Ндс: интегратор или разрушитель Помогут ли спецсчета по НДС белорусско-российской интеграции

Автор  24 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В России набирает обороты кампания по обсуждению «за» и «против» введения спецсчетов по налогу на добавленную стоимость. Эксперты и члены правительства высказывают прямо противоположные точки зрения. Сторонники спецсчетов, идеологическим «отцом» которых является помощник Председателя Центробанка Владислав Конторович, уверены, что предлагаемая им мера нанесет ощутимый удар по махинациям с НДС. Противники уверены, что спецсчета не станут помехой в выманивании НДС из бюджета и его неуплате. Белорусские финансовые органы, как всегда «сидят в окопах» и не вмешиваются в дискуссию.  

Вице-премьер правительства РФ Виктор Христенко распорядился подготовить до 1 декабря 2003 г. законопроекты для введения спецсчетов НДС. Известно, что сегодня НДС является одним из яблок раздора между Россией и Беларусью. Если бы Союз РБ и РФ реально действовал, то россиянам следовало бы, по меньшей мере, проконсультироваться с белорусскими коллегами по поводу изменения порядка его уплаты. Наверняка, получится, как всегда: Беларусь узнает о новшествах из газет и ТВ. Конечно, белорусское правительство также пытается закрыть прорехи в законодательстве по уплате НДС (введение счет - фактур по оказанию услуг в плане уплаты НДС с 1.08.2003 тому пример), но эти меры увеличивают издержки компаний и не решают главных проблем.

А вот спецсчета НДС могут сильно изменить существующие торговые схемы между Беларусью и Россией. Экономическая интеграция, которая сейчас переживает далеко не лучшие времена, может получить новое качество. От многих старых схем придется отказаться, и тогда мы четко увидим, кто реально блокирует свободный рынок между нашими странами. Новые торговые схемы ударят по интересам тех структур, которые заинтересованы в перманентном «ремонте», «мутной воде» в экономических отношениях между нашими странами.

Марксовы грабли

Владислав Конторович и его сторонники предлагают ввести следующую схему. В дополнение к расчетному счету каждое предприятие открывает специальный счет НДС. При покупке оно делает одну платежку на расчетный счет без НДС, вторую на специальный счет на сумму причитающегося НДС. Со спецсчета можно будет платить только НДС в бюджет или другой организации. К чему такие меры? Все дело в том, что Россия и Беларусь, как и многие другие страны Центральной и Восточной Европы, поверили в миф западных налоговых специалистов о том, что НДС – это самый собираемый, справедливый налог. Ввели – и столкнулись с жестокой реальностью: от НДС постсоциалистические умельцы научились уходить так же быстро, как и от налога на доходы. Плоха та теория, которая не учитывает реальную практику. Архитекторы налоговых систем в наших странах, наступая на грабли марксистов и кейнсианцев, проигнорировали качество административной и правовой систем, привычки людей и их склонность к уходу от высоких налогов, открытость границ и отсутствие отлаженной системы обмена информации не только между странами, но даже между различными регионами одной страны. Вводя НДС, они рассчитывали на идеальные условия, порядочных людей, справедливых судей и всевидящие, «чистые» контрольные органы. Они рассчитывали на то, что предприятия воспринимают существующую налоговую систему, как справедливую и адекватную производственным и инвестиционным задачам. Негативных результатов пришлось ждать недолго.

После первоначального периода адаптации как коммерческих организаций, так и налоговых органов, произошла резкая активизация схем по уходу от уплаты НДС и его возврату из бюджета. За 2001 г. объем возмещения НДС из российского бюджета вырос почти в 4 раза при практически неизменном объеме физического экспорта и росте цен производителей на 20%. Правительство РФ рассчитывало вернуть налогоплательщикам 93 млрд. RUR НДСа в 2001 г. фактически было заплачено 210 млрд. RUR. Более $3 млрд. RUR бюджетных денег было получено сторонниками самого «справедливого и собираемого» налога. В 2002 г. экспортеру России заявили к возврату примерно $9,5 млрд., около 33% всего собранного налога. Проверки налоговых органов сократили данную сумму только на $430 млн. Так что НДС-ные схемы наряду с наркотиками, оружием и проституцией, стали самыми доходными операциями в мире. В то время, как налоговые органы России заявляют о 99-процентной собираемости НДС, независимые аналитики утверждают, что собирается по худшему сценарию только половина, по более оптимистическому – 65% от необходимого объема. Получается, что только по одному НДСу Россия теряет более трех белорусских консолидированных бюджетов в год. В странах Организации за экономическое сотрудничество и развитие (ОЭСР) уровень собираемости НДС составляет 80 – 85%, а уровень льгот по НДС – 2% ВВП. Поскольку качество административной системы Беларуси аналогично российскому, то можно предположить, что уровень собираемости НДС в Беларуси составляет около 70%. Это значит, что бюджет РБ ежегодно теряет порядка $350 – 400 млн.

Врожденные дефекты

Каковы же основные дефекты существующей системы сбора НДС? Начнем с возврата НДС при экспорте, как меры поддержки отечественных производителей и способа избежать двойного налогообложения. В теории все выглядит красиво. Добавленная стоимость создается на каждом этапе производства или перепродажи, и бюджет исправно получает свою долю. На практике количество участников всех цепочки может быть сколь угодно большим. Налоговые органы как Беларуси, так и России не в состоянии проконтролировать правильность уплаты налога на всех стадиях. Слабость административного режима очевидна. Помешать реализации цепочки «реальный производитель – фирма- однодневка – реальный экспортер» очень сложно. В ней однодневка получает с экспортера весь НДС, обналичивает его и делится со всеми заинтересованными участниками, а экспортер еще требует НДС из бюджета.

Во время совершения сделки и порядочные фирмы, и компании-однодневки выглядят одинаково. Мошенники всегда делают шаг первыми, а налоговики вынуждены всегда догонять. Получается ситуация схожая с совершением терактов. Какие бы меры не принимали спецслужбы и милиция, преступники все равно находят возможность вершить свои кровавые дела. Фирмы-однодневки, компании, имеющие льготы, показывающие прирост недоимки – это своеобразные экономические мини-террористы для бюджета. На них переносится налогооблагаемая база, а деньги обналичиваются в другом месте. При помощи таких нехитрых операций объем требуемого к возврату НДС может значительно превышать объем НДС, который надо заплатить на всех стадиях производства. Когда в стране слабое государство, «дырявая» административная система и коррумпированные чиновники, то от НДС помогают уходить даже создаваемые мошенниками таможни, не то, что фирмы-однодневки.

Часто в схемах возврата НДС товар остается на складе. Экспортируются только документы. Ситуация усугубляется, когда контролировать надо не одну страну, а две, как в случае между Беларусью и Россией. Когда россияне считают территорию нашей страны по уплате НДС не заграницей, то эта законодательная норма создает ценнейший гумус для развития белорусско-российских схем по уходу от уплаты данного налога и взыскания его с бюджетов обеих стран. В то время как политики толкут воду в ступе по поводу политической и экономической интеграции, мешки с наличной регулярно пересекают границу. Аксиоматично утверждение, что организованная преступность мира уже давно интегрирована. Возможно, она специально выступает против глобализации и свободной торговли, чтобы быть единственным институтом, который получает неоспоримые преимущества от работы в данном режиме. Представителям «серой» экономики России и Беларуси чрезвычайно выгодно не договориться о свободном рынке, а хронически договариваться. За формальным, слабо артикулируемым требованием Беларуси к России возвращать им около $150 млн. НДСа в год кроется такое количество «шкурных» интересов реально зарабатывающих на НДС-ных схемах людей, что правительства обеих стран не берутся наводить здесь порядок.

Исправить невозможно ликвидировать: куда поставить запятую

Ни Россия, ни тем более Беларусь не могут сегодня заинвестировать десятки миллионов долларов в создание и поддержку серьезных информационных, аналитических систем, которые бы позволили увеличить собираемость НДСа. Если страны ЕС при их финансовых и административных возможностях теряют по данному налогу миллиарды долларов, то Россия и Беларусь в обозримом будущем не смогут заметно улучшить качество сбора НДС. Тем более, что европейцы больше уважают свои государства и более склонны платить налоги, чем белорусы или россияне. Финансовые органы наших стран прибегают к не цивилизованной форме противодействия схемам по возврату НДС в виде задержки платежей экспортерам. Как убедились россияне, такой подход крайне не эффективен, потому что суды легко решают хозяйственные споры в пользу экспортеров, которые научились изготавливать идеальные документы. Введение института добросовестных экспортеров также очень сомнительна. Когда такой статус означает получение очевидных экономических преимуществ, на него тут же появится ценник. Все известные истории случаи, когда чиновник получал право наполнять своим содержанием понятие «добросовестный» или «справедливый», заканчивались либо коррупцией, либо революцией.

Наивно ожидать, что спецсчета НДС магическим образом решат проблему уплаты НДС. Но они способны значительно увеличить издержки мошеннических НДС-ных схем. Когда весь НДС будет ходить только по спецсчетам, во многом потеряют смысл фирмы-однодневки. Да, теоретически возникнет спрос на банки-однодневки, но их создание гораздо сложнее, и в этом плане ситуация в Беларуси заметно лучше, чем в России. Есть еще один явный позитив. Если НДС будет ходить только по спецсчетам, то до последнего рубля станет ясно, кто кому сколько НДС должен в расчетах между Россией и Беларусью. Сигналом для налоговой по проверке компании может послужить факт отсутствия спецсчета или слабое движение по нему. Если Россия и Беларусь синхронно перейдут на режим уплаты НДС со спецсчетов, то это нанесет ощутимый удар по теневой экономике обеих стан, а также по тем политикам, которые реально блокируют экономическую интеграции между нашими странами. Критики системы спецсчетов НДС считают, что она не решит проблему собираемости данного налога и не упорядочит его  возврат экспортерам. Во-первых, на банки будет возложена функция контроля правильности исчисления НДС, а они по определению такого делать не должны. Во-вторых, при исчезновении однодневок бюджет все равно сразу не сможет получить деньги с их счетов, поскольку для этого нужно платежное поручение от самой фирмы или решение суда о ликвидации. В-третьих, склонность к прямому нарушению закона при высокой, неплоской ставке НДС все равно останется.

Конечно, лучшим выходом из НДС-ного тупика была бы ликвидация данного налога и переход на другие принципы построения налоговой системы. Поскольку правительства РБ и РБ пока не созрели до такого рационального решения, то переход на спецсчета, как последняя попытка цивилизовать НДС в нашей административно-правовой среде, является, несомненно, прогрессивной мерой. К сожалению, белорусские налоговые органы не генерируют новые идеи в области оптимизации налоговой системы, а лишь реагируют на то, что предлагают их российские коллеги. Сегодня застопорился белорусско-российский денежный союз. Трудно идут переговоры по поставкам газа и электроэнергии. Стороны не могут договориться по приватизации белорусской собственности. Так, может, для начала и завоевания кредита доверия реализовать схему, которая сделает финансовые и товарные потоки между нашими странами гораздо прозрачнее, повысит спрос на честный, открытый бизнес?