Земельный налог заземлил надежды

Автор  27 апреля 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Особенно неудачная часть Особой части Налогового кодекса

Ярослав Романчук

Не успела вступить в силу Особая часть налогового кодекса (1 января 2010г.), как начал разгораться очередной конфликт между бизнесом и властью. Принятие данного документа имело бы смысл, если бы правительство хотело снизить налоги и упростить налоговую систему в целом. С налогами получилось, как с арендой и либерализацией цен. Небольшие улучшения не могут скрыть вреда от изменения порядка уплаты других налогов. Самым опасным для бизнеса в начале 2010 года стал земельный налог.

Налоговая «подстава»

Не президентское это дело разбираться в ставках налогов и порядке их уплаты. Однако если А. Лукашенко год за годом требует радикальной реформы налоговой системы, а ему подкидывают налоговые кренделя с увеличением платежей по налогу на землю в десятки раз, нужно, наконец, радикально подойти к тем людям, которые рулят у нас налоговой системой.

В своем послании 2010 года глава государства прямо сказал о полном несоответствии существующей в Беларуси налоговой системы с задачей создания современной, конкурентной экономики. Чиновники, очевидно, заверили его в том, что Особая часть налогового кодекса – это адекватный ответ на требования национального бизнеса и внешних инвесторов. Опять слова разошлись с делом.

В Минналогов (МНС) и Минфине работает много хороших специалистов. Они четко выполняют инструкции сверху. Поскольку их приходит много, зачастую они исключают друг друга, годами развитое номенклатурное чутье подсказывает чиновникам, что и в каком порядке выполнять. Несмотря на очевидный провал государственной инвестиционной политики, правительство получило задание не сокращать объем совокупных госрасходов. В дополнение А. Лукашенко потребовал не допустить дефицита бюджета. Вот и делай после этого налоговую реформу. Это посложнее цирковой эквилибристики будет.

Совместить в одной программе сохранение госрасходов на уровне 45-47%ВВП, бездефицитный бюджет и снижение налоговой нагрузки невозможно. Поэтому Минфин/МНС решили, безусловно, выполнить первую задачу, постараться выполнить вторую и имитировать выполнение третей. К сожалению, ни в этих структурах, ни в Совмине или администрации президента не нашлось смелого профессионала, который бы сказал А. Лукашенко лично или народу публично, что выполнение поставленных трех задач одновременно невозможно.

В рамках налоговой реформы для отвода глаз были отменены некоторые налоги, в том числе с/х оборотный налог. Сторонники рынка приветствовали введение плоского 12-процентного подоходного налога. Были ликвидированы мелкие местные платежи, увеличены сроки отчетности по некоторым налогам. Это небольшие, но приятные изменения в нужном направлении. Впечатление от них испортили другие меры. Их правительство старается не выпячивать. На два процентных пункта был увеличен НДС. Выросли ставки акцизов, отчисления в инновационные фонды. В дополнение белорусским предпринимателям подложили свинью в виде налога на землю. Для тысяч коммерческих организаций этот налог может стать последним, который они заплатят до закрытия бизнеса.

Налог как заземлитель

Земля в Беларуси бесхозная. Как в Советском Союзе, формально она принадлежит народу. От имени народа ею распоряжается правительство и местные органы власти. Поскольку земля находится вне полноценного коммерческого оборота, у нее нет цены. Любой количественный индикатор, который называется чиновниками, есть не цена с экономической точки зрения, а условная единица.

Белорусские распорядители чужого (политики и чиновники) крайне небрежно относятся к бюджетным ресурсам и «живым» деньгам. Поэтому у них нет никакой мотивации серьезно относиться к земле, которая досталась им в распоряжение бесплатно. Однако наблюдения чиновников за развитием рынка привели их к пониманию того, что земля имеет определенную ценность. Из учебников по политэкономии социализма они слышали, что она, цена, должна быть высокой, ведь земля – всему голова. Поскольку на земле находятся все предприятия, то, очевидно, этот факт можно использовать для пополнения бюджета.

Поскольку высшее руководство строго-настрого приказало не продавать землю, чиновники взяли на себя тяжелую задачу определить ее стоимость, т. е. подменить механизмы рынка. Так появилась кадастровая стоимость земли, каждого участка нашей немалой страны. Ее установили не инвесторы и предприниматели на основе реальных и возможных бизнес планов, а люди, которые никогда ни бизнесом, ни оценкой активов бизнесом не занимались.

В условиях кризиса и потери большого энергетического гранта правительство начало хаотично искать новые источники ресурсов для пополнения бюджета. Поиски были недолгими. Распределители чужого нашли эти ресурсы в буквальном смысле под ногами. Так появилась мысль резко увеличить налог на землю (высокая кадастровая стоимость плюс разного рода коэффициенты) и еще больше укрепить свою номенклатурную власть (дискриминационное использование коэффициентов для разных регионов, способов назначения земли и разных видов экономической деятельности). Эта мысль материализовалась в Особой части Налогового кодекса. Появился особый вид регулирования – государственное рыночное регулирование. Это весьма своеобразная форма государственно-частного партнерства.

Ставка 0,36 против ставки 8,5

На первый взгляд, кажется, что в налоговый кодекс вкралась досадная ошибка секретарши. При наборе цифр ставок земельного налога для разных регионов она просто не там поставила запятую. Для Минска был установлена ставка 0,36, а для сельских населенных пунктов, очевидно, должно было быть 0,85. То ли клавишу заело, то ли ночь бессонной была, но в окончательную версию документа попал коэффициент 8,5. Как только до заинтересованных людей дошло, что произошло, они начали бить в набат.

Земельный налог показал свой звериный оскал. Против него единым фронтом выступили союзы предпринимателей страны. Недоумение вызывает поведение правительства. Первая рука белорусской власти раздает льготы для развития производства в сельской местности. Вторая рука, то ли не ведая, что делает первая, то ли вступив с ней в сговор, увеличивает размер налога на землю в десятки раз. Чиновники местного уровня позаботились о том, чтобы через ставки налога на землю увеличить свою номенклатурную власть над бизнесом.

Указ № 143 от 9.03.2010 предоставил местным органам власти право изменять ставки земельного налога. Как указывает в своем письме в Совет Министров Республиканская конфедерация предпринимательства, «многие местные советы уже воспользовались этим правом, увеличив размер ставки земельного налога в сельских населенных пунктах, а также за земли, расположеннее за пределами населенных пунктов, еще на 100%».

Если правительство не изменит ставки налогов на землю, то о развитии предпринимательства в регионах можно будет забыть. Коммерческие организации и без того испытывают проблему доступа к оборотному капиталу. Земельный налог в значительной степени приземлит их инвестиционные планы, а многих вообще сравняет с землей.

Заклеванный земельным налогом инкубатор

Для иллюстрации последствий введения земельного налога приведем пример ЗАО «МАП ЗАО», который является инкубатором малого предпринимательства в поселке Колодищи (Минский район). Он получил в постоянное пользование участки земли для строительства административного здания и торгового центра. На этих объектах планировалось разместить бизнес малых предприятий.

Сегодня на площадке инкубатора работает 70 коммерческих организаций, которые создали 1200 рабочих. Инвестор начал строить здания технопарка, чтобы разместить там малый инновационный бизнес. И вот пришла беда в виде земельного налога.

В 2009г. инкубатор заплатил земельного налога на сумму чуть больше Br3млн. По расчетам компании земельный налог в 2010 году по нормам, введенным Особой частью налогового кодекса, превысил Br169млн., т. е. в 56 раз больше! Данные расчеты подтверждаются Министерством по налогам и сборам (письмо на имя ЗАО «МАП ЗАО: «Сумма земельного налога за 2009 год составляла 3,0 млн. с учетом повышающего коэффициента, установленного местным Советом депутатов, равным 1,5 (за 1 кв. м. – 0,155тыс. рублей), а за 2010 год – 169млн. рублей. (за 1 кв.м. – 8,727тыс. рублей), т. е. возросла в 56,3 раза. Кадастровая стоимость земельного участка за 1кв. м. составляет 102,7 тыс. рублей. Ставка земельного налога в соответствии с НК данным предприятием применяется в размере 8,5%».

Если выручка Инкубатора в 2010г. будет на уровне 2009г., то доля суммы земельного налога в выручке от реализации товаров и услуг увеличится с 0,05% до 2,8%. Так вот незаметно, через задний вход, правительство, по сути дела, восстановило оборотный налог для коммерческих организаций. Причем существующий механизм позволяет правительству легко увеличить ставки земельного налога путем как увеличения кадастровой стоимости, так и изменением самих коэффициентов.

Таким иезуитским способом белорусское правительство адаптируется к потере энергетического гранта из России. Земля становится все более важным источником дохода для государства. О том, сколько бизнеса будет уничтожено, сколько рабочих мест не будет создано, какие финансовые потоки уйдут в тень, ни авторы особой части Налогового кодекса, ни правительство, ни администрация президента не подумало. Опять головотяпство или на этот раз сознательная политика увеличения налоговых аппетитов правительства?

Другие материалы в этой категории: « Бюджетная "свинья" Бюджетные деньги на ветер »