Опасность шарлатанства

Автор  12 февраля 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Власть может не выдержать искушения дорогими займами

России нужно сказать «спасибо», по крайней мере, за одно. Белорусское правительство, наконец, зашевелилось. Началось обсуждение реальных экономических проблем. Прошла экзальтированная упоенность экономическим «чудом». Министры заговорили о качестве роста, производительности труда и конкурентоспособности. На двенадцатом году белорусской неоплановой экономики в воздухе запахло рынком. Такой концентрации рыночных лозунгов и выводов, которые мы услышали от полисимейкеров в начале 2007г., в Беларуси не было никогда.

Ярослав Романчук

Премьер С. Сидорский, министр финансов Н. Корбут и руководство Минэкономики вдруг стали главными ньюзмейкерами. Сократить расходы, заморозить рост зарплаты, перераспределить бюджетные доходы, взять в долг, повысить цены на ЖКХ, даже начать приватизацию и либерализацию – от обилия правильных слов можно подумать, что в Беларуси высадился десант под руководством Л. Бальцеровича. Если не знать наше правительство, то можно подумать, что российская нефтегазовая политика заставила их читать А. Смита и Л. Мизеса, а также утроила количество адреналина в крови у министров и высших чиновников.

Суета по спасению социализма

 

Трудно бороться со своей тенью. Сегодня Совет министров и администрация президента бросают вызов своей же политике. В течение 12 лет она их устраивала. Несильное нефтегазовое дуновение из России – и началось. Складывается впечатление, что белорусские власти ждали хорошего повода отказаться от социализма, даже провоцировали его наступление. А. Лукашенко специально преувеличивает силу удара, чтобы стряхнуть со своих подчиненных лень, инерцию и успокоенность от 10-процентного роста ВВП.

Вывести номенклатуру из состояния энергетической нирваны и бюджетной акуна матата без тяжелого похмелья и ломки дело непростое. Для этого нужен большой грозный враг извне и внутри. Объяснять чиновникам, кто нам грозит извне больше не надо, а вот список врагов внутри надо обновить. Бесхозяйственность, забюрократизированность, зарегулированность, энергоемкость, коррупция, низкое качество управления активами, задолженность, зацикленность на одном рынке сбыта – каждый из этих «врагов» гораздо опаснее для белорусского режима, чем декларации ЕС, США и ООН вместе взятые. Задание для чиновников усложняется тем, что нужно отказаться от тех инструментов экономической политики, которым до сих пор не было альтернативы. Сегодня они на свой страх и риск должны стать рыночниками, но сделать это так, чтобы А. Лукашенко и электорат, не дай бог, не подумал, что мы меняем свой курс. А менять придется. И не на словах, а на деле.

            Анализ первой волны мнений, реакций и действий правительства в контексте экономической войны с Россией показывает, что чиновники забегали, засуетились, задергались, но каждый в своей ведомственной клетке. Каждый спасает себя в должности, отстаивает бюджет своего ведомства и сектора. Никто не осмеливается предложить одно системное решение, одну большую макроэкономическую игру, в которой энергия правительства, номенклатуры, директората и бизнеса создают синергию реформ, создает новое качество белорусской экономической системы.

            А. Лукашенко и его правительство видят, что управлять экономикой по-старому нельзя. Мозги это понимают, а сердце, из которого мощной волной прут эмоции и ностальгия по совку, тянет в прошлое. Поэтому многие указания сверху похожи на приказы солдату пресловутого прапорщика «Стой на месте, иди сюда». Сократить поддержку селу, но такую, чтобы оно начало давать прибыль. Не снижать объемы строительства жилья, но чтобы квартиры были в два раза дешевле. Не допускать роста цен, но компенсировать потери производителей тепла, электроэнергии и других услуг ЖКХ. Модернизировать промышленность, но чтобы без приватизации, только за счет внутренних ресурсов. Повышать доходы населения, но чтобы производительность труда росла быстрее. Экспортировать больше, в первую очередь, на Запад, но без снижения налоговой нагрузки и либерализации внешней торговли. Сделать более доступными кредитные ресурсы для предприятий, но чтобы население не вздумало отказываться от рублевых депозитов. Делать по-новому, но чтобы электорат и номенклатура думали, что продолжаем работать по-старому. Принимать решения самостоятельно и брать ответственность на себя, но всегда помнить, кто в доме хозяин.

 

Шулерская пора

 

От такого рода приказов у кого хочешь голова пойдет кругом. Очевидно, что С. Сидорский, Н. Зайченко, Н. Корбут явно не понимают, чего хочет от них вышестоящий начальник. Понятно одно: сидеть без дела нельзя. Нужно показать, что идет бурная, осмысленная работа. С бурной получается, а с осмысленной - не очень. Такая атмосфера – идеальная среда для разного рода остапов бендеров, которые готовы выполнить любой приказ любой ценой, но так, чтобы прибыль оказалась у них в кармане.

Если начальство ставит заведомо невыполнимые задачи смелые профессионалы уходят в отставку, а трусливые оппортунисты залегают на дно. Резко возрастает опасность проникновения во власть людей, которые страсть как любят ловить рыбку в мутной воде. Шулера с претензиями на знания экономической теории и практики готовы предложить А. Лукашенко решение любых проблем. При этом они скромно умалчивают о цене предлагаемых решений и о том, кто будет страховать риски. Эти люди похожи на продавцов пресловутого «Гебралайфа» начала 1990-х. Речевки о продаже своих предложений они заучили досконально. Осталось получить полномочия и ресурсы от вышестоящего начальства. Находясь с состоянии повышенной эмоциональной возбудимости и не обладая четкой системой проверки адекватности предложений экономических шулеров, А. Лукашенко может «купиться» на привлекательные схемы сохранения социализма.

 

В долг дадут, а что дальше?

 

Главный вопрос, на который А. Лукашенко пытается найти ответ, звучит банально просто: «Где взять $5млрд. долларов или 13,5% ВВП?» Ответственный чиновник семь раз подумает, прежде чем давать ответ. У людей со смещенной в сторону авантюры экономической ориентацией ответ готов – взять в долг. Дадут? Конечно, есть хорошо попросить и предложить выгодные условия. В начале года внешний долг Беларуси составил $838млн. или 2,3% ВВП. Правда, совокупный внешний долг страны, куда включаются долги реального сектора и коммерческих банков, составил $6,3млрд. или 17% ВВП. По международным меркам это тоже небольшая величина.

            В такой ситуации у правительства появляется большой соблазн начать интенсивные заимствования на внешний рынках. Путь легкий и в краткосрочной перспективе необременительный. Формальные показатели для этого есть. 2006г. закончился с профицитом республиканского бюджета 1,5% ВВП (Br1,2 трлн.). Доходы консолидированного бюджета составили Br38,4 трлн. (48,5% ВВП). Основные налогоплательщики пока остаются на плаву. Для полного счастья заемщику нужно представить внешним рынкам кредит доверия, над которым ранее наши власти особо не работали. Тем не менее, внешние кредиты кажутся самым легким и привлекательным ответом на вопрос А. Лукашенко.

Минфин уже заявил о готовности привлечь в страну около $1 млрд., в первую очередь, на российских рынках. Напомним, что в законе о бюджете объем привлечения внешних ресурсов на финансирование дефицита бюджета планировались на уровне всего $600млн. В конце 2006г. Н. Корбут энергично отрицал возможность ревизии бюджета на 2007г.. Не успел закончиться январь, как бюджет пошел под нож.

Планируется, что белорусские ГКО будут покупать отдельные банки, отдельно и синдицировано. Внешторгбанк, который недавно приобрел один из белорусских банков, будет посредником между белорусским правительством и кредиторами. Кредиты от россиян получить-то можно, если опять не вмешается Кремль со своим видением новых отношений с Беларусью.

Сложнее будет продавать белорусские ГКО на европейском рынке. Странового кредитного рейтинга еще нет и неизвестно, когда будет. Репутация Беларуси в Европе некудышняя. Даже в самом Минфине есть силы, которые думают, что до размещения первых белорусских евробондов в 2007г. не дойдет. Вполне возможно, что и без европейских денег можно будет обойтись. В российский банках столько денег, что хватит на покупку всех белорусских активов, не то что на пару-тройку кредитов Минфину РБ. Главное, чтобы российским банкам рекомендовали работать в Беларуси.

 

Цена и риски

 

Открытым остается вопрос цены и рисков. Именно здесь собака зарыта. В недрах Минфина есть мощное лобби в пользу заимствований любой ценой. В складывающейся ситуации речь идет о продаже ГКО в валюте под 20 – 25% годовых. Это очень высокие проценты, чрезвычайно дорогие деньги. На таких условиях выстроится очередь желающих купить белорусские ГКО. А что потом? Очередная порция кредитов в $2 – 3млрд. еще на более неблагоприятных условиях? С каждым годом расходы на обслуживание долга будут увеличиваться. У России появятся дополнительные аргументы во внешнеполитических переговорах. Будут созданы предпосылки передачи белорусских активов россиянам за долги, объем которых Минфин может резко увеличить.

Новоиспеченный заместитель министра финансов Андрей Харковец хочет начать свою карьеру с победы на фронте внешних заимствований. Сегодня мы пока не знаем, какова будет цена такой победы, но склонность к привлечению дорогих кредитных ресурсов у отдельной части минфиновцев, безусловно, есть. Их стараниями Беларуси может быстро растерять свое безусловное преимущество в виде низкого внешнего долга еще до начала структурных преобразований. Как в свое Польша времен Э. Герека, правительство РБ можем потратить дорогие кредитные ресурсы не на необходимую адаптацию к новым условиям рынка, не на повышение конкурентоспособности, а на поддержание на плаву старой, бесперспективной модели экономики. Она держалась и продолжает держаться преимущественно за счет щедрого российского энергетического гранта.

            В результате строительства бюджетной пирамиды Беларусь утратит финансовую устойчивость и резко увеличит уязвимость перед российским капиталом. Т. е. та экономическая независимость, о которой сегодня так печется А. Лукашенко, может обернуться еще более опасной зависимостью от российских кредиторов. В 2006г. Минфин разместил госбумаг на Br2248трлн. На чистой основе на финансирование дефицита бюджета привлечено Br1,08 трлн. Однако из них аж Br754 млрд. (70%) были направлены на увеличение уставных фондов госбанков. Это значит, что желающих покупать белорусские ценные бумаги внутри страны даже в экономически благополучном 2006г. практически не было. Заместитель министра финансов А. Харковец по этому поводу сказал: «Роль бюджета в формировании уставных фондов банков значительна, но не выполнять главную задачу - привлекать средства для финансирования дефицита бюджета - мы не можем. В 2006 году эта проблема достигла своего пика. Фактически Минфин стал донором банковской системы». Это в ситуации, когда официальная статистика дает мизерный объем плохих кредитов в банковской системе. На самом деле, она настолько слаба, что без бюджетной поддержки грозит стать сильным тормозом белорусской экономики. Она наверняка им станет, особенно если население откажет белорусским банкам и рублю в доверии. Банковская система уже в начале 2007г. показала первые признаки быстро растущих дисбалансов.

Еще хуже обстояли дела с внешними заимствованиями. Из запланированных на 2006г. Br1048трлн. на покрытие дефицита бюджета было привлечено ресурсов только на Br228 млрд. или 21,8% от плана. Это полный провал политики заимствований. Поэтому оптимизм Минфина о том, что в 2007г. ему удастся продать наших ГКО более чем на $1млрд. долларов вызывает не радость, а тревогу. Единственный фактор, который быстро может поменять Минфин, это процентная ставка по ГКО. Начать строить пирамиду просто. Выйти из нее будет даже сложнее, чем избавиться от энергетической зависимости.

 

Напрасный расчет

 

Правительство рассчитывает на то, что реальный сектор будет работать производительнее и эффективнее, что бюджетная дисциплина будет выше. Однако финансовые итоги года не позволяют впадать в такой оптимизм. В 2006г. предприятия страны получили господдержку в виде налоговых кредитов, отсрочек и рассрочек по платежам в бюджет на сумму более Br1 трлн. К этой сумме стоит прибавить бюджетные инвестиции в экономику. В сумме получается Br5,2 трлн. или 6,6% ВВП. Сам министр Н. Корбут признает, что на эти деньги накручивается ВВП, «но на практике эти средства используются нерационально». Только из-за пролонгации сроков возврата бюджетных ссуд и займов, трансформации этих ресурсов в уставные фонды предприятий бюджет недополучил около Br770 млрд. Большего всего претензий к агропромышленному комплексу и промышленности.

В 2007г. эти сектора будут работать в режиме более жестких бюджетных ограничений, но на той же производственной базе. Поэтому вместо большей отдачи они потребуют увеличения субсидий и госпомощи. В такой ситуации либо Минфин получит право не давать им бюджетные ресурсы, либо должен будет смириться с резким увеличением расходов при стагнации доходов.

            Еще больше ресурсов потребуется на поддержку ЖКХ. В 2006г. бюджетные расходы на него увеличились, но сектор не мог наладить эффективную систему сбора платежей на производимые услуги. По информации Н. Корбута, «сама отрасль имеет огромную дебиторскую задолженность». На начало 2007г. она превысила Br735 млрд. при объеме кредиторской задолженности Br680 млрд.

Правительство вплотную подошло к ситуации, когда надо банкротить убыточные, неплатежеспособные предприятий. Лишних денег в бюджете больше не будет. По информации Высшего хозяйственного суда в 2006г. количество заявлений о банкротстве, поданных в хозяйственные суды, увеличилось за год на 37% и составило 1857 заявлений. Производство завешено по 1,1 тысяче дел. Из них 97% ликвидированы. Судьи отмечают острый дефицит антикризисных управляющих. После корректировки закона о банкротстве экономика, по сути дела, лишилась этого института очищения от инвестиционных и производственных ошибок.

 

Минфин и Минэкономики брошены в рыночный прорыв?

 

В складывающейся ситуации министерства финансов и экономики вынуждены ужесточить свою политику. А. Лукашенко требует от них дисциплины и часто рыночного поведения. Николай Корбут и Николай Зайченко поневоле должны делать то, что в свое время предприниматели практически все реформаторы стран ЦВЕ – требовать от государственных предприятий и банков качественной работы, уплаты налогов при постепенном отсечении от бюджетной помощи. Два Николая должны перестать быть своими парнями, в первую очередь, для руководителя Минсельхозпрода Леонида Русака и министра промышленности Анатолия Русецкого. При этом они должны отсечь от принятия решений авантюристов в своих ведомствах.

            В Беларуси еще никому не удавалось ограничить аппетиты аграрного и промышленного лобби. Без больших скандалов и экономических неурядиц этот процесс идти просто не может, тем более что в очереди на получение дотаций стоят такие важные лоббисты, как Минсоцзащиты и труда, Минобразования и Минздрав.

            Большой вопрос, на чью сторону в этой битве встанет премьер С. Сидорский, и как будут складываться отношения между Нацбанком и Совмином. Соблазн напечатать еще больше рублей еще сильнее, чем набрать дорогих кредитов. Если Н. Корбут и П. Прокопович не станут по одну сторону баррикад, т. е. на сторону рыночных решений, то отраслевые лоббисты их просто растерзают до состояния роста инфляции, девальвации, дефицита бюджета и внешнего долга.

А. Лукашенко тоже предстоит сделать нелегкий выбор. Он уже не сможет быть хорошим, щедрым батькой для всех. Ему впервые придется сказать «нет» своему самому верному электорату – аграриям и крупным промышленникам. Если он так поступит, то окажет поддержку Н. Корбута и П. Прокоповича. Однако силен соблазн пойти по пути дорогих кредитов, роста инфляции и девальвации. В этом случае Минфин и Нацбанк будут на лопатках. Победу в сражении, но не в битве, одержат аграрии и красные директора. Скорее всего, А. Лукашенко постарается балансировать между одним и другим лагерем. Это самый плохой вариант, потому что он развязывает руки и снимает ответственность как со связки Минфин – Нацбанк, так и с аграрно-промышленного лобби.

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

декабря 08 2016

Пустой бубен

Лукашенко и Путин в ритуальном танце «Никуда не денешься» Не стыкуется А. Лукашенко с В. Путиным. Разные они. Волей судьбы и геополитических интересов они вынуждены…
 

Будьте на связи