Мусорные споры Новые налоги не решат проблему отходов

Автор  24 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

30 июня 2004 года Совет Министров принял постановление № 787 «Об увеличении платы за природопользование и расширении применения мер стимулирования природоохранной деятельности». Белорусские власти задумали благородное дело – сохранить природу для потомков. Да, мусора и отходов в Беларуси становится больше. К зараженным территориям Чернобыльской зоны ежегодно добавляются гектары плодородной, экономически ценной земли под свалки и полигоны для захоронения отходов. Однако вместо полноценной программы нейтрализации и переработки отходов правительство предлагает только один путь – увеличить ставки налогов и сборов с предприятия и домашние хозяйства за пользование природными ресурсами и за выброс загрязняющих веществ.  

Новые ставки налогов задним числом

Высокий экологический налог – это своеобразный индикатор богатства государства. Германия, Франция или Швейцария, накопив огромный ресурс капитала, создав конкурентные предприятия, может себе это позволить. Бедная Беларусь пытается перепрыгнуть пропасть длинною, как минимум, в 50 лет интенсивного промышленного развития. Сделать это без ущерба для конкурентоспособности страны очень сложно. Совмин решил, что сумма налога на предприятия за выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух будет уменьшаться «индивидуальным предпринимателям ежеквартально, остальным плательщикам ежемесячно на сумму освоенных капитальных вложений (за исключением капитальных вложений, финансируемых из бюджета) на эти цели, но не более суммы налога за выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух, подлежащей к перечислению в указанный период». Ясно, что на такие деньги эффективные очистные сооружения не построишь. Предприятия будут делать вид, что инвестируют в экологические программы. Власти будут делать вид, что им верят.
    Постановление № 787 задним числом (документ был принят 30.06.2004, а вступил в силу с 1.06.2004) устанавливает новые нормативы платы  за размещение отходов, увеличивает объем инвестиций на проведение мелиорации (на 13 млрд. рублей), а также вводит новые ставки налога за использование природных ресурсов. Они варьируют от 49,5 рублей за тонну торфа, до 1660 за такое же количество нефти. За одну тонну виноградной улитки надо будет заплатить 82 тысячи рублей. За 1 куб. метр облицовочного камня – 1862 рубля. За простую воду для розлива и последующей реализации надо будет платить 2760 рублей.
    Ставки налога за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в воздух варьируют от 31,5 млн. за 1 тонну вещества I класса опасности до 155 тысяч рублей IV класса. При сбросе отходов в водоемы владельцы коммунальной и ведомственной канализации (сброс от населения) будут платить 2650 рублей за 1 куб. м. неочищенных веществ, в подземные горизонты (резервуары) – 6558 рублей. Чем выше концентрация загрязняющих веществ в сточных водах, тем выше ставка налога. Размер налога на захоронение одной тонны отходов будет зависеть от класса опасности отходов. За неопасные отходы производства надо будет заплатить 5805 рублей. За I класс опасности – 1,47 млн., IV класс опасности – 73,6 тысяч. За захоронение одной тонны вторичного сырья ставка налога составляет 7,36 млн. рублей.
    Таким образом, вскоре в распоряжении Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды (министр Леонтий Хоружик) появится много денег. «Зеленая полиция» Беларуси получила мощную поддержку. К сожалению, существует большая опасность, что собираемые деньги пойдут на пользу только государственным монополистам, которые занимаются сбором и переработкой отходов и мусора, но никак не решат проблему сохранения природы для будущих поколений. Только увеличением налогов не создашь мотивацию у людей инвестировать в современные технологии по переработке мусора. Нужно развивать целый сегмент рынка, в котором интересы бизнеса (сбор и переработка) совпадали бы с интересами предприятий и коммунальных служб (очистка и нейтрализация отходов). В Постановлении № 787 об этом нет ни слова.

Свалки растут быстрее, чем ВВП


Белорусские домашние хозяйства и предприятия ежегодно генерируют около 12 млн. тонн м3 твердых коммунальных отходов (около 2.4 млн. тонн), 1.7 млн. м3 жидких отходов от домов и зданий, в которых нет канализации. 65% твердых отходов производит жилищный фонд, остальное – учреждения и предприятия. Жидкие коммунальные отходы обезвреживаются вместе со сточными водами. По мнению заместителя министра ЖКХ В. Новака, «несвоевременное удаление и отсутствие надежной системы нейтрализации отходов приводит к ухудшению общего санитарного состояния населенных мест и возникновению инфекционных заболеваний, заражению почвы и грунтовых вод, загрязнению водного и воздушного бассейна». В последние годы количество производимого белорусами мусора постоянно растет. Поэтому тревога белорусских экологов и некоторых ответственных лиц из системы ЖКХ вполне понятна. Отсутствие рыночных механизмов, финансовой прозрачности в сфере сбора и переработки мусора еще больше усугубляет проблему.
    Для санитарной очистки населенных мест организации ЖКХ используют 1180 мусоровозов и 484 ассенизационных машин. Коммунальные отходы вывозятся на 167 полигонов и 78 сливных станций. Вся эта техника работает на территории, на которой проживает около 6,5 млн. человек. Сельские населенные пункты каждый по-своему решает проблему отходов. Не удивительно, что возле каждой деревни и поселка, даже в лесах, все чаще можно встретить горы разного рода мусора. Министерство ЖКХ, отчитываясь за работу в 2003 году, говорило о создании сети из 6090 мини-полигонов и 2841 площадки  для временного складирования мусора в сельской местности. Планируется, что до 2006 года они будут переданы на обслуживание организациям ЖКХ. Таким образом, коммунальщики худо-бедно, но решают вопрос первичного сбора мусора, но это только начало мусорной проблемы.
    Главный способ обращения с твердыми отходами в Беларуси не меняется уже несколько сот лет – закопать в землю, причем все в одну кучу, начиная от бумаги и пищевых отходов, заканчивая пластиком и строительным мусором. Места захоронения мусора называются полигонами. Такая технология нейтрализации мусора не предполагают его сортировку. Отходы бульдозерами разравниваются по полигону и изолируются от внешней среды слоем минерального грунта. Белорусские службы ЖКХ закапывают мусор в землю, потому что это дешево, и у них нет стимулов внедрять другие технологии. Из-за недостатка денег основные фонды коммунальных организаций находятся в опасно изношенном состоянии. Даже для банального вывоза мусора техники не хватает.

Проблемы белорусских мусорщиков

Обеспеченность организаций спецтехникой составляет только 85%, при этом срок эксплуатации 47% мусоровозов, 75% ассенизационных машин превышает амортизационный. Это значит, что на данной технике все тяжелее содержать населенные пункты в чистоте. Под городскими полигонами занято более 1000 гектаров земли, в том числе 715 га. – в непосредственной близости от населенных пунктов. Около 50% используемых сегодня полигонов были введены в эксплуатацию более 20 лет. Это значит, что скоро их надо будет либо закрывать, либо использовать дорогие технологии для нейтрализации. По информации Министерства ЖКХ «часть из них не соответствует современным природоохранным требованиям. Такие природоохранные инженерные сооружения, как гидроизоляционный экран, система сбора и контроля фильтрата практически уже не могут быть созданы для эксплуатируемого полигона, а их отсутствие ведет к загрязнению подземных вод ядовитым фильтратом».
За десятки лет вокруг городов скопилось огромное количество мусора и отходов, которые загрязняют не только почву, но и воздух и воду. Многие города сталкиваются с проблемой выбора площадок для сброса мусора. Так в Бресте она расположена 44 км. от города, в Могилеве – 28 км., Мозыре – 25 км., Минске – 40 км. Монополия, как и следовало ожидать, не справляется с поставленными задачами. Обеспечить первичный сбор мусора и отходов – это далеко не самый ответственный этап работы. В Беларуси коммунальщики, поставленные в жесткие рамки бюджетных ограничений, - караул! – отравляют Беларусь. При этом никто за это ответственности не несет. Даже если уволить всех чиновников, которые организуют сбор и нейтрализацию отходов, назначить представителей партии зеленых, то ничего принципиально не поменяется. Система прогнила. Без четкого разграничения прав собственности на землю, без создания конкуренции на рынке сбора и переработки мусора, Беларусь обречена на превращение в одну большую свалку в центре Европы. Помимо чисто экологических проблем, белорусская мусорная монополия снижает стоимость земли и активов в загрязненных регионах страны. Кому нужен участок рядом со свалкой? Ни один девелопер не возьмется за развитие района, вода и земля которого пропитала ядами от отходов.

«Лицо» мусора и как его прихорошить

Коммунальные отходы – это смесь бумаги, картона, пищевых отходов, дерева, цветного и черного металлов, текстиля, стекла, кости, кожи, резины, пластмассы, уличного и дворового мусора. Состав отходов зависит от места его сбора. Органическое вещество в них составляет 56 – 72% сухой массы. В теплотворности оно колеблется от 5730 до 8840  кДж. Отходы содержат  0,9 – 1,4% азота, 0,5 – 1% калия, 2 – 3% кальция, 05, 0,8% - фосфора. Захоронение отходов означает безвозвратную потерю ценных ресурсов. Белорусские коммунальщики при активном содействии правительства зарывает в землю миллионы долларов. А ведь эти ресурсы можно было бы использовать в промышленности, сельском хозяйстве. Отходы могут стать источником тепловой и электрической энергии. А. Лукашенко бьется над энергетической безопасностью, а коммунальщики не используют мусорный потенциал, как это делают богатые Германия или США. Неужели мы такие зажиточные, чтобы закапывать в землю ценные ресурсы? Белорусские предприниматели наверняка начали бы разрабатывать мусорную тему, но власти ведут себя, как собака на сене.
    Мусор давно привлек внимание ученых и бизнеса. Сегодня существует более 20 методов переработки, а по каждому из них имеется 5 – 10 разновидностей технологий и схем. Все зависит от состава отходов и от того, что вы хотите из них получить. Можно выбрать ликвидационный метод или утилизационный (ресурсосберегающий), а по технологическому принципу речь идет о санитарно-биологическом, термическом, химическом, механическом способе обезвреживания и переработки отходов. Часто применяются смешанные способы. В мировой практике самыми распространенными по-прежнему являются захоронение на полигонах (санитарно-биологический), сжигание (термический) и компостирование (сортировочно-биомеханический).

Законы есть, порядка – нет


Постановление № 787 пополнило весьма обширную экологическую законодательную базу. Законы «Об охране окружающей среды» и «Об отходах», а также целый ряд постановлений Совмина регулируют сферу обращения с отходами. Шесть лет назад (постановление Совмина № 1368 от 01.09.1998) была принята Республиканская программа обращения с коммунальными отходами на 1999 – 2007 годы. Каждый из облисполкомов и Мингорисполком утвердили свои региональные программы, но воз и ныне там. Совмин издал целый ряд постановлений, которые регулируют оборот стеклянной тары (постановление № 536 от 26.04.2002), отходов пластмасс (№ 261 от 27.02.2003) и других видов вторичного сырья (№269 от 27.02.2003). Согласно последнему документу, все юридические лица обязаны проводить разделение образующихся у них отходов. Эта норма, как и многие другие законы, явно не работает. Законодательная база разработана, а горы вредного для природы и человека мусора продолжают расти. Чиновники по своему обыкновению прикрылись фиговыми листками постановлений и распоряжений, не предлагая реальных решений существующих проблем.
    За шесть лет действия программы в Беларуси так и не была введена практика раздельного сбора мусора. На начало 2004 года в 17 крупных городах Беларуси раздельным сбором отходов охвачено всего лишь 5% населения. А ведь это важнейшая мера, которая позволяет предотвратить попадание в природу соединений тяжелых металлов (медь, свинец, кадмий, ртуть и др.), которые являются основными источниками бактериального и химического заражения почвы. Когда в одну кучу сваливаются макулатура, полимеры, текстиль, пищевые отходы, металлы, стекло, аэрозольные баллончики и старая аппаратура, то на выходе получается гремучая, чрезвычайно токсичная смесь.
    Сбором вторичного сырья занимается государственное предприятие «Экорес» (45 приемных пунктов в Минске, 23 – в районных центрах Могилевской области, 5 пунктов в Мозыре). Даже его скромные телодвижения привели к ощутимым положительным результатам. В 1998 году вторичных ресурсов (макулатура, текстиль, стеклобой, полиэтилен) собирали только 0,4 тыс. тонн. В 2003 году – уже 14 тыс. тонн, в том числе 6,9 тыс. тонн макулатуры, 1,2 тыс. тонн стекла, 250 тонн полимеров и 209 тонн текстиля. Около 90% вторичного сырья поступило через приемные пункты. В национальную систему сбора вторичного сырья входит также 950 комплексных приемных пунктов Белкоопсоюза. Отметим, что потенциал данного источника сырья реализуется далеко не полностью. Ежегодный объем макулатуры оценивается в 570 тыс. тонн, стеклянных отходов – в 190 тыс. тонн, отходов пластмасс – в 240 тыс. тонн, текстиля – в 120 тыс. тонн. Сегодня в экономический оборот возвращается только 10 – 20% этих вторичных ресурсов. Таким образом, в нашей экономике отсутствует целый сектор сбора, заготовки и переработки вторичного сырья. Мы можем перерабатывать его у себя в стране или экспортировать. Многие страны с удовольствием купят белорусские отходы, если наше правительство не пускает на этот рынок свой национальный бизнес.

«Мусор провоцирует агрессивность»

Потенциал сбора вторичного сырья используется очень мало. Люди могли бы сами заниматься сбором и сортировкой отходов, если бы им за это платили. В свою очередь, бизнес начал бы вкладывать деньги в заводы по переработке отходов, если бы власти отказались от монополии на данном сегменте рынка. Государство явно не справляется. Из запланированных 32 объектов по сортировке и переработке коммунальных отходов строятся всего лишь два (в Гомеле и Пинске). Возведение биомеханического завода в Борисове заморожено. 10 объектов находятся на стадии проектирования. В. Новак отмечает, что для развития системы переработки отходов не хватает денег. Но он не предлагает подключить частный инвесторов, а производителей и продавцов товаров и услуг. Это значит введение новых налогов и сборов. Средства будут поступать в руки тех госменеджеров, которые будут наслаждаться статусом монополии. Они будут закупать оборудование за рубежом, проводить эксперименты с белорусскими разработками, строить сортировочные станции и заводы, приобретать транспортные средства для сбора и переработки отходов. В условиях монополии это означает, что бюджет будет тратить на 40 – 70% больше денег, чем если бы этими проектами занимались частные компании.
    Помимо предприятий, которые будут вынуждены платить больше налогов, и потребителей, которых ждет рост цен, пострадают и сельские жители. Новые свалки и полигоны, на которых будет происходить санитарная очистка в условиях дефицита специальной коммунальной техники и перерабатывающих мощностей, появятся вблизи сельских населенных пунктов. И без того бедные сельчане столкнутся с проблемой зараженной почвы и земли. Значительно сложнее будет развивать сельский туризм. Нельзя не разделить тревогу Минжилкомхоза: «Мусор провоцирует агрессивность: там, где он появляется в небольшом объеме, вскоре возникает большая несанкционированная свалка». Из-за отсутствия продуманных механизмов нейтрализации отходов люди все чаще ведут себя в родной стране, как в арендуемой коммуналке. Разрастающаяся мусорная монополия плохо пахнет и обходится все дороже для людей и предприятий. Если в ближайшее время не внедрить систему раздельного сбора мусора, не пересмотреть схемы санитарной очистки для средних и крупных городов, не разделить потоки коммунальных отходов от жилищного фонда и юридических лиц, то нет никакого смысла строить сортировочные станции и заводы по переработке отходов. У них не будет сырья, а у предпринимателей не будет стимулов вкладывать деньги в данный сектор экономики. Даже Минжилкомхоз отмечает, что «для полноценного развития подотрасли санитарной очистки необходимо развитие конкурентной среды и привлечение инвестиций». Пока эти декларации не находят отражение в принимаемых властями законах.
    Население страны уже практически готово к переходу на свободное ценообразование в области сбора отходов. В 2003 году себестоимость работ по санитарной очистке в среднем по стране составляла 289 рублей на человека в месяц, а средневзвешенный тариф был на уровне 256,3 рубля в месяц, т. е. покрывал 88% затрат. Плата за сбор, вывоз и обезвреживание коммунальных отходов в общей структуру коммунальных платежей составляет около 1%. Таким образом, целый экономически и экологически значимый сектор белорусской экономики готов к независимой, прибыльной работе. Только вот до правительства никак не дойдет, что пора отказаться от государственной монополии и впустить на рынок белорусский и иностранный капитал. В структурах жилищно-коммунального хозяйства наверняка найдется много высококлассных экспертов и менеджеров, которые с удовольствием уйдут с госслужбы и займутся мусорным бизнесом. Тот, кто придет на этот рынок первым, может достаточно быстро стать долларовым миллионером. Наверно, поэтому чиновники Минжилкомхоза все чаще говорят о необходимости привлечения мусорной проблемы частных компаний. В этом их надо поддержать. Это хорошо, когда за чистоту будут бороться не только ретивые чиновники, выполняющие Директиву № 1 и нормы постановления № 787, но и предприниматели, для которых чистота городов и природы – это следствие успешной организации бизнеса.