Лицо белорусского бизнеса

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Каково оно, лицо частного бизнеса Беларуси? Красивое, уверенное, целеустремленной или испуганное, загнанное, обреченное? Каковы его проблемы: сбыт, технологии, конкуренция или налоги, контролеры и бандиты? Кто ему друг, западный инвестор, предпринимательский союз и инкубатор или налоговик, местный чиновник и политик? Ответы на все эти и многие другие интересные вопросы можно найти в опросе негосударственного сектора, который проводился Международной финансовой компанией. Опрос проводился в 30 городах из 6 областей страны. В нем участвовало 1052 человека. По организационно-правовому признаку были опрошены 31,5% ООО, 2,6% обществ с дополнительной ответственностью, 8,1% унитарных предприятий и 43,3% - индивидуальных предпринимателей.  

Человек, не обладающий информацией, не может принять правильное решение. Белорусская власть практически игнорирует выводы подобных исследований, поступая, как те три пресловутые обезьяны: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу. Десятки тысячи чиновников в поте лица принимают нормативные акты, следят, контролируют, стимулируют, регулируют, забывая, во имя чего и кого. Ушел из вида бюрократа и государственных полиси мейкеров творец, тот, кто самостоятельно, на свой страх и риск принимает сложные экономические решения и несет полную ответственность. Предприниматель, частник, челнок, фирмач – хозяин распоряжается не чужими, а своими деньгами. Очень трудно живется ему в Беларуси. Не любит его власть, не жалуют иностранные инвесторы (прежде всего, по причине полного недоверия к власти). Получает он все меньше денег, на уровне минимальной пенсии и зарплаты Польши или Литвы. Хозяин не защищен законом. Наоборот, закон создает прекрасные возможности для чиновника конфисковывать его частный капитал, регулировать его деятельность от рождения (регистрации), до гроба (ликвидации). Предприниматель крайне негативно оценивает действия власти, направленные на создание «благоприятных условий для эффективной деятельности». Не считает он эффективной помощь разных союзов предпринимателей, которые делают не то, что надо бизнесу. Возможно, они тоже не до конца понимают потенциал данных организаций и требуют невозможного? А разбираться в хитросплетениях рыночной экономики предприниматель может: людей без высшего образования, без опыта работы в частном бизнесе очень мало. Считалось, что малый и средний бизнес достаточно инертен политически, что ему лишь бы деньги зарабатывать и стоять в сторонке. Это миф прошлого. Почти половина опрошенных выступает за политические изменения, поняв после 10 лет, как реально влияет политика на экономику. А ярко выраженный негатив в отношении налоговых органов, законодателя, местных органов власти рано или поздно выразится в виде протестного голосования или просто перевода деятельности в теневую сферу, чем, кстати, уже давно занимаются очень многие. Сколько их, кто они В Беларуси на 1 августа 1999 года было зарегистрировано свыше 167 тыс. хозяйствующих субъектов негосударственной формы собственности, в том числе 43 тыс. предприятий и почти 124 тыс. предпринимателей без образования юридического лица. Среди них: 74% — частные предприятия; 9,2% - иностранные предприятия и предприятия с иностранными инвестициями; 5,8% — фермерские хозяйства; почти 5% — акционерные общества; 2,2% — частные банки и страховые организации. Всего в негосударственном секторе прямо или косвенно занято около 1.4 млн. человек, что составляет почти 37% трудоспособного населения. Негосударственными предприятиями в 1999 году произведено 42,7% общего объема продукции, в том числе акционерными – 30,1%, предприятиями с иностранным капиталом (совместными) – 5,4%, частными предприятиями – 2%, коллективными – 1,7%. Удельный вес поступлений в бюджет республики от предпринимательских структур составил в 1999 году 19,7%. Из 43 тыс. предприятий негосударственного сектора 23 тыс. являются субъектами малого предпринимательства, на которых занято около 7% трудоспособного населения страны. На долю малых предприятий приходится 5% объема промышленной продукции, свыше 30% розничного товарооборота, около 10% общего объема итоговых поступлений в бюджет. Однако в последние три года количество частных предпринимательских структур сокращается. В течение периода 1997 –98 число субъектов негосударственного сектора сократилось на 18%, число предпринимателей без образования юридического лица – на 20%. За 7 месяцев 1999 г. количество данных категорий предпринимателей сократилось соответственно на 4,5 и 15%. Если принять во внимание, что 42% предприятий либо убыточны, либо выходят на ноль, то при сохранении всех параметров экономической среды следует ожидать дальнейшего снижения числа официально зарегистрированных и платящих налоги предпринимателей. Боль предпринимательства В Беларуси за 10 лет так и не созданы стимулирующие экономические, правовые, политические, организационные и психологические предпосылки для эффективной поддержки и развития хозяина, предпринимателя. Помощь «друга» – государства хуже пакостей врагов - конкурентов. Под мощным прессом налогов и неналоговых «добровольных» взносов на различные общественные государственные и личные чиновничьи программы 65% субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ) оценивают свое финансовое состояние как неустойчивое и близкое к банкротству. Свыше 70% предприятий МСБ испытывают недостаток финансовых средств. Государство оказывает незначительную финансовую поддержку. Основным источником кредитов являются юридические и физические лица и банки. Наибольшее раздражение и опасения предпринимателей вызывают Указы Президента РБ №11 от 16.03.99г. “Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования” и №40 от 23.11.99г. “О некоторых мерах по возмещению ущерба, причиненного государству”. Данные законодательные акты ставят крест на имущественной основе бизнеса, превращают институт частной собственности в пустую юридическую формальность и ставят под угрозу не только капитал фирмы, но и личное имущество. В Беларуси почти 65% МСБ отмечают отсутствие достаточной правовой защиты их деятельности. Практически нет субъектов, которые считают, что их имущественные права защищены, что еще раз свидетельствует об остром кризисе института частной собственности в стране. Наши дисижн мейкеры сомневаются в целесообразности института ограниченной ответственности, появившийся в мире в 1811 году и считающийся фундаментом рыночной экономики и предпосылкой богатства Запада. Нет гарантий собственности – нет богатства. Нет богатства – нет рабочих мест. Нет рабочих мест – нет социальных программ, а есть бедность, нищета и разруха. Эта простая логика до сих пор не доступна белорусским чиновникам, которые видят в предпринимательстве лишь дойных коров, которых не надо ни кормить, ни поить, ни выгуливать. Очевидно, они перепутали коровы с кокосовыми орехами, которые тоже дают молоко и не требуют импорта кормов, зерна и энергоресурсов. Тем более что в Беларуси скоро дойдет до того, что даже на посадку дерева в сосновом лесу надо будет получать кучу разрешений и лицензий. Ежемесячный товарооборот половины субъектов МСБ не превышает 3 тыс.Usd. При этом почти 40% из них декларируют уменьшение объема продаж в последнее время. Было бы желание и политическая воля пойти на встречу бизнесу – можно было бы значительно упростить налоговую систему введением одного налога с оборота. Решение на столько логичное и эффективное своей простотой, что отпугивает орды чиновников: а что они тогда будут делать? Как показал опрос, доходы работников МСБ незначительно отмечается от предприятий государственного сектора. На 20% предприятий зарплата их работников составляет 30-50 долларов США (соответствует средней заработной плате в экономике республики). 21% предприятий выплачивает своим работникам зарплату в размере 50-100 долларов США. И только на каждом десятом предприятии зарплата превышает 100 долларов США в месяц. За последние два года на 47% предприятий малого бизнеса произошло уменьшение заработной платы работников. Если и есть богатые люди в нашей стране, то они явно не из сферы МСБ. Те, которые накопили небольшой капитал в начале 90-х, сейчас либо пассивно созерцают за происходящим беспределом, удобно разместив деньги за границей, либо уехали из страны, либо прилагают сверхусилия, чтобы сохранить остатки бизнеса. Есть еще один вариант, который выбрали немногие – поделиться с властью и пойти под ее «крышу». Это обеспечивает некую степень личной и имущественной безопасности. На некоторое, непродолжительное время. Руководители малого бизнеса обладают достаточно высоким профессионально-образовательным потенциалом: 63% из них имеют высшее образование, 26% — среднее специальное и незаконченное высшее. Но эти далеко не глупые люди не могут найти надежных источников экономической, юридической и другой информации, которая необходима им для нормального ведения бизнеса. Это свидетельствует об отсутствии эффективных механизмов передачи информации от органов власти непосредственно на микроуровень. Чему можно удивляться после объявления в одной из налоговых инспекций «Продается полный набор налоговых актов, включая ранее не опубликованные». 75% представителей МСБ отмечают острую нехватку новой информации. Даже высшее образование не позволяет человеку понять, что, собственно, написано в различных нормативных актах. Именно поэтому спрос на услуги юристов и консультантов по налогам и другим аспектам экономической деятельности (прежде всего, по связям с госорганами) устойчиво высок.
   
    Гонимые институтами власти
   
    Для эффективного развития МСБ большое значение имеет наличие различных институтов, которые образуют рыночную инфрастуктуру. Не менее важно на первоначальном этапе поддержка государственных органов управления и адекватное отношение органов контроля. Чиновник должен понимать, что ему выгодно иметь как можно больше бизнесменов, потому что именно их деньги превращаются в налоги и потом – в их зарплату и другие социальные выплаты. Они должны упрашивать людей открывать бизнесы, торговать, рисковать, зарабатывать деньги. Альтернатива – это тихое, бедное, темное, голодное и холодное «болото», где общество дружно точит одну деталь или роют одну большую яму во имя досрочного выполнения пятилетних показателей. Рейтинг субъектов инфраструктуры МСБ глазами предпринимателей остается катастрофически низкий. Министр предпринимательства и правительство в целом могут сколько угодно говорить о повсеместной помощи бизнесу. За красивыми отчетами ушедшего на повышение А. Сазонова и его команды, за лозунгами местных чиновников скрывается старая классовая ненависть к новому нарождающемуся среднему классу Беларуси, к ее будущему. Горько осознавать, но старое, пронафталиненное у нас пока гораздо сильнее нового, прогрессивного. Очень мало субъектов МСБ положительно оценивают различные организации и органы власти. Работа частных структур оценивается гораздо выше, чем государственных.
   
    Первые четыре местах в хит параде вредителей МСБ находятся, конечно же, государственные структуры: налоговые инспекции (отрицательно оценивают их половина респондентов); горисполкомы, райисполкомы (42%); государственные территориальные фонды финансовой поддержки предпринимательства (38%); центры поддержки малого предпринимательства (30%). Трудно ожидать иного, если законы пишутся не под человека, а под чиновника, не для того, чтобы их можно было всем честно выполнять, а для того, чтобы дать возможность «любимцам власти» их нарушать. Созданная за последние пять лет законодательная система создала извращенную систему стимулов как для предпринимателей, так и для чиновников. Страна, где за отсутствие елки в магазине в начале декабря лишают лицензии на розничную торговлю, где чиновник обязывает работать частный бизнес с 1000 до 2000 без перерыва, где предприниматель продает товар за 5 минут, а 10 минут заполняет требуемые бумажки, где 90% предпринимателей по результатам многочисленных проверок имеют нарушения не может быть богатой. Даже богатеющие чиновники не могут показать без страха свои реальные состояния. Они напоминают студентов - гобсеков, жадно жующих ночью под одеялом скрытый от коллег по комнате бутерброд с домашней колбасой.
   
    Негативное отношение предпринимателей к вышеназванным организациям, а также отсутствие осознанного системного спроса на услуги различных консалтинговых фирм, бизнес - центров, инкубаторов малого бизнеса объясняется следующими причинами: отсутствием информации о предоставляемых услугах (отмечает 35% опрошенных); отсутствием доверия к организациям поддержки (36%); надеждой на самостоятельное решение возникших проблем (29%); низким качеством услуг (16%); высокими ценами на них (12%). Больше половины респондентов даже затруднились оценить эффективность деятельности инкубаторов, инновационных центров и технопарков.
   
    Показателен и тот факт, что, несмотря на присутствие на рынке более 10 лет различных предпринимательских союзов, почти 40% опрошенных затрудняются оценить их деятельность. Почти 36% предприятий розничной торговли продовольственными и промышленными товарами является членами предпринимательских ассоциаций. Только 12% - из сферы общественного питания и не целых 18% - из производства. Рынки и базары легче объединяют, чем разрозненные ресторанчики, кафе и производственные цеха. Получается, что союзы предпринимателей не имеют реальных механизмов и не могут защитить тех, кто более других нуждается в их поддержке.
   
    Положительно деятельность предпринимательских союзов и ассоциаций оценивает критически низкое количество респондентов - 7%. Стагнация данных структур имеет еще одно негативное последствие: блокируется вход на рынок данных услуг со стороны новых организаций и лидеров. С другой стороны, очевидно, не сформировался еще достаточно интенсивный реальный спрос на услуги подобных организаций, чтобы стимулировать адекватное предложение. Отсутствие консенсуса при распределении издержек и выгод между различными, часто конкурирующими организациями поддерживает атмосферу недоверия к предпринимательских организациям в целом. Не добавляет авторитета размытость идеологии, четкой концепции деятельности самой организации и выстраивания отношений «государство – бизнес». При этом региональные и отраслевые различия не являются существенными.
   
    Необходимо корректировать деятельности данных организаций, менять стратегию и тактику их поведения, делать кадровые перестановки. Часто не обоснованная страсть к компромиссам с властью, желание понравиться и «отмазать» свой бизнес под «крышей» общественной бизнес организации, отсутствие эффективной обратной связи между управляющими союзами и простыми бизнесменами делают многие благородные попытки многих людей напрасными. Бизнес консолидации национального бизнеса у нас в стране не только убыточен, но и абсолютно не профессионален. А поведение налоговых органов и местных органов власти объяснимо, ведь они действуют в рамках парадигмы неоплановой экономики, безответственной и не подотчетной.
 
    Что не дает жить

   
    Социологам проще было бы определить, в какой сфере своей деятельности МСБ не имеет проблем. Наиболее сложные из них можно классифицировать по нескольким основным группам. В первую группу входят проблемы, связанные с несовершенством налогового законодательства: высокие налоги (55% опрошенных); половина респондентов отмечают частые изменения в налоговой отчетности и слишком большое количество налогов. Вторую группу составляют проблемы, характеризующие в целом недостатки хозяйственного законодательства: нестабильное законодательство (55%), большое количество законодательных актов (42%). Третья группа – проблемы, отражающие низкую платежеспособность населения (48%), низкий покупательский спрос (26%), неплатежи от клиентов (13%). Четвертая группа – проблемы кредитно-финансового характера: сложность в приобретении валюты (47%), сложность в получении кредита (27%). Пятая группа – проблемы, возникающие в процессе взаимоотношений с местными органами власти: неэффективная работа административных органов (16%), многочисленные проверки контролирующих органов (33%). Шестая группа – проблемы организационного плана: перерегистрация предприятия (15%), получение лицензии (22%) и т.д. Седьмая группа – проблемы, связанные с производством и сбытом продукции: обеспечение производственным сырьем и материалами (8%), недостаток информации о поставщиках и потенциальных покупателях (8%) и др. Восьмая группа – проблемы, отражающие недостаточный уровень квалификации у руководства (7%) и недостаток квалифицированного персонала (5%). Девятая группа – проблемы, связанные с покупкой или арендой помещений (14%). Результаты опроса четко фиксируют тот факт, что государство является основным генератором проблем для субъектов МСБ Беларуси. 11 из 19 выделяемых проблем – это проблемы, вызванные не адекватным поведением различных органов государственной власти. При этом их интенсивность на несколько порядков превышает собственно рыночные проблемы (сокращение издержек, поиск новых рынков сбыта, инвестиции в новые технологии и т.д.). В Беларуси отсутствует государственная концепция эффективной поддержки МСБ. Конкурентный потенциал национального малого бизнеса практически обратно пропорционален количеству нормативных актов, регулирующих деятельность homo economicus. А ведь для счастья бизнесмена надо так мало: оставьте его в покое, господа, бюрократы, и он вас обогреет и накормит. Естественно, для этого не надо иметь армию чиновников, указывающих, как предпринимателю жить и работать от регистрации по ликвидации. Laissez faire (руки прочь)– это самое короткое описание наиболее эффективных отношений между бизнесом и государством.
   
    Лукашенко – самый большой враг Лукашенко
   
    Среди всего многообразия антипредпринимательского законодательства есть перлы, которые уже вошли в Черную Книгу белорусской экономической политики. Особенно негативно предприниматели воспринимают Указы президента Беларуси, касающиеся деятельности малых предприятий: №11 от 16.03.99г. “Об упорядочении государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования” и №40 от 23.11.99г. “О некоторых мерах по возмещению ущерба, причиненного государству”. Значительная часть опрошенных предпринимателей обеспокоены субсидиарной ответственностью, которая возлагается на учредителей малых предприятий в соответствии с Декретом №11. 28% респондентов считают, что последствия данного законодательного акта будут отрицательными для их работы. 13% отмечают, что его реализация может вообще привести к прекращению деятельности предприятия. Еще больше респондентов опасаются возможности конфискации государством имущества в соответствии с Декретом Президента РБ №40 (30% отмечает отрицательное влияние данного фактора, а 45% считают, что это может привести к прекращению предпринимательской деятельности). Нарушение общепринятых канонов развития рыночной экономики никак нельзя объяснить особенностью национального менталитета или характером институтов общества.
   
    Декларации об оказании помощи только предприятиям, осуществляющим производственную деятельность, а не посредникам, которые получают нетрудовые доходы и к которым, являются следствием не понимания сути рыночных экономических процессов с одной стороны и некритического подхода к опыту собственных ошибок. Информация о развитии МСБ в транзитивных и развитых странах по-прежнему остается не востребованной органами республиканского и местного управления и контроля. В связи с этим сам термин “посредническая деятельность” приобрел в республике негативный оттенок. Как же сами предприниматели относятся в настоящее время к такому понятию? 62% респондентов считают, что посредники являются необходимым звеном предпринимательской деятельности. Получается, что деятельность законодательных органов оторвана от требований реального сектора экономики. 73% самих производственников – предпринимателей положительно оценивают роль посредников в предпринимательской деятельности. Страшно далека власть от народа, если она не разделяет мнения наиболее экономически активной и рыночно продвинутой ее части. Что делать Нет, это не сложный философский вопрос, требующий осознания всей истории развития человечества. Достаточно внимательно изучить ответы предпринимателей, а потом проявить политическую волю и освободить человека от государственных пут. Желающим влачить жалкое существование в социализме можно создать специальные зоны СС (социалистической свободы). Британцы как-то сделали наоборот. У себя в стране дали возможность лейбористам провести тихую социалистическую революцию, а в Гонконг отправили молодого офицера Джона Каупертуэейта, который должен был отвечать за экономическое возрождение колонии. У Гонконга не было белорусского выгодного географического положения, ресурсов, инфраструктуры, образованных людей. Был только молодой «батька», который быстро уяснил, что попивая виски и покуривая сигары вдали от бизнеса – это лучшая ему помощь. Слова Каупертуэйета должны быть выгравированы в здании каждого парламента мира: «В долгосрочной перспективе совокупные решения индивидуальных бизнесменов, которые сами оценивают экономическое состояние, пусть даже часто неправильно, причиняют гораздо меньше вреда, чем централизованные решения правительства. При этом ущерб от индивидуальных решений устраняется гораздо быстрее и дешевле». К мнению человека, который внес очень большой вклад в создание одного из самых показательных экономических чудес мира стоило бы прислушаться. Британский офицер однозначно сказал нет экспортным субсидиям, импортным пошлинам, налогам на доход физических лиц выше 15%, бюрократии (для открытия компании достаточно заполнить одну бумажку и послать ее по почте). За время правления Каупертуэйета (12 лет) экспорт рос со скоростью 13,8% в год, зарплата в промышленности удвоилась, число бедных сократилось с 50% населения до 16%. Белорусские предприниматели на руках бы носили британского героя. Но, к сожалению, им приходится общаться с отечественными бизнесоненавистниками. 72% представителей негосударственного сектора считают необходимым упрощение налоговой системы, сокращение количества налогов. 60% выступают за улучшение законодательства по частному предпринимательству. Облегчение входа на рынок является одним из основных факторов развития конкурентной среды и снижения издержек открытия бизнеса. Почти половина респондентов поддерживает упрощение порядка выдачи разрешений и лицензий, а также снижение количества лицензируемых видов деятельности. Ответы опрошенных дают возможность сделать вывод о необходимости серьезной ревизии отношений «государство – бизнес» для дальнейшего взаимовыгодного сосуществования. Попытка администрирования каждого аспекта деятельности бизнеса, отсутствие инвестиций в развитие его инфраструктуры приводит к негативным последствиям для всех сторон и к росту социальной напряженности. Власть до конца не представляет политических и экономических последствий игнорирования почти 2 миллионов избирателей. Что хорошо для бизнеса, то хорошо для человека Пропасть между белорусской власть и народом гораздо шире, чем между отечественным бизнесом и человеком. Ряд социологических исследований, проводимых известными центрами НИСЭПИ, «Новак» подтверждают тезис о том, что многие люди не понимают сути таких понятий, как «рынок» и «частная собственность». Но при на лицо высокая отмечается готовность к реформам. Четко обозначен спрос на реформатора. Апрельское исследование НИСЭПИ показывает, что почти 42% населения выступает за рыночную экономику с незначительным государственным регулированием, а плановую экономику поддерживает лишь 22,7%. Предприниматели, точно также как и участники общего опроса считают, что ситуация в стране ухудшиласть (почти 2/3). И в этом виноват президент 38,6%, правительство – 42,1%, местные органы власти – 28,9% и руководители госпредприятий и колхозов, бюрократы – 20,6%. Как бы власть не хотела переводить стрелки на демократов, Россию и другие факторы, очень большая часть населения знает фамилию, имя и отчество основного виновника экономического кризиса. Взялся за гуж – оказался не дюж. Как предприниматели, так и рабочие и служащие не ожидают изменений ситуаций в связи с назначением нового премьер-министра Ермошина: он лишь выполняет указания вышестоящего органа и не имеет реальных рычагов влияния. Проведение рыночных реформ будет означать отказ от безадресной раздачи субсидий. Поразительно, но 68,2% респондентов НИСЭПИ ответили, что они поддерживают такое мнение: «Увеличить зарплаты, пенсии, пособия, но за жилищно-коммунальные услуги (газ, электроэнергию, отопление) и проезд в общественном транспорте население должно платить полную цену». Если принять, что 74,3% населения считает, что экономическое положение в Беларуси улучшится при ускорении рыночных реформ, 71,4% людей уверены, что необходимо способствовать развитию частного предпринимательства, если учесть, что 92,2% - за снижение налогов, 69,6% - за прекращение финансовой поддержки убыточных предприятий, 56,6% - за увеличение зарплаты, пенсии и пособий жителям села вместо финансовой помощи колхозам, то можно сделать вывод, что из трех субъектов нынешней экономической политики власть – бизнес – потребитель лишней, мешающей прогрессу является как раз власть. Дело времени, когда отечественный бизнес и белорусский потребитель проголосуют соответствующим образом не только рублем, вернее отказом от него в пользу доллара и более качественного российского и западного импорта, но и избирательным бюллетенем. Власть не слышит отечественного бизнеса, потребителя и производителя. Она отвернулась от него и показала зловещий социалистический оскал. Но разве у нас в Конституции записано, что мы строим социализм? Разве у нас закреплен неприкосновенный статус бюрократа, которому все должны служить и подчиняться? Да, современные транспортные технологии и глобализирующийся мир позволяют спокойно уехать из страны, но по одному из опросов уехать готовы не целых 15% населения, к сожалению молодых и перспективных. Так что все проблемы будут решаться здесь, в Беларуси. Время начала, интенсивность, формы и последствия разборок до конца еще не определены, но поводов для оптимизма нынешней белорусской власти практически нет.
 

Что делать, чтобы улучшить жизнь малого бизнеса %

(мнение самого бизнеса)

Основные меры

% респондентов (всего по республике)

Ускорение приватизации малых и средних предприятий

21.4

Упрощение организационных процедур (регистрация, перерегистрация, лицензирование и т.д.)

42.8

Улучшение законодательства по частному предпринимательству

59.3

Развитие системы финансовой поддержки малых предприятий

39.5

Упрощение налоговой системы

72.0

Расширение возможностей покупки, аренды помещений

10.7

Улучшение отношения местных органов власти и управления

20.6

Создание легкодоступной сети бизнес-услуг

7.6

Создание объединений (союзов, ассоциаций) предпринимателей

4.2

Изменение отношения населения к предпринимательству

15.0

Дальнейшее развитие существующей инфраструктуры поддержки малого бизнеса

8.7

 

Финансовое состояние предприятий МСБ Беларуси

Тип предприятия

Финансовое состояние

 

Стабильное

Близкое к банкротству

Неустойчивое

Затрудняюсь ответить

Нет ответа

Всего

24

8

58

10

1

Из них: по виду деятельности

 

 

 

 

 

Оптовая торговля продовольственными товарами

23

7

65

5

--

Оптовая торговля промышленными товарами

26

6

58

11

--

Розничная торговля продовольственными товарами

22

6

64

9

--

Розничная торговля промышленными товарами

21

12

58

10

--

Предоставление различного рода услуг

30

6

53

10

--

Производственная деятельность

31

6

56

7

--

Общественное питание

29

6

56

10

--

По организационно-правовой форме:

 

 

 

 

 

Общество с ограниченной ответственностью

28

8

53

11

1

Общество с дополнительной ответственностью

26

7

59

7

--

Унитарное предприятие

29

6

58

7

--

Индивидуальный предприниматель

18

9

63

9

1

Другое

32

5

52

10

--

 

Куда продает свои товары и услуги МСБ Беларуси

Регион / страна

(% респондентов)

Свой город (область)

74

Беларусь

46

Россия

18

Западная Европа

3

Украина

3

Балтийские страны

2

Страны СНГ

2

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!