? Полноте, судари. С. Линг несет большую часть ответственности за все вышеперечисленное. Многие возразят, мол, не имел полномочий, хотел воздействовать на власть изнутри, обучать неопытных политиков и нейтрализовать их капризы. Неужели надо было столько лет ждать, чтобы убедиться в тщетности данных потуг? У премьера всегда есть выбор: уйти в отставку или остаться, особенно если проводимая другими людьми экономическая политика, не соответствует его убеждениям и знаниям. Очевидно, взгляды С. Линга и высшей власти совпадали, раз он ни разу публично не поставил вопрос: или я, или сами разгребайте свои социалистические авгиевы конюшни.

Строители наступают, мы проигрываем


После назначения строителя Прокоповича на пост Председателя Нацбанка белорусы научили мир уже ничему не удивляться. И вот очередное "строительное" назначение. На этот раз строителю Ермошину поручили строить белорусскую экономику на посту премьер-министра. Знаю монетарную экономическую школу, кейнсианскую, австрийскую, а в Беларуси есть, очевидно, некое особое теоретическое течение – строительно-сельскохозяйственное. Какой мальчиш-плохиш раскроет для не понимающего специалиста МВФ и ЕБРЗ великую тайну, почему весь мир берет лучшие экономические кадры из соответствующих университетов Чикаго, Лондона и Фрайбурга, а белорусы – из мастеров кирки и лопаты, тяпки и граблей? Тяжелое наследство досталось В. Ермошину. Так бы подумал любой экономист. Для строителя, просто "хорошего хозяйственника" проще: он год будет входить в курс дела, советники получат возможность отточить педагогическое мастерство. Чувство опасности от того, во что он вляпался, появится гораздо позже. По опыту Прокоповича можно сказать, что как минимум через год. Именно столько надо А. Лукашенко простоять до следующих президентских выборов, имитируя некие экономические телодвижения. Говорить о серьезных изменениях в экономической политике в связи с приходом нового премьера нет абсолютно никаких оснований. Более того, В. Ермошин наверняка попадет в очень неприятный период падения основных макроэкономических показателей. Он столкнется с необходимостью ужесточения борьбы с инфляцией, с одной стороны, и бесплатного финансирования госсектора – с другой, с необходимостью пересмотреть ценовую политику, с одной стороны, и удержания цен на "социально значимые" товары – с другой. Строить ледовые и прочие дворцы, многоэтажки, ремонтировать дороги и обеспечивать порядок при проведении митингов и шествий – это одно. Здесь В. Ермошин просто тратил деньги налогоплательщиков, не заботясь особо о том, как превратить Минск в современный, хорошо зарабатывающий европейский город. А создание инвестиционного климата в стране, построение институтов рыночной экономики – это абсолютно другое. Сомневаюсь, что бывший мэр столицы получит реальные рычаги управления экономическими процессами.

Беларусь получила еще одного послушного, исполнительного, практически ничего не значащего человека на практически ничего не значащей должности. Получила из рук того, который несет полную ответственность за общее состояние дел в экономике и обществе. Снятие с высших экономических постов людей, которые пусть по формальным признакам имеют отношение к экономике, назначение явных непрофессионалов – это создание дополнительных угроз экономической безопасности страны. Это антисоциальная, антипроизводственная политика. Кто-то когда-то оценит ущерб для экономики и для каждого белорусского гражданина от ошибок обучаемых на должностях "послушных, хороших" парней. Ясно одно: именно производитель и потребитель заплатит за продолжающийся в республике кукольный театр экономического абсурда. Происходит смена декораций и действующих кукол. Сценарий и постановщик остаются прежними.
 

Другие материалы в этой категории: « Шаляй-валяй В красном секторе »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…