Кто рассадник коррупции в СЭЗах? Об иллюзии зон свободной торговли в Беларуси

Автор  24 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Намедни А. Лукашенко чихвостил правительство за деятельность свободных экономических зон. Мол, не привлекают инвестиции, не создают рабочие места, не являются источниками стабильно растущих налоговых поступлений, наконец, никак не станут локомотивами белорусского экспорта. Администрация СЭЗов получают финансирование из бюджета. Резиденты вовсю пытаются использовать налоговые и таможенные льготы. Вокруг СЭЗов много шума, но толку для страны, тем более для близлежащих территорий мало. Раздав областным начальникам по индивидуальной таможенной и налоговой дыре, А. Лукашенко сейчас расписывается в собственном бессилии. Он слишком слаб, чтобы ликвидировать СЭЗы, т. е. пойти против воли областной номенклатуры. У него слишком непрофессиональные советники, чтобы объяснить ему их реальную сущность. 

Белорусские СЭЗы страшно далеки от китайских. Они никак не похожи на западные оффшоры типа Виргинских или Каймановых островов. Они даже и близко не похожи на индийский Бангалор, который слывет одним из мировых центров по разработке программного обеспечения. «Гродноинвест» (планируемое финансирование из республиканского бюджета на 2004 г. – 264 млн. рублей), СЭЗ «Могилев» (243 млн. рублей), «Витебск» (274 млн.), «Минск» (321 млн.), «Гомель-Ратон» (384 млн.), «Брест» (281 млн.) превратились в синекуры для чиновников, которые ими управляют. Пример Бреста, который еще в 1996 году первым выбил себе СЭЗ, чтобы по полной программе «приватизировать» западную границу, оказался заразительным. Другие областные начальники под флагом привлечения инвестиций и создания новых рабочих мест также добились создания СЭЗов на своих территориях. Так региональные элиты (административные и силовые) получили от Центра еще один законный способ легализации своих коммерческих интересов.
    Наивно было полагать, что СЭЗы, как магнит, начнут сманивать инвестиции из соседних стран. Еще более легкомысленно было считать, что серьезные инвесторы «купятся» на льготы белорусских СЭЗов. Проблема ведь не только в том, что экономические процессы в них полностью контролируются местными чиновниками. Беда в том, что белорусским властям просто не верят. Когда в стране работает «золотая акция», когда свирепствует лицензионный и сертификационный произвол, когда никто не может защитить от постоянных изменений налогового законодательства, СЭЗы теряют экономический смысл для страны. Они становятся зоной переплетения политического и финансового ресурсов и интересов номенкладуты, следовательно, источником коррупции.
    К аналогичному выводу пришли сотрудники КГК, которые в феврале – марте 2004 года проверили 33 (т. е. 12,9%) из общего числа 255 резидентов СЭЗ (из них 6 банков). Компании, которые якобы пришли в СЭЗы, чтобы радоваться льготам и показывать администраторам бурный рост экспорта и налоговой выручки, на поверку оказались такими же дряхлыми, как и предприятия вне СЭЗов. 27,5% из них убыточны.
В СЭЗах работает  около 20 тыс. человек. Объем производства в 2003 г. увеличился на 74% и составил 749 млрд. руб. (только 2% ВВП). Вместо налогового «золотого» дождя резиденты СЭЗов перечислили в бюджет всего 0,9% от общих налоговых поступлений. Из продекларированного правительством объема прямых иностранных инвестиций в 1,3 млрд., которые поступили в страну в 2003 году, доля СЭЗ "Витебск" составила 0,3%, «Гомель-Ратона» - 0,7%, "Гродноинвеста" – 0,1%, «Минск» - 0,5% и СЭЗ «Могилев» - 0,09%. Причем Витебская область помимо ПИИ в СЭЗ практически ничего больше не привлекла. В Гомеле доля местного СЭЗа в привлечении ПИИ составила 88%, в Гродно – 63%, в Минске – 90%, в Могилеве – 100%.
    Данная статистика позволяет нам сделать вполне определенные выводы. Общенациональное инвестиционное законодательство в стране настолько агрессивное и антипредпринимательское, что деньги к нам в страну можно заманить только льготами. Поскольку администрация белорусских СЭЗов по своей сути кровь и кость белорусской бюрократии, то, очевидно, что инвесторы идут в СЭЗы, рассчитывая на безусловную поддержку и протекцию именно местной номенклатуры. В-третьих, в большинстве своем реализуемые в СЭЗах проекты краткосрочны и спекулятивны. Запускать в них бизнес планы на 10 – 15 лет едва ли кто собирается, потому что областные, тем более районные начальники не верят в свое собственное административное долголетие. Им запрещено продавать земли и даже отдавать недвижимость в безвозмездное пользование, только в аренду. Им надо успеть сорвать куш до того, как Администрация президента не решит поменять местных начальников. Естественно, что в такой среде под флагом особого статуса резиденты всячески стараются приписать себе льготы, которых закон им не дает. Отсюда – большое количество правонарушений.
    Так из 33 проверенных резидентов СЭЗов нарушение налогового законодательства отмечено у 31. Поскольку выборку по контрольным проверкам можно считать репрезентативной, то мы может сделать вывод, что 94% всех организаций в СЭЗах не в ладах с налоговым законодательством. Это даже хуже, чем в среднем по стране. В ходе проверок СЭЗов инспекциями МНС в бюджет дополнительно поступило 185,6 млн. рублей и $400 тыс. За такую «примерную» работу только 5 человек получили административные штрафы на общую сумму 600 тыс. рублей, т. е. около $280. Только представьте себе, насколько низкие имущественные риски у администраторов СЭЗов. Заплатить такой штраф для них – это как отдать мелкие монеты на милостыню.
    Нарушение, которые допускают резиденты СЭЗов, типичны для Беларуси. Занижение налогооблагаемой базы, завышение налоговых вычетов при расчете НДС, неправомерное включение в затраты расходов, связанных с эксплуатацией служебного автотранспорта, превышение линейных норм списания топлива, рекламу и т.д., что приводило к снижению поступлений по налогу на прибыль. Один из банков неправильно применил льготу по операциям с ГКО. Типичны нарушения по завышению сроков (сверх установленных законом 90 дней) поступления валютной выручки.
    Кассовую дисциплину нарушали 16 из 24 проверенных организаций-резидентов, т. е. 2/3 организаций. Здесь типичным нарушением было выдача денег под отчет без полного отчета по ранее выданным суммам, расчеты наличными между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями сверх установленных 50 базовых величин в месяц. 50% проведенных резидентов имели нарушения таможенного законодательства. Речь идет о вовлечение в экономический оборот без разрешения таможни товаров, находящихся под таможенным контролем в режиме свободной таможенной зоны и несвоевременное представление статдеклараций. 14 из 26 предприятий (54%) нарушали законодательство по ценообразованию. Они не предоставляли необходимое обоснование цен, включали в цену завышенные материальные затраты, а также экспортировали по ценам ниже минимальных (тоже устанавливаемых правительством).
Часто резиденты зон осуществляли деятельность или имели недвижимость вне зоны действия льготного правового режима. Это, к примеру, относится к белорусской фабрике, которая экспортировала мебель со складов в Пинске вне СЭЗ «Брест». Кара злостным нарушителям была суровой. Предприятие доплатило 900 тысяч рублей в целевые бюджетные фонды, а также $357,7 тысяч штрафа (!) за неосуществление обязательной продажи валютной выручки от этой операции. Вдумайтесь в эту цифру. В бюджет доплатили всего-то не целых $420, а штрафа получили в 852 раза больше. Вот такая у нас Фемида, с широко завязанными глазами.
Несмотря на мелкие, но все же льготы по налогам, резиденты СЭЗов никак не могут научиться (по крайней мере, по документам) прибыльно работать. Проверяющие отметили низкий уровень загрузки производственных мощностей,  т. е. малые объемы выпуска. Получается, что у резидентов СЭЗ крайне низкий уровень бизнес планирования? Даже простои производства случаются на три месяца. Как отмечает КГК, резиденты СЭЗ забывают, что «налоговые и таможенные льготы не распространяются на производство товаров на внутренний рынок, чтобы не создавать недобросовестную конкуренцию отечественным производителям. Но такие действия встречаются, что заставляет законодателей задуматься над необходимостью пересмотра льгот». Банки из СЭЗ также пришли в эти зоны за получением льгот, что естественно. Контролеры убедились, что под дудку госпрограмм они не пляшут, поэтому пришли к выводу, что «специальные правовые режимы зон не должны распространяться на банковскую, страховую деятельность и операции с ценными бумагами». Вот вам и Каймановы острова. Вот вам и Шанхай.
Идея создания СЭЗ в Беларуси – это яркий провал экономической политики А. Лукашенко. Власти, не понимая сути свободного рынка, хотят льготами и привилегиями заманить иностранных инвесторов. Люди, работающие в них, не лучше и не хуже организаций, которые зарегистрированы по стране в целом. Подавляющее большинство нарушений, которые фиксируют контролеры, связано с архаичным, крайне агрессивным антипредпринимательским законодательством Беларуси, которое тоже действует в СЭЗах. Правительству не удалось очистить его от глупостей и социалистических практик в шести отдельно взятых зонах. Поэтому белорусские СЭЗы в действующем общенациональном режиме не заработают никогда. Их создание и функционирование ничего общего с капитализмом не имеет. Они – порождение бюрократии и свидетельство его полного провала в качестве администратора и собственника. Люди, которые соблазняются льготами, всегда найдутся, но они не являются источником коррупции. Щупальцы этого спрута растут из кабинетов «серых», безликих чиновников, которые боятся дать белорусам свободу. Сегодня СЭЗы в Беларуси надо ликвидировать. Нам не нужны зоны. Нам нужен сводный рынок по всей стране.