Государственное регулирование 353

Друзья, держитесь. Эта цифра превзошла мои самые дерзкие ожидания. Я знал, что белорусское Государство-Левиафан всеохватывающее и вездесущее. Я знаю, что распорядители чужого (политики и чиновники) суют нос в чуть ли не в каждую мелочь при производстве товаров и услуг. Но чтобы их было столько… Чтобы они устроили из Беларусь полигон для конкуренции контролёров, надсмотрщиков и карателей…

По информации Администрации президента в Беларуси «право назначать и проводить проверки имеют 1703 контролирующих (надзорных) органа, которые входят в систему 60 государственных органов..» Они «осуществляют свою деятельность в более чем 160 сферах контроля (надзора).


Предприниматель Александр Кнырович – в изоляторе КГБ.

Инвестор Александр Кнырович за решёткой.

Производитель социально значимых услуг в чувствительных секторах (строительство и ЖКУ) А. Кнырович в руках производителей несвободы.

Строитель семейной династии инженеров и предпринимателей А. Кнырович – в тюрьме.


«Доверительное управление» - звучит красиво. А. Лукашенко и его команда не готовы к приватизации даже глубокого убыточных, добитых предприятий. Они предлагают новый механизм управления огромными государственными активами. Очевидно, существующий механизм не работает. Государство, как собственник (от имени народа) – безобразный, бесхозяйственный субъект. Директоров-то оно назначает, ресурсы им в руки предоставляет, а вот контролировать качество управления забывает, потому что в нынешней системе встроен порочный конфликт интересов. Чиновник директору друг, товарищ и брат, а за одно и партнёр в схемах по «распилу» государственных активов и ресурсов.

Ни одно государственное предприятие не имеет выстроенной системы корпоративного управления. Хотя бы ради эксперимента сделали, но не захотели, потому что на фоне качественной, ответственной системы управления стал бы очевидным провал государственной системы управления. По сути дела, «красные директора» узурпировали систему контроля над активами стоимостью в десятки миллиардов долларов. Формально хозяин в стране – народ, но ему рот закрыли, а от его имени всем управляет VIP-номенклатура и их коммерческие фавориты.

Как в сказке о золотой рыбке, им уже не хочется просто избы, боярства царства. Их цель – «чтобы золотая у них на побегушках была». Т. е. они хотят стать полновластными, полноценными собственниками тех активов, которые они успешно «доили» более 20 лет. Поскольку А. Лукашенко категорически не приемлет приватизацию (по ложным причинам), то VIP-номенклатура и её коммерческие партнёры предложили другой механизм – «доверительное управление». Они полагают, что активы, которые сегодня плохо управляются, будут переданы в руки доверенных, профессиональных менеджеров. Большой вопрос: «А почему они этого не сделали до сих пор?»


Раскрепощение предпринимательства новой Вертикалью?

Любят в Беларуси геометрию, но странною любовью. Властная вертикаль контролирует всех и вся. Про горизонталь или добровольные, гражданские инициатив и связи на местном уровне никто не вспоминает. По такой же схеме построен контроль в системе образования, здравоохранения, сельского хозяйства и промышленности. И вот дошла очередь до контролёров и смотрящих. В стране создаётся вертикаль контрольно-надзорных органов. Она-то вроде бы, как вертикаль, но не такая, как в политике, где каждый беларус знает, кто на самом верху. Комитет государственного контроля во главе с Леонидом Анфимовым будет не то, что командовать, а координировать деятельность многочисленных надзорных и контрольных органов. Задача новой вертикали звучит вроде бы правильно - «чтобы не мешать своими проверочными мероприятиями нормально работающим предприятиям». Исторический опыт убеждает, что когда белорусские чиновники и люди в погонах говорят о «норме», то коммерческим субъектам впору напрячься и подумать о своём месте на рынке.


11 лет тюрьмы австрийскому инвестору Александру Муравьёву. Белорусская Фемида сурова, жестока и бесцеремонна.

И слепа к национальным интересам Беларуси.

И безразлична к инвесторам, а также к тому, что они создают новые рабочие места, оживляют активы и платят налоги.

Есть несколько критериев оценки правильности действий органов госуправления. Оценим приговор А. Муравьёву по этим критериям.


Цепкость аберрации

А. Лукашенко твёрдо уверен в главном постулате своей экономической политики. Свои действия и решения он строит вокруг социальной справедливости, как он ее понимает. Эта самая справедливость идет в одном пакете с «повышением уровня жизни людей, защитой интересов страны и каждого гражданина». Звучит по-коммунистически заманчиво, по-большивистски категорично и по-номенклатурному утопично. История учит, что аппеляция к социальной справедливости в условиях сильной концентрации политической и экономической власти, острого дефицита конкуренции приводит к повышению уровня благосостояния VIP-номенклатуры, защите интересов одного процента самых богатых и отождествлении интересов крупного бизнеса с национальными. Беларусь в этом плане не исключение. Прилагательное «социальное» напрочь лишило смысла ценность «справедливость». В условиях затяжного кризиса А. Лукашенко критикуют за тотемность этого постулата как справа, так и слева.


Уже стало плохой традицией белорусских властей в начале каждого года раздавать обещания о начале рыночных реформ, об обновлении. Мол, вот она либерализация экономических отношений. Государство поворачивается лицом к предпринимателям. Идут рыночные преобразования. Белорусский авторитаризм приобретает просвещённый вид. Лукашенко даёт отмашку сторонникам Мизеса/Хайка и отправляет на свалку Маркса/Ленина.

Не верю. И вот почему. Первое. Не могут те же люди, которые 22 года убеждённо строили совок, т.е. систему «Вертикаль + Госплан», сейчас развернуться на 180 градусов, отказаться от централизации принятия экономических решений, доверить людям собственность, дать им свободу выбора и обеспечить равенство всех перед законом через независимый суд. Авторы и идеологи белорусской модели уже пенсионного возраста. В таком состоянии умственного, психологического и физического здоровья люди не меняют свои взгляды на прямо противоположные.


Белорусская законодательная база стала вязкой глубокой тиной. Она вяжет по рукам и ногам производителей товаров и услуг. Его величество «Закон» превратили в десятки тысяч мелких, хищных грызунов – постановлений, указов, распоряжений, методичек, телефонограмм и приказов. Они обгладывают свободу творчества, производства и торговли. Они превращают предсказуемость и универсальность в бег по минному полю: производители товаров и услуг бегут, а распорядители чужого (политики и чиновники) с пультами управления в руках решают, кому, когда и на чём взорваться. Это не некая программа, которую можно логически понять и к ней приспособиться. Это набор случайных чисел, несвязанных решений, часто в ущерб всем. На вопрос, зачем, звучит «для острастки, чтобы не забывали, кто в доме хозяин». Причём речь не идёт о Большом хозяине, который на самом верху, в столице. Самые опасные хищники-грызуны для предпринимателей, производителей товаров и услуг – это местные, отраслевые и ведомственные начальники, контролёры, инспектора и всевозможные интерпретаторы воли главы страны. От них тяжелее всего отбиться на уровне горисполкома и райисполкома. Они проявляют недюжинную сплочённость и командный дух в борьбе с теми, кто, по их мнению, ведёт себя не так, как они считают нужным в рамках реализации государственной экономической политики.


Вот очередной пример качества государственного управления. Лакмусовая бумажка для оценки качества государственных программ, а также так называемого государственно-частного партнёрства.

В Беларуси сельское хозяйство – государственный приоритет. В рамках этого приоритета правительство распределяет миллиарды денег налогоплательщиков. Закреплена персональная ответственность за госпрограммы и их реализацию. У А. Лукашенко постоянно держит эти программу на личном контроле. КГК, МВД, Следственный комитет и даже КГБ то и дело проверяют, как реализуются государственные программы в приоритетном секторе. В нём лично с президентом согласовываются назначения директоров и руководителей.


Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия.

«С 5 по 7 декабря 2016 года при получении взяток на сумму более 7500 рублей с поличным задержаны четверо представителей ОАО «МТЗ», ОАО «МАЗ» и ОАО «БелАЗ».

За $3750 на четырёх (~$938 на начальника) упекли за решётку далеко не последних руководителей во флагманах белорусского машиностроения. Если принять за чистую монету эту информацию, то даже до проведения следствия и суда можно сделать целый ряд важных выводов о системе управления крупнейшими промышленными заводами Беларуси.


За стеклянные банки, поставки оборудования и оптимизацию работы своего бизнеса государственный обвинитель попросил у суда наказать Александра Муравьева лишением свободы на 12 лет. Двенадцать лет! Не убил, не изнасиловал, не раскрыл государственную тайну, не вывез золотой запас страны, не создавал бандформирования по свержению государственного строя. Просто занимался бизнесом. Как знал, как умел, как ему подсказывали и рекомендовали белорусские чиновники.


Очередная безумная идея белорусских бюрократов. Одним из лидеров по генерации регуляторных, фискальных абсурдов является Министерство труда и социальной защиты. Оно отличилось в борьбе с обыкновенными людьми под вывеской «принуждение тунеядцев к труду». Оно не нашло ничего лучшего, как свести пенсионную реформу к повышению пенсионного возраста. Оно продолжает настаивать на сохранении пособия по безработице на уровне $15 в месяц, тем самым блокируя давно назревшую структурную реформу оптимизацию рабочей силы и полноценную реформу рынка труда. Министерство труда и социальной защиты превратилось в орган, который расширяет число социально незащищённых, безработных и трудовых мигрантов.


Что стоит за 37-м местом Беларуси в Doing Business 2017

Новый доклад Всемирного банка Doing Business 2017 «Равные возможности для всех» оказался весьма комплементарным для Беларуси. После очередной ревизии методологи расчёта рейтинга наша страна оказалась 37-м месте из 190 стран. Это самый высокий показатель за все 14 лет изменения индекса лёгкости ведения бизнеса. С учётом корректировки прошлого года (50-ое место) наша страна поднялась вверх на 13 ступенек. Если в Докладе DB-2006 расстояние до лидера у нас было 41,14 процентных пунктов(100% - идеал), то в DB-2017 на результат составил 74,13 п. п. По десяти параметрам делового климата Беларусь опередила такие страны Европейского Союза, как Болгария (39-ое место), Венгрия (41), Бельгия (42), Кипр (45), Италия (50) и Греция (61). Страны ЕАЭС активно используют методологию Doing Business для снижения издержек. Казахстан занял 35-ое место (в прошлом году был на 51-ом месте), Россия оказалась на 40-м месте (годом раньше была на 36-м), Армения на 38-м (была на 43-м). Только Кыргызстан идёт не в ногу. В этом году он занял 75-ое место, в прошлом был на 73-ем.


Белорусские власти продолжают креативить и создавать инновационные продукты в сфере законодательства. От таких инноваций страну трясёт, но у белорусских бюрократов ещё так много «гениальны» идей, что они нас быстрее трясучкой замучают, чем мы дождёмся истощения их гениальной инновационности.

Министерство по налогам и сборам (МНС) подвело предварительные итоги работы декрета № 3 о тунеядцах. Главной целью этого документа было стимулирование трудоспособного населения к труду и предупреждение социального иждивенчества. Чиновники считают, что Декрет работает на том основании, что выросло число безработных, самозанятых и работников у ИП. Причинно-следственные связи у МНС простые, как топор. Они не учитывают состояние кризиса, резкое ухудшение финансового положения малого бизнеса, а склонны объяснить нужные себе цифры Декретом, который сегодня представляет собой чемодан без ручки.


Судят ещё одного инвестора, иностранного. Александр Муравьёв, владелец ОАО «Мотовело» и стеклозавода «Елизово» не немец, американец или британец. Он вроде бы наш, но формально австрийский, действовал от имени австрийская фирмы ATEC Holding.

Белорусская Фемида обвиняет его в хищении в особо крупном размере, а также в уклонении от уплаты налогов. В начале рассмотрения дела в суде А. Муравьёв заявил: «Я преступления не совершал». Т. е. не виновен. Не скрывался от правосудия, был готов объяснить своё поведение. Но его, иностранного инвесторам с особым статусом по отношении к А. Лукашенко и его ближнему окружению, посадили за решётку 17 месяцев назад. Причем у него двое малолетних детей, престарелые родители, далеко не богатырское здоровье. Белорусские власти шесть раз продляли его срок содержания под стражей. В отличие от других внутренних и внешних инвесторов, которым предложили сделку «компенсация убытков (вреда) взамен за свободу и закрытие уголовного дела А. Муравьёв пьёт свою чашу инвестиционных проектов в Беларусь до конца.


Патент как приманка для налоговой или инструмент раскрепощения?

Михаил Мясникович озвучил идею, которая может сделать с него благодетеля индивидуальных предпринимателей (ИП) или их могильщика. В контексте борьбы за вывод формально безработных беларусов из теневой экономики он предложил ввести патент для самозанятых.


Для большого и малого бизнеса Беларуси наступили смутные времена. Ни дня без ареста, конфискации и приговора. Ни для без проверок, регуляторных кошмаров и наказаний. Предпринимательство страны вздыблено. Инвесторы сначала платили, а теперь расплачиваются. Машина репрессий против предпринимателей действует по принципу «после меня – хоть потоп». Большой и малый бизнес Беларуси на своей шкуре проверяет аксиому от тюрьмы и сумы не зарекайся.


Лоббисты – иждивенцы расправляют плечи

За правильными словами А. Лукашенко, премьер-министра А. Кобякова и министра финансов В. Амарина жить по средствам, в режиме строгой экономии и без наращивания долгов кроется типичная для белорусской модели финансовая, долговая и корпоративная бесхозяйственность и разнузданность. Материальные интересы лоббистов-иждивенцев по-прежнему находят своё проявление в решениях обещающих финансовое и фискальное воздержание властей. Львиная доля бюджетных халявщиков – государственные предприятия и «дети» исполкомов, министерств и концернов. Они креативят не при производстве новых товаров, а при выбивании новых порций государственной поддержки. К сожалению, они оказываются эффективнее, чем президент и премьер в реализации своих обещаний не давать денег тупиковым коммерческим проектам.


Лично не знаком ни с Владимиром Япринцев, ни Юрием Чижом. Они мне не интересны, как и я им. Живём в параллельных мирах, под крышей одного паспорта. Дело Япринцева и кейс Чижа важны для понимания ситуации в Беларуси, сути системы принятия решений и состояния тех, которые считают себя чуть ли не хозяевами жизни.

Разборки между руководителями «Трайпла» интересны не тем, кто кому и сколько должен, кто кого обманул и подставил, кто кого предал, и кто пытается спасти свою шкуру, топя своих бывших партнёров. Такого рода разборки часто встречаются между акционерами, совладельцами бизнеса. Они достаточно долго работали друг с другом. За два десятка лет изменились характеры, приоритеты, подросли дети, изменилось восприятие мира. Владимир Япринцев и Юрий Чиж обросли своими проектами.


Вы хотите узнать и понять суть белорусской системы управления и экономики в целом? Есть длинный путь: изучить экономическую теорию, экономическую политику, существующие институты страны, структуру собственности и режим взаимоотношения между производителями и потребителями. Если на всё это нет времени и желания, тогда можно ориентироваться на яркие, красноречивые истории из жизни экономики. Вот очередная история. Она прекрасна тем, что показывает


Страница 1 из 18

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…