Ценообразование: запланированный хаос

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Всепогодная, всесезонная тема Беларуси – ценообразование. Она очень хорошо продаваема для потребителей и производителей, для всех вместе, когда они сидят рядом в большом казенном зале и чувствуют вспотевшую спину и твердый локоть друг друга, под энергетическим напором очередного общереспубликанского совещания. Работают целые институты, тратятся триллионы рублей, доклад за докладом падает на стол тех немногих лиц в государстве, которые реально принимают экономические решения. Структура таких “аналитических” документов очень похожа: сначала объяснение причин, почему провалились предыдущие меры по административному регулированию цен (курса, объема производства и т.д.), затем о виновнике всего провала - о частном секторе, челноках, международном кризисе, российских олигархах. В заключение – предложения по введению нового набора тех же видоизмененных мер. «Наказать», «запретить», «лицензировать», «санкционировать», «не пущать» – риторика, набившая оскомину за годы нищего “светлого” прошлого.
 

Недавно советник Президента РБ Марио Нути, профессор Лондонской школы экономики, сказал, что он очень настороженно относится к тем переходным странам, в которых чиновники без конца говорят о национальных особенностях и о ценообразовании. Многие авторитетные экономисты мира вообще не понимают, что имеют в виду наши отечественные экономисты, когда усиленно обсуждают тему формирования цен. “Скажи мне, над какими проблемами работает правительство, и я скажу, в каком состоянии находится отечественная экономическая наука”. Налицо кризис жанра под названием новый социализм. Компромисс между планом и рынком успешно проваливается. Правительство приступает к интенсификации борьбы по уничтожению оставшихся слабых ростков рынка.

Формирование дохода или ценообразование

Существуют два прямо противоположных принципа размещения ресурсов (капитала). В основе первого, рыночного, лежит процесс формирования производителями, оптовыми и розничными продавцами дохода на основе свободных цен. Свободные от административного регулирования цены – это единственная объективная информация для инвестора и для предпринимателя. Она показывает, каков размер прибыли в той или иной производственной сфере, откуда надо изымать капитал, куда направлять. Фондовый рынок является самым эффективным из всех известных инструментов размещения ресурсов. Нет никакого государственного органа, который бы координировал действия миллионов ничем не связанных между собой производителей. Каждый человек пытается максимизировать прибыль, исходя из тех условий, в которых он работает. Проверить правильность экономического выбора, эффективность инвестиций (будь-то размещение денег на депозите, покупка ГКО, акций или золота) невозможно без свободных цен. Никто, собственно говоря, цену не образует, не формирует. Каждый из производителей на своем этапе превращения сырья в потребительские товары закладывает свою маржу прибыли. И не с потолка, а исходя из жестких условий рынка. Имеет место процесс формирования дохода. Индивидуально. На свой риск и ответственность. Если товар не продается в супермаркете, то это не значит, что никто из производителей не получил прибыль. Убытки, если таковы имеют место, несет лишь оптовая и розничная торговля. В некоторых случаях – производители конечного потребительского товара при определенном распределении рисков. К примеру, если не продается коллекция платьев и костюмов, то производителей пуговиц, тканей, молний, красителей и массы других вещей, которые необходимы для производства данных товаров, это не интересует, потому что в данной сделке он свой доход уже получил. Их, в принципе, вообще не интересует, как используется их товар. Производитель металла, пластмассы, древесины выпускает свою продукцию, ориентируясь на фабрики, заводы и мастерские. В замечательном рассказе Леонарда Рида “Я, карандаш. Генеалогическое дерево” очень доходчиво показано, к чему может привести добровольный обмен миллионов производителей. “Ни один человек в мире не знает, как сделать карандаш”. Древесина – из кедра Орегона, цинк и медь – из Южной Африки, наполнители – из Индонезии. А все те люди, которые перерабатывают сырье, перевозят, пакуют, складируют – они живут в разных странах, разговаривают на разных языках, верят в разных богов, но все они охотно сотрудничают, чтобы сделать карандаш. Ничто не может им помешать, кроме государства, т.е. нескольких тысяч чиновников, которые недовольны тем, как люди добровольно делают свой выбор и несут за него ответственность.

Второй принцип распределения ресурсов – это фиксирование цен на каждом из этапов превращения природных ресурсов в потребительские товары. Только один орган имеет возможность законодательно ограничивать свободный обмен между людьми – государство. Именно оно несет полную ответственность за информационные искажения, за ложные вводные, на основании которых инвесторы и предприниматели вынуждены принимать решения. Государство выступает этаким всеобщим посредником: если прибыль – то мы в «пополаме», если убытки – то ты отвечаешь сам. Ценообразование для чиновника – это когда он имеет право запретить производство товара, если цена не соответствует его концепции справедливости, эффективности или целесообразности. При этом он не знает, как формируется доход иных производителей. В Беларуси, которая является одной из самых открытых экономик мира, отечественные производители не контролируют источники сырья. Если они хотят успешно конкурировать на региональном и мировом рынке, они обязаны подчиняться закону формирования дохода.

Правительство РБ считает, что цену можно формировать подобно тому, как строятся различные конструкции из кубиков “Лего”. Сначала надо определить количество, размер, форму и цвет кубиков. Определить сразу для всех, без разбору, как будто все кубики исключительно белорусского производства, и из них можно сделать и дом, и мост, и отбивную с картошкой. Да, возразите вы, мы все сделаны из одного вещества – из энергии. Но Оруэлл, Рэнд, Хаксли очень ярко описали, что происходит с миром, который живет по законам государственного регулирования производства, использования и обмена индивидуальной энергии. Единожды заключив цены в жесткие механические рамки, очень трудно добиться адекватного их изменения. Цены – это не кубики “Лего”. Применение грубых правил механики и математики к регулированию экономических процессов губительно для самих производителей и инвесторов.

Белорусские ЛЕГОмастеры

Подписание Президентом Указа № 285 “О некоторых мерах по стабилизации цен (тарифов) в Республике Беларусь” и принятие Министерством экономики “Положения о порядке формирования и применения цен и тарифов” (вступило в силу с 1 мая 1999 г.) являются главным наступательным оружием в кампании “Беларусь – в пустыню”. Имеется в виду пустота прилавков, отсутствие инвестиций, уничтожение сбережений и оборотных средств. Если учесть, что 10 мая Президент подписал Закон “О ценообразовании”, то станет ясно, что весь огромный аппарат исполнительной и законодательной власти на протяжении  многих месяцев разрабатывал схемы борьбы с рынком, с потребителем, которому не доверяют: не то купит, не по тем ценам, не того качества. Целью всей ценовой катавасии, как ни парадоксально, декларируется обеспечение социальной защиты населения, снижение боли от ценового шока. К сожалению, правительство не предполагает использование экономических инструментов стимулирования производства и инвестирования. Залп майских документов включает сплошь репрессивные меры: штрафы, изъятия и запреты. Указ № 285 устанавливает, что “не допускается рост цен (тарифов) на товары (работы, услуги) без принятия соответствующих мер по социальной защите населения”. Как на практике можно реализовать данное благое пожелание? Российские или украинские поставщики повысили цену металла, пошла вверх мировая цена нефти, увеличились издержки за счет привлечения валютных кредитных ресурсов, направленных на закупку нового оборудования. Все это – вне контроля белорусского производителя. Равно как и кнопка запуска белорусского денежного печатного станка. Как может директор завода, для которого повышение цен является единственным способом сработать хотя бы в ноль, думать о социальной защите? Каждому белорусу раздать бесплатно по единице товара? Или же 20 дней в месяц работать себе в убыток на внутренний рынок, а за оставшиеся десять – гнать на экспорт по завышенным ценам, чтобы сократить убытки? Дело в том, что белорусское производство далеко не высокотехнологично. Оно не имеет такой маржи прибыли, которая бы позволила успешно конкурировать на внешних рынках. А государство не может без конца компенсировать убытки сельхозпроизводителей, машиностроителей, ведь “живые” деньги где-то брать надо. И нечего перекладывать на директорат госпредприятий и частный сектор чужую головную боль. Государственные чиновники взимают чрезвычайно высокие налоги на ту же самую социальную защиту. Если предприятия будут заниматься всем, то зачем нам 120 тысяч чиновников?

Гуд бай, инфляция, О-О-О…

“Совет Министров совместно с Национальным банком ежегодно устанавливают и по мере необходимости пересматривают предельные индексы изменения отпускных цен на товары, которые производятся на территории РБ”. Я считаю, что пришло время поменять название Национального банка РБ, потому что он давно занимается совершенно другими функциями. Лучше переименовать данный институт в Департамент по распределению денежных потоков при Администрации президента. Нет смысла называть центральным банком то, что гробит национальные деньги, а не сохраняет их стабильность. Забытая, покрытая тоннами пыли концепция Оскара Ланге начала XX века о построении рыночного социализма со всей серьезностью реанимируется белорусскими властями. Представьте себе количество чиновников, которые будут определять максимальные цены, записывать все это в толстые фолианты и определять ту самую меру необходимости их изменения. Штаты исполкомов и министерств однозначно надо увеличивать. За такую ответственную работу нельзя платить меньше 30 – 40 млн. BLR (50-100 USD) при средней по стране 28-30 USD. Не обойдет волна расширения штатов и разнообразные контрольные органы, которые будут проверять как ценовых фиксаторов (чиновников), так и собственно производителей товаров и услуг. Правительство как-то забыло, что деньги на их зарплаты надо где-то брать. Те немногие герои рыночного труда, которые пережили многочисленные перерегистрации, десятки проверок, валютные издевательства и множественность курсов, ужасы получения лицензий, арендный шантаж – большинство из них просто уйдет с белорусского рынка, потому что ИХ экономическое обоснование повышения цен (диктуемое реальными изменениями среды) вряд ли будет укладываться в рамках максимальных цен, устанавливаемых чиновниками с потолка.

Всякое повышение цен на старые товары, равно как и цены на новые товары необходимо будет зарегистрировать в исполкомах в порядке, который еще не разработан. Разумеется, что данное правило распространяется на предприятия всех форм собственности. Если цены повышены без регистрации, то такое экономическое преступление будет означать “взыскание в бюджет дохода, полученного в результате повышения цен, и наложение штрафа в двукратном размере полученного дохода”. В такой системе координат удерживать рост цен будет очень легко. Президент определяет годовой предел роста цен (условно 5% в месяц), приказывает регистрирующим органам под страхом увольнения или более серьезного наказания строго следить за выполнением данного параметра. Неважно, сколько бумажек напечатает Нацбанк и получилось, как в анекдоте: “Инфляция, стой! Раз, два”. А на “три” - “стреляют”. “Реализация товаров (работ, услуг) с нарушением установленого порядка регистрации цен, а также отсутствие экономического расчета, который подтверждает уровень применяемых цен, влечет наложение штрафа в размере 30% от стоимости реализованных товаров… Повторное нарушение в течение года после привлечения к экономической ответственности является основанием для ликвидации юридического лица (прекращения деятельности индивидуального предпринимателя) регистрирующим органом”. Думают светила-экономисты, как бороться с инфляцией, какой режим обменного курса способствует скорейшей стабилизации экономики, считают коэффициенты монетаризации, оптимальные темпы роста денежной массы. А Беларусь сделала все по-простому, по-мужицки: хочешь оставаться в бизнесе и не потерять последние крохи капитала – подчиняйся ценовому режиму.

Демпинг против своих

Выполнить подобное требование будет практически невозможно. Только представьте себе, что будет твориться в очередях в исполкомах и других органах власти, где надо будет регистрировать каждое повышение цен сверх установленного. Юристы, которые в складывающейся ситуации не нужны как защитники частной собственности, переквалифицируются в выбивал разрешений. Пенсионеры смогут зарабатывать, продавая свои места в очередях у искомых кабинетов. Чиновники станут еще более недоступными и дорогими для каждого предприятия и фирмы. Они ведь знают, во сколько обойдется фирмам и их руководителям нарушение положений данного указа. Руководитель юридического лица и индивидуальный предприниматель заплатят штраф в размере 40 минимальных ЗП, за повторное нарушение – 80 минималок. За отсутствие экономического расчета при определении отпускных цен они же заплатят штраф в размере 40 минимальных ЗП. Нормативные документы по ценообразованию пока не вводят уголовной ответственности за несанкционированное повышение цен. Существующий набор штрафов и экономических угроз и так значительно повысит риск летального исхода руководителей юридических лиц от инсультов и инфарктов. В течение месяца Совет Министров утвердит предельные индексы изменения отпускных цен (тарифов) на 1999 год, и карательные положения данного Указа вступят в силу. Директорам частных и госпредприятий дан месяц на раздумья: либо уйти на менее нервную и менее ответственную работу, либо готовиться к “безинфляционному” будущему на грани фола.

Все это ценовое регулирование относится только к внутреннему рынку и “не распространяются на товары (работы, услуги), которые поставляются за пределы РБ”. Таким способом правительство пытается стимулировать экспорт. По сути, правительство демпингует против своих же товаропроизводителей. На экспорт – цены по рыночным канонам, для себя – ниже себестоимости. Западные страны через ВТО запрещают как раз обратную ситуацию, когда экспортные цены гораздо ниже цен внутренних. К сожалению, нет органа, который мог бы защитить белорусских товаропроизводителей от белорусского правительства. Международные экономические организации с удивлением и грустью наблюдают, как мы пытаемся “назло кондуктору высунуть голову в окно и себе уши отморозить”. “А, может, так и надо?” – спрашивает смущенный обыватель.

Я “за” и даже “против”


Положение Минэкономики о порядке формирования и применения цен и тарифов  также содержит массу интересных нюансов. “Отпускные цены … формируются на основе плановой себестоимости, всех видов налогов и неналоговых платежей, прибыли, необходимой для воспроизводства, определяемой с учетом качества продукции (товаров, работ, услуг) и конъюнктуры рынка”. Неплохое, на первый взгляд, определение. Правда, почему чиновник, контролер, а не собственник средств производства и директор предприятия должны определять, сколько прибыли надо на воспроизводство, каково должно быть качество? Еще сложнее чиновнику оценить конъюнктуру рынка. Но кнопка управления потоками капитала находится как раз в руках не имеющего полной объективной информации бюрократа. Ведь именно он рассчитывает нормативные показатели себестоимости. Именно он определяет размер прибыли торговых предприятий, потому что продавать товар можно по ценам, “сформированным исходя из стоимости сырья, оптовой или торговой надбавки в размерах, не превышающих установленных предельных уровней”. “Предприятия-изготовители, декларирующие отпускные цены на вырабатываемую продукцию, реализуют ее по ценам, не превышающим зарегистрированных органами ценообразования”. Чувствуется один почерк авторов данного Положения и Указа президента. Красивые слова о конъюнктуре рынка, необходимости воспроизводства как основе для формирования цены остаются пустым звуком под напором норм и стандартов, устанавливаемых зачастую вопреки воле производителя и здравому смыслу. “Оптовая надбавка (наценка) к отпускной цене, сформированной предприятием-изготовителем в республике или импортером, не может превышать 20% независимо от количества участвующих оптовых продавцов”. При этом “отпускная цена на продукцию иностранного производства определяется исходя из контрактной цены, пересчитанной по курсу Национального банка в порядке, определяемом Министерством финансов исходя из …. прибыли и конъюнктуры рынка”. Включение многих, противоречащих друг другу факторов не позволяют руководителю предприятия самостоятельно определять параметры производства. Одно лишь упоминание курса Нацбанка делают всю схему ценообразования заведомо убыточной, особенно для импортеров. А вот получатели дешевых государственных кредитов как всегда получили весьма существенные во времена высокой инфляции привилегии. Для них “отпускные цены на продукцию импортного производства определяются заказчиком на основе контрактных цен, пересчитанных в рубли по курсу валют, обеспечивающему возврат в бюджет рублевого эквивалента…” Согласно Закону “О ценообразовании” все цены можно разделить на две группы: свободные и регулируемые. После Указа № 285 говорить о свободных ценах некорректно.

Будут ли белорусские потребители больше уважать отечественных производителей после принятия различных нормативных актов по ценообразованию? Скорее наоборот. Производители, которых заставляют поставлять на внутренний рынок большую часть своей продукции по ценам ниже себестоимости, будут смотреть на нас, как на иждивенцев, жирующих за их счет. В свою очередь, будет расти недовольство потребителей, которых явно не будет устраивать снижающееся качество товаров и услуг и сокращение ассортимента. Ценообразование – это эффективный способ создания атмосферы ненависти между производителями и потребителями, между кредиторами и заемщиками, между арендаторами и арендодателями. В результате реализации положений Указа значительно возрастут расходы на содержание госаппарата. Еще большее количество предпринимателей сочтут риск работы в черную меньшим, чем под шильдой официально зарегистрированной компании. Увеличится хаос личного распределения потребительских товаров (дефицит, торговля из-под прилавка и черного хода). Еще большие искажения будут иметь место на рынке факторов производства. Правительство планомерно втягивает страну в хаос, от которого больше всего пострадают малоимущие, бюджетники, пенсионеры и студенты. Подождите, ведь вся кампания по ценообразованию была затеяна как раз с целью защиты этих самых социальных групп. А, может, это лишь дымовая завеса, ширма, за которой гораздо проще скрывать собственное невежество и страх принимать тяжелые, ответственные решения? К слову о социальной защите: более эффективного способа снизить цены, поднять качество чем законодательно гарантировать свободную конкуренцию и равенство условий хозяйствования мировая экономика еще не придумала.

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…