Как проснуться в новой стране

Автор  10 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Совещания, встречи, нагоняи. Монологоподобный диалог, интеграционная инерция, поиск новых кандидатов и предчувствие перемен. В далекие 20-е Ленин и K0 запустили НЭП, нахлебавшись национализации банков, промышленности и сельского хозяйства. В более близком 1988 году советские граждане проснулись в один весенний день в новой стране – компартия легализовала кооперативы, создав для них очень либеральное законодательство. Поляки также помнят такой день – январь 1990 года, когда произошла либерализация цен и пустые прилавки по мановению "невидимой руки" рынка наполнились товарами. В истории каждой страны есть даты, когда принимались или вступали в силу законы, которые переворачивали ход национальной истории. Такие дни, события не возникают спонтанно. Им предшествует активное противоборство, сотрудничество различных сил. Назревают конфликты, заканчиваются ресурсы, невтерпеж хочется иных условий хозяйствования, полномочий для других людей – новой раздачи карт. Поскольку развитие событий в нынешней Беларуси весьма напоминает конец 80-х Советского Союза, можно предположить, что и в нашей стране будет некий закон, декрет, событие, которое повернет колесо белорусской истории в другую сторону. Если хватит ума, власти придумают некий красивый лозунг, чтобы оправдать смену курса и внушить населению, что новые ориентиры – это для их же благополучия. Может быть иначе: банально найдут козлов отпущения и заведут заезженную пластинку на той же ржавой шарманке. Какое-то время эти меру помогут: наиболее активные и голодные успокоятся, кредиторы переведут дыхание, наблюдатели начнут отсчет очередных 100, 40, 9 дней. В конечном итоге, приведут новых людей и поставят решать старые наболевшие проблемы.  

Ждут-с В Минск все чаще начали заезжать представители крупных российских финансовых групп. Активизировались представители естественных монополистов (газовики, энергетики, нефтяники), медийные группы. Они изучают ситуацию, подбивают балансы экономических отношений и… ждут, когда в Беларуси начнется. Они достаточно смутно представляют что, но хотят быть близко, под рукой. Они даже не знают, в какой конкретно форме хотели бы участвовать в разделе государственного имущества Беларуси. Дело в том, что в Беларуси никто конкретно не знает, что сколько стоит. Государственная методика оценки стоимости предприятий вызывает лишь саркастические улыбки у людей, знающих, как формируется цена на рынке. По причине отсутствия такового надо бы пойти на некие решения, апробированные в Восточной Германии, Литве или Польше. Благо, опыт накоплен богатый. Программа максимум богатых людей с Востока – получить за долги или за обещания будущей прибыли и минимальное вознаграждение формальный статус собственника. При этом с целью получения "более справедливой цены" они постараются как можно дольше блокировать вход на белорусский рынок бывших коллег по соцлагерю, а также европейцев с американцами. Программа минимум – получить хоть какую-то денежную или имущественную компенсацию за свои долги. В свое время Россия компенсировала "вклады" зарубежным игрокам российской финансовой пирамиды ГКО по ставке 15 – 25% от номинала. Вряд ли от "брата" можно ожидать такой щедрости, но чем черт не шутит. "Новая" Россия с новыми русскими Те, кому Беларусь ничего не должна, но кто успешно использует ее территорию в транзитных, перевалочных, производственных или иных целях, понимают, что наша страна – это единственный оставшийся островок собственности, не тронутый рукой реального хозяина. Каждой халяве рано или поздно приходит конец. Каждую законодательную дырку рано или поздно затыкают. Каждый заработанный "в тени" доллар хочется легализовать и не прятать в оффшорах и спецзонах. Хочется спать спокойно и создавать свои семейные династии, а не только трактористов и шахтеров. Российских и украинских свободных денег хватает. Они по мере падения законодательных преград у себя на родине, следуя вполне разумному принципу не класть все яйца в одну корзину, скупают собственность в соседних странах – для бизнеса, а в экзотических уголках – для отдыха. Некоторые делают это целенаправленно, чтобы расширить свой основной бизнес. Другие – чтобы было в загашнике, авось, пригодится. Российские предприниматели надеются, что новое правительство освободит Россию от всеобъемлющего государства и олигархов, плотно работающих с силовыми структурами. Малый и средний бизнес рассчитывает получить равные условия конкуренции. Делать это архисложно, поэтому прямая или косвенная стимуляция экономических процессов в Беларуси – это вполне безобидная и не требующая никаких критических решений и жертв мера. Сегодня в России на ура идут решения, которые на руку силовикам (плюс производителям и торговцам оружия), региональным элитам и так называемым естественным монополиям. При Ельцине расхватали по кускам Россию, приватизировав прокуратуру и силовые органы. При этом практически не было ни одного случая наказания тех лиц, которые допустили нарушения не самого жесткого приватизационного закона. Гераклом В. Путину быть очень сложно: чистить российские авгиевы конюшни трудно и непопулярно, а вот Беларусь приобщить к единому экономическому пространству в рамках интеграционных процессов не так сложно. Благо белорусские потребители и производители и так исправно платят твердую валюту в российский бюджет, пользуясь более льготным режимом ввоза товаров из третьих стран. Благо многие представители белорусской власти пищем лезут в союзные структуры на российские зарплаты. Развитие событий вокруг "Медиа моста" показали, что даже при декларируемой либеральности многих программ и явно рыночных взглядов людей из окружения теоретическое равенство конкурентной среды по-русски может означать распространение реальных практик по-белорусски. В этом раскладе белорусской власти конкурировать на одном и том же правовом и информационном поле с "новой" Россией и новыми русскими будет очень сложно. Радикально либерально или как? Что же может правительство Беларуси противопоставить неблагоприятным для себя внешним и внутриэкономическим тенденциям? Как сбить агрессивный наступательный потенциал восточного соседа, повысить конкурентность национальной экономики, поднять зарплаты и пенсии, сохранив по максимуму политическую и экономическую власть? Никак, потому что данные цели противоречат друг другу, и надо будет жертвовать одними за счет других. Официальные декларации не в счет. И здесь перед руководством Беларуси стоит очень сложная задача. Необходимо принять ряд нестандартных решений, чтобы, по крайней мере, сбить с толку на какое-то время растущие ряды недовольных как внутри страны, так и за рубежом. Слова "радикальный", "кардинальный" часто приписывают некоторым представителям исполнительной власти России. Как правило, имеется в виду их последовательный либерализм, решимость реально поставить чиновника на максимально изолированное от экономики место. Радикальных социалистов, которые призывали бы еще раз пройти через 9 кругов ада тотальной национализации, очень мало даже в системных компартиях постсоциалистических стран. Поэтому перечень тех законов, которые могут шокировать публику и стать веховыми, окрашен скорее либерализмом, чем дирижизмом. Поскольку индекс экономической свободы в Беларуси ниже, чем в России и тем более Центральной Европе (а в России индекс коррупции один из самых высоких в мире), то нет смысла копировать сегодняшнюю чистую российскую модель с по-прежнему высоким уровнем присутствия государства в экономике как в качестве владельца, так и в качестве ангажированного арбитра. Равно как и нет особого смысла делать слабое подобие европейской модели. Те капиталы, которые там работают, и те, которые намереваются туда прийти, возьмут курс на Беларусь только в случае, если ее условия будут явно лучше, чем в более-менее стабильных переходных экономиках. Поскольку экономический мир уже убедился, что инвестиционный климат у нас явно хуже, то даже самые хорошие законы будут восприняты очень осторожно. Разве только те лоббистские группы, под диктовку которых пишутся те самые законы, не будут держать паузу. На это они, собственно, и рассчитывают. Законы из серии "явно лучше" или пятиуказчина В день "Ч" появляется ряд указов и декретов, которые одновременно полностью переворачивают существующее экономическое поле. Этот день войдет в историю Беларуси, только если все эти законодательные акты будут приняты одновременно. Латание дыр в наших условиях уже не поможет. Указ № 1 "О некоторых вопросах ценообразования" отменяет административное установление максимальных и минимальных цен на товары и услуги, снимает всяческое нормирование прибыли, зарплаты, амортизационных отчислений, банковских кредитных и депозитных ставок. При этом каждое предприятие получает право самостоятельно определять нормы издержек и включать в них инвестиции в образование, здравоохранение, пенсионные и социальные отчисления, благотворительные взносы. Предприятия получат не маленький глоток свежего воздуха, а большую кислородную барокамеру. Философия данного закона понятна: поскольку только рыночные цены являются надежной основой для точного планирования на микроуровне, для минимизации совершения серьезных ошибок и нейтрализации провала различного рода монополий, которые складывают все яйца в одну корзину, то надо одномоментно эти самые цены получить. Почему не постепенно? Потому что наш человек, как и любой другой, формирует рациональные ожидания очень быстро. Одной декларации курса на мировые цены хватит, чтобы компании начали закладывать в бизнес-планы, договора и фьючерсные сделки эти самые цены. Через год адаптации можно будет смело говорить о включении Беларуси в информационное пространство мировой экономики. При излишней постепенности быстро образуются лоббистские группы, которые всячески блокируют ускорение экономических процессов. Указ № 2 "О некоторых вопросах налогообложения" также вводит некоторые инновации, весьма приятные уху и кошельку инвестора и простого человека. Отменяются налог на прибыль юридических лиц и с два десятка остальных налогов и сборов. Происходит централизация поступления налогов в Казначейство, упраздняются все внебюджетные фонды. Оставляются три налога. Первый – подоходный налог с плоской ставкой 10% и регрессивной шкалой с уменьшением налога до 2% на месячный доход свыше 3 000 Usd в месяц. Второй – налог с оборота при продаже конечных потребительских товаров и услуг с плоской ставкой 15%. При этом товаром будет и электроэнергия, и жилищно-коммунальные услуги, и земля, и недвижимость. Третий налог – единый социальный по ставке 10% от начисленной зарплаты. Философия данного указа такова: прямая и косвенная (коррупция) стоимость увеличения размеров государственной машины по сбору высоких и многочисленных налогов, несомненно, выше получаемых дополнительных дивидендов. В мире объективно существуют многочисленные схемы вполне легального ухода от налогов в других странах, и их закрытие находится вне контроля национального правительства. В мире есть много стран с либеральными налоговыми законами, граждане которых тоже хотят кушать и получать инвестиции. В Беларуси нет реальных средств, инструментов и институтов увеличения эффективности существующей налоговой системы без нанесения ущерба собственно экономике. Конечно, представленный план взятия и уничтожения сегодняшней "налоговой Бастилии" схематичен и требует серьезной проработки, но благо есть у кого учиться. Указ № 3 "О собственности и приватизации" вводит частную собственность на землю, бесплатную раздачу сельхозугодий, принадлежащих колхозам и совхозам. Это инициирует формирование полноценного рынка земли, воды и леса. Вводится норма ответственности чиновника за нанесение ущерба гражданину или юридическому лицу. Меняется методика оценки приватизируемых объектов: заводы, фабрики, земля, недвижимость стоят столько, сколько готовы за них отдать заинтересованные лица на открытом, доступном для всех и проводимом по прозрачным правилам аукционе. Запрещается ограничение входа на рынок под любым предлогом (слабость белорусского банка, защита прав коллектива, отечественного производителя или социально обиженных), потому что такие меры снижают потенциал страны в целом и блокируют рост благосостояния простого человека. Отменяются коллективные дотации, субсидии предприятиям и концернам. Частным должно быть все, кроме того, что непосредственно связано с защитой прав человека – гражданина и человека – собственника. Все виды экономической деятельности не требуют получения лицензии или разрешения, кроме потенциально опасных для здоровья человека и обеспечения его безопасности. Данный документ – это удар под дых олигархам и прочим "огосударственным бизнесменам". Указ № 4 "О государственной службе" снимает всякие налоги с зарплаты государственных служащих, вводит строгое ранжирование должностей и соответствующее вознаграждение исключительно в денежной форме (квартиры, машины, дачи и другие прибамбасы власти чиновники покупают за свой счет по своему личному усмотрению). Описываются полномочия высших должностных лиц, кто кому отчитывается, за что и как освобождается от должности. Создается основа для формирования национального бюрократа высшего класса: профессионального, внепартийного, ответственного и подотчетного. Каждый государственный служащий обязуется предоставлять информацию о своей работе СМИ и общественным организациям. Создается действительно профессиональная армия, милиция, органы безопасности, которые следуют не заветам Дзержинского, а Декларации прав и свобод человека. Нищий, беззащитный чиновник, особенно в мундире и с пистолетом – это прямая угроза Беларуси и гражданскому обществу. Защита крупных налогоплательщиков, а не лоббистов, будет одним из приоритетных направлений деятельности госслужащих. Указ № 5 "О социальной защите населения" вводит адресную финансовую помощь: ежемесячно каждый, кто попадает в категорию "бедный", получает на свой личный социальный счет сумму примерно 20 Usd. Даже если таких людей будет 2 млн., то все равно годовая сумма почти в 500 млн. Usd будет гораздо меньше, чем ежегодные субсидии сельскому хозяйству и промышленности. Данный закон предполагает проведение полной инвентаризации обязательств и долгов местной и республиканской властей, анализ доходов и на основе этого определение точного количества реципиентов бюджета. В каждом населенном пункте вывешивается Социальная доска, на которой помещаются списки получающих государственную помощь по критерию "бедный" и "больной". Это обеспечит очень высокую степень социального контроля, с одной стороны, а с другой – создаст стимулы для тех самых бедных поскорее вычеркнуть свое имя из списка и начать самостоятельно зарабатывать на жизнь. В рамках социальной защиты местные власти на предприятиях и в бизнесах, в школах и университетах обеспечивают возможность получения другой профессии на выбор из тех, которые востребованы на рынке. Ударит ли белорусская власть пятиуказчиной по новой российской семибоярщине? От неординарных людей ждут неординарных поступков, иначе они теряют харизму и превращаются в человека с улицы. Толпа не прощает слабости, поэтому затянувшаяся пауза со стороны белорусского правительства, наполненная мелкими шажками и шараханиями, не отвечает на вопрос: "А что дальше?" Да, вернули Нацбанку некую часть самостоятельности, ужесточили монетарную политику, усилилась риторика о непрощении долгов государственным предприятиям и колхозно-совхозной системе. Да, стало немножно меньше льгот, но не потому, что это новая экономическая политика, а потому, что денег стало гораздо меньше, а долгов – больше. Местные власти ропщут. Директора не могут больше на морально-волевых удерживать предприятия и выполнять социальные программы. Правительство – в замешательстве и неведении. Как бы хотелось проснуться однажды в новой стране. Новой не значит богатой или процветающей, потому что в экономике дороги напрямик не бывает. Новой – значит близкой к свободному, творческому и дерзающему человеку, где бы он ни работал.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!