Минфин и бизнес не сошлись

Автор  10 октября 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Власти готовы помочь бизнесу только по мелочам

Ярослав Романчук

На первый взгляд, кризис заставляет правительство Беларуси менять модель поведения. Нет у властей былой самоуверенности и высокомерия. Есть растерянность и неуверенность в направлении движения. Растет желание разделить ответственность за кризис, который признают почти 90% населения, но который приказано не замечать правительству. Поэтому 4 октября Совет Министров пригласил на заседание своего президиума представителей бизнес сообщества. Во имя конструктивного диалога бизнеса и власти союзы предпринимателей представили Национальную платформу бизнеса Беларуси. На вопрос чиновников и политиков, что делать, бизнес сформулировал 104 конкретные предложения. Заседание закончилось. Остались серьезные опасение, что все закончится формальным постановлением и стандартными отписками. Мол, мы уже и так для вас сделали все, что могли.

Немного приоткрытые двери для диалога

Практика формулирования повестки дня бизнес сообщества берет начало в 2007 году. Тогда эксперты АЦ «Стратегия», руководители Минского столичного союза предпринимателей и работодателей решили вместе создать документ, который бы отражал точку зрения малого и среднего бизнеса на реформу делового климата страны. Именно тогда была сформулирована цель вхождения Беларуси в Топ-30 стран по качеству делового климата по методологии Всемирного банка в рейтинге “Doing business”. С тех пор Платформа стала документом десятков бизнес союзов и тысяч предпринимателей.

Долгих четыре года независимые эксперты и бизнес союзы стучались во все чиновничьи двери, предлагая интеллектуальную помощь и список выстраданных предпринимателями предложений. 4 октября вроде бы двери министерских кабинетов открылись, вернее приоткрылись. Сам факт включения в повестку дня правительства пункта о Платформе бизнеса отнюдь не значит, что отныне у предпринимателей не будет проблем с донесением своей точки зрения до полисимейкеров, что все их предложения будут учтены в постановлениях и указах.

Подавляющее большинство тех чиновников и специалистов, которые на протяжении последних 15 лет блокировали развитие частного бизнеса, которые готовили и принимали дискриминационные в отношении МСП и ИП решения, остаются в своих кабинетах. Никуда не делась труднопроходимая для рыночных предложений бюрократия и процедура согласования проектов документов. По-прежнему сильны позиции большого государственного бизнеса, который не готов к открытой конкуренции не то, что с российскими или украинскими компаниями, а даже с малых отечественным бизнесом. До сих пор в силе валовые прогнозные показатели и премиальные министрам и топ госслужащим за их выполнение. Поэтому говорить о начале полноценного диалога бизнеса и власти преждевременно. За каждый параметр благоприятного делового климата будет вестись жесткая борьба. К сожалению, в органах власти все еще очень мало понимания того, что бизнес и правительство должны быть по одну сторону баррикад.

Минфин: в руках морковка и два камня за пазухой

Премьер Михаил Мясникович вспомнил свою молодость, как в 1993-1994 годах убеждал правительство о пользе рыночных реформ и развития частного бизнеса. Он поручил министерствам высказать отношение к Платформе бизнеса. Серьезно подошли к делу Министерство экономики и Министерство финансов. С отдельными положениями Платформы они согласились, но по критически важные для бизнеса предложения чиновники отвергли.

Платформа настаивает на расширении частной инициативы и увеличении доли частного сектора в экономике. Минфин говорит о том, что Программой деятельности правительства на 2011-2015 годы «предусмотрено радикальное сокращение количества государственных программ…» При этом совокупные госрасходы до 2015 года почему-то заметно не сокращаются.
Бизнес жалуется на дискриминацию частного страхового бизнеса. Минфин говорит о подготовке проекта указа, который обеспечивает допуск «страховых организаций всех форм собственности для осуществления обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и других видов страхования. Пока еще не закон, но ход мысли правильный. По многих другим положениям Минфин ссылается на подготовку указов. Мол, раз проект указа есть, значит проблема решена.

К сожалению, Минфин не поддержал основные предложения бизнес сообщества по налогам, налоговому администрированию, расширению частного сектора и выравниванию условий хозяйствования. Формальным является ответ Минфина на предложение бизнес сообщества перейти на международные стандарты отчетности. Скептически отнесся Минфин к предложению бизнеса отменить НДС на импортное технологическое оборудование для собственного потребления. Министерство считает, что оно «направлено на стимулирование импортной продукции, а не на поддержку белорусских производителей». Интересно, покупали ли бы сотрудники Минфина и его руководители обувь, одежду, бытовую технику, продукты питания, изготовленные на белорусском оборудовании. Есть большие сомнения, что у них есть хотя бы один автомобиль, собранный на чисто белорусском конвейере.

Минфин против полноценной налоговой реформы

Минфин не исключает снижения ставки налога на прибыль с 2012 года, но не указывает, какую ставку он рекомендует. При этом он резко против предложенного бизнесом снижения НДС-а до 15% на том основании, что это приведет к выпадению доходов бюджета в размере Br5,9трлн. и увеличению дефицита бюджета.

Это типичная бюрократическая отговорка, а не аргумент. Понятно, что при прочих равных уменьшение ставки НДС-а приведет к сокращению доходов бюджета. Независимые эксперты и бизнес сообщество предлагают властям отказаться от госрасходов в пользу частных инвестиций и потребления. Они поддерживают сбалансированный бюджет, но справедливо отмечают, что при совокупных расходов 43 – 45% ВВП и доле госактивов в 70- 75% возможности расширения частной инициативы минимальны. Вместо того чтобы предложить комплексную бюджетно-налоговую реформу Минфину спокойнее в привычных рамках фискальной политики. Он никак не комментирует тот факт, что Беларусь имеет самую плохую в мире налоговую систему, что на выполнение обязательств государства бизнес должен потратить еще 10 – 15% выручки. Минфин не учитывает опыт многих стран мира, котоыре снизили ставки налогов, в том числе НДСа, упростили налоговое администрирование и получили рост налоговых поступлений в бюджет. На тех же основаниях Минфин считает нецелесообразным снижение действующей ставки налога при упрощенной системе налогообложении с 8% до 6%.

Не поддержал Минфин предложение бизнес сообщества по установлению ставки земельного налога для производителей до уровня ставок земельного налога на земли с/х назначения. По его мнению, это «не будет способствовать реальному экономическому механизму установления ставов земельного налога на земли, имеющие различное целевое назначение». Логика данного аргумента изумляет. Чиновники еще советских времен установили назначение земель. Это было более 20 лет назад, в совершенно иной экономической и политической модели, но до сих пор белорусские власти считают тот расклад «реальным экономическим механизмом». Если в отношении НДС-а чиновники говорят о нейтральности этого налога, то здесь своими субъективными суждениями (предназначение земли – это никакой не рыночный закон, не воля собственника, а исключительно бюрократическая установка) чиновники блокируют развитие рынка земли и проведение структурных реформ.

Чиновники считают, что их оценки справедливы и ревизии не подлежат: «Исчисление земельного налога производится исходя из кадастровой стоимости земельного участка, которая отражает справедливую оценку качества земли тот или иного назначения». Это проявление типичного архаичного марксизма по отношению к одному из факторов производства – земле. Кадастровая стоимость земельного участка – это не рыночная цена, а показатель, высчитанный по субъективно выбранным отдельным факторам. Минфин игнорирует фундаментальный закон ценности. Земля стоит столько, сколько за не готовы заплатить люди. К сожалению, в нашей стране у людей до сих пор нет земли, да и с волей есть большие проблемы.

Кошки-мышки ради галочки

В Беларуси осуществляется широкомасштабная подмена понятий. Вместо создания полноценного рынка земли и получения в результате реальной, справедливой цены (решают продавцы и покупатели, а не бюрократы), власти предлагают разного рода суррогатные решения для целей налогообложения. Принятие кадастровой стоимости земельных участников, как налоговой данности, позволяет властям легко манипулировать налоговой нагрузкой. Образовался дефицит в местном бюджете – ничто не мешает сделать переоценку земли путем введения некого коэффициента или видоизменений формулы исчисления кадастровой стоимости. Можно обойтись даже без повышения ставки земельного налога. И вот в бюджете появляются «живые» деньги. О том, что они исчезают из карманов бизнеса и граждан, Минфин не заморачивается.

Точно так же поступает белорусская таможня, когда оценивает импортные товары. Аналогично поведение местных органов власти, когда они устанавливают ставки аренды. До тех пор, пока органы госуправления не возьмут курс на полноценную либерализацию, приватизацию и сокращение размера госрасходов, диалог бизнеса и власти будет напоминать игру в кошки – мышки. Много шума, криков, пота и ругани – мало прогресса.

Минфин отфутболил предложение бизнес сообщества по сокращению отчислений в Фонд социальной защиты населения до 25%. Он прав в том, что такого рода изменения нужно увязывать с реформированием пенсионной системы и системы социального обеспечения. Понятно, что надо, но неужели Минфин и Совмин хотят, чтобы и эти проекты законов и концепций данных реформ тоже разрабатывало бизнес сообщество? АЦ «Стратегия» и НИЦ Мизеса предложили властям комплексную бюджетно-налоговую и пенсионно-социальную реформы. Никакой реакции на эти предложения не поступило. Очевидно, ждет, пока к диалогу прикажет приступить А. Лукашенко.

Белорусское бизнес сообщество предлагает, как сделать бизнес климат лучше, как стимулировать развитие предпринимательства, как поощрять инвестиционную активность и работу в белую. Минфин же отвечает в стиле «Мы не можем сократить расходную часть бюджета, поэтому ваши предложения неприемлемы». Минфину и иных органам власти гораздо легче сказать «нет» отечественному частному бизнесу, чем государственным лоббистам и монополистам. При этом назвать хотя бы одну переходную страну в мире, которая бы сумела создать конкурентоспособную, инновационную экономику с размером госрасходов 45% ВВП, они не могут.

С одной стороны Минфин приветствует международные нормы и стандарты в области бухучета, с другой стороны противится реализации их на практике. Даже по такой простой теме, как производственные издержки, бизнес с чиновниками договориться не может. В рыночных странах понятие «издержки» весьма широкое. Оно включает не только затраты на сырье, рабочую силы, аренду или маркетинг, но, безусловно, издержки по обслуживанию кредитов. Даже расходы на покупку картины в офис, которая поднимает настроение директора фирмы, включается в издержки.

Белорусский бизнес рекомендует включить в затраты, учитываемые при налогообложении, процентов по просроченным кредитам и займам. Это ведь издержки бизнеса, а не личные расходы директора или бухгалтера. В Швеции, Германии, Польше или Турции такие расходы включают в затраты. Это международная норма, а у нас работает субъективная, бюрократическая оценка понятия «затраты». Понятно, что чиновники трактуют его в свою пользу, чтобы увеличить базу для налогообложения. Даже в таком, казалось бы, простом вопросе и то Минфин не пошел на встречу бизнесу и международным стандартам.

Минфин также не считает необходимым проведение обязательного аудита для предприятий со 100% государственным капиталом. Он решил, что «у бухгалтерской отчетности таких предприятий нет широкого круга заинтересованных пользователей в лице участников или учредителей».

Чиновники очень узко смотрят на проблему прозрачности и отчетности государственного сектора. На самом деле, круг заинтересованных лиц в информации о качестве управления госактивами очень велик. К нему относятся все налогоплательщики, структуры гражданского общества и конкуренты госпредприятий. Полная информация о госпредприятиях позволила бы определить качество управления активами, целесообразность бюджетной поддержки госпредприятий и предпринять меры против дискриминационных практик. К такой трактовке прозрачности государства ни Минфин, не Совмин не привыкли. Даже открыто обсудить свою точку зрения с бизнес сообществом и независимыми экспертами Минфин не захотел. К сожалению, руководители страны по умолчанию больше верят пояснительным запискам и оценкам министерств, даже не удосуживаясь послушать другую точку зрения. Бизнес сообщество должно решить сложную задачу, как аргументами и фактами победить оппонентов – чиновников, если те избегают открытой дискуссии, искажают точку зрения бизнес сообщества или просто ее замалчивают.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

декабря 07 2016

Бедность белорусских семей

Белорусские домашние хозяйства в 2016г. оказались на 44% беднее, чем в 2000г. Доля Беларуси в мировом богатстве домашних хозяйств – 0,004%. Таковы данные Доклада о…
 

Будьте на связи