Все идет хорошо. Но мимо благосостояния белорусских налогоплательщиков

Автор  24 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Современные экономисты любят прогнозировать и планировать. Исходя из сегодняшней системы предпочтений и мотивации, они разрабатывают будущие направления потоков капитала и ресурсов. Однако у нас это стало поистине национальной страстью. Вещью в себе. Увлечением, ни имеющим ничего общего с печальной белорусской действительностью. 

Особенности национального прогнозирования
Помимо ежегодно разрабатываемых прогнозов социально-экономического развития и кучи других программ и основных направлений, в 2000г. утверждены прогнозы развития страны на ближайшие пять, десять и пятнадцать лет. Ученые точно знают, сколько мы будем производить через десять лет холодильников, и каковы будут потребности в инвестициях в 2015г. Балансы спроса и предложения разрабатываются и утверждаются.

Однако, оставим столь отдаленные перспективы ученым. Они нас сейчас мало интересуют. Рассмотрим прогнозы различных органов госуправления Беларуси и вероятность их осуществления на самую ближайшую перспективу – 2002г.
Особенностью разделения полномочий в лице исполнительной власти в нашей стране является то, что Национальный банк разрабатывает Основные направления денежно-кредитной политики и прогноз Платежного баланса, Минэкономики – Прогноз социально-экономического развития, Минфин – государственный бюджет. А Указом президента утверждаются 12 главных, по мнению его советников, показателей – ВВП, продукция промышленности, сельского хозяйства, инвестиции в основной капитал, производство потребительских товаров, объем внешней торговли, реальные денежные доходы населения, розничный товарооборот, платные услуги населению, материалоемкость валового выпуска, энергоемкость ВВП, ввод в эксплуатацию жилья. Несмотря на ежегодную процедуру их утверждения Президентом, показатели типа инвестиции или объем сельскохозяйственного производства, традиционно не выполняются.

Кто больше?
Раньше Нацбанк что-то сам себе планировал и прогнозировал, и никто его винил, если не получалось. Ведь он повышал монетизацию и расшивал платежи с помощью увеличения денежной массы, помогал колхозам в святом деле собирания урожая и строительстве жилья. В этом году денежно-кредитная политика попала в поле зрения главы государства. Указами Президента №640 и №641 утверждены и ОНДКП (впервые), и важнейшие параметры социально-экономического развития, однако инфляция не входит в число этих важнейших макропоказателей. За инфляцию в этой стране не отвечает никто. Цифры легко рисуются и еще легче корректируются. И это логично.
Согласно прогнозам правительства инфляция в 2002г. составит 20-27%. Учитывая, что первые два месяца потянули на 10% (людям нужно было выплатить зарплату), в оставшиеся месяцы среднемесячный темп роста цен должен быть меньше 1%.
Денег же запланировано напечатать в диапазоне от39% до 117%. При этом независимо от конкретной величины эмиссии темп инфляции и девальвации (15-19%) по всем прогнозам будет одинаковым. Для этого даже разработана специальная программа по увеличению спроса на деньги.
Согласно утвержденному прогнозу курс белорусского рубля на конец 2002г. составит 1860-1920 руб. за доллар. Это, как следует из ОНДКП самая главная и приоритетная задача банка в 2002г.
Во всех странах функция у Нацбанка одна – стабильность денег, понимаемая как стабильность цен и курса национальной валюты. За параметры инфляции отвечает именно Нацбанк, как орган, имеющий монопольные права контроля денежного станка в условиях отсутствия золотого стандарта. Угадайте, какую позицию будет отстаивать белорусский банковский чиновник, если денежную массу все-таки придется увеличить в 2,2 раза (посевная, зарплата бюджетникам, жилищное строительство и пр.), а курс утвержден самим Президентом? В таких безнадежных условиях, учитывая народную мудрость, что за двумя зайцами погнавшись, ни одного не поймаешь, а голову потерять можно легко, не трудно спрогнозировать множественность курсов и весь набор макроэкономических условий 1997-1999гг.

Даешь инвестиции
На чем же основан такой оптимистичный прогноз? Надежд у власти две. Одна связана с программой повышения реального спроса на деньги. Предполагается, что спрос на деньги увеличится в 1,2-1,5 раза в результате борьбы с бартером, неплатежами, повышением привлекательно вкладов в белорусских банках и ростом эффективности реального сектора экономики в целом. Программа успешно утверждена, а реальных мер по ее реализации, судя по итогам работы народного хозяйства, пока не наблюдается. А, кроме того, мы будем иметь положительное сальдо внешней торговли в размере 167,8 млн. долларов, и Нацбанк будет скупать излишки валюты для пополнения своих золоторезерных резервов.
Второй надеждой является рост инвестиций. Почему-то правительство считает, что в 2002г. инвестиции потекут к нам могучим потоком. Имея 135 место в мире по инвестиционной привлекательности и 148 – по индексу экономической свободы правительство собирается продать лучшие белорусские предприятия, пытаясь привлечь российский капитал. Уже даже названа сумма – 400 млн. долларов. Правда, последняя история с Балтикой потихоньку все расставляет на места.

Фетишизация ВВП. В заложниках реальный сектор
На 2002г. рост ВВП запланирован на уровне 104-105%, продукции промышленности – 105-106%, продукции сельского хозяйства – 105-106%. Валовые показатели у нас по-прежнему в почете. При этом Указом в Прогнозе социально-экономического развития специально оговорено, что данные показатели являются минимальными. В частности, должен быть обеспечен за счет дополнительных источников (неиспользованных резервов) прирост ВВП еще на два процентных пункта. Возможно, органам государственной статистики в очередной раз придется продемонстрировать чудеса учета, поскольку согласно неофициальным данным рост ВВП в этом году элементарно «нарисовали». Даже в России подсчет ВВП ведется по методике «товаров-представителей», у нас же переход на методологию подсчета по натуральным показателям вызывает благоговейный ужас чиновников всех мастей. Потому что в штуках, метрах и килограммах результаты белорусской модели развития не столь радужны.
При этом погоня за ростом ВВП в ущерб структурной перестройки в условиях относительной макроэкономической стабилизации привела к коллапсу в реальном секторе экономике. Отказ от реформ выливается в рост убыточности, бартер, неплатежи и затоваривание складов. Отсутствие инвестиций не приводит к росту производительности труда и не созданию добавленной стоимости, что в условиях административного повышения зарплаты и политики всеобщей занятости заставляет строить самые мрачные прогнозы развития ситуации.

Аттракцион невиданной щедрости: стодолларовая зарплата
В качестве одной из приоритетных задач на 2001г. было выбрано достижение стодолларовой зарплаты. Путем неимоверных усилий директоров госпредприятий, банковской системы и контролирующих органов в сентябре 2001г. мы ее достигли, затем она несколько снизилась, а в декабре составила даже 101 доллар (166,2 т.р.). Причем, если в промышленности начисленная работникам заработная плата несколько превосходит вожделенные сто долларов (185,9 т.р. или 116 долл.), то про зарплату работников сельского хозяйства – 91,5 тыс. руб. не хочется даже вспоминать. Самым пикантным в этой ситуации является то, что начисленная зарплата еще не означает выплаченную. Административное номинальное ее увеличение вызвало беспрецедентный рост ее задолженности. Напомним, что в августе 2001г. среднемесячная начисленная зарплата равнялась 1,69 минимального потребительского бюджета. В ноябре это соотношение уже не было столь радужным – 1,51 МПБ, в декабре, с учетом новогодних выплат – 1,61 МПБ.

Если в нормальных странах на продукты питания уходит 20-30% доходов, то у нас – почти 50%, что составляет около 50 долларов. О каком полноценном питании может идти речь на такие деньги? Снижение качества питания рикошетом ударяет по бюджету в виде роста числа заболеваний, увеличению различных социальных выплат, постепенному вымиранию нации. В условиях такой ужасающей бедности не помогают даже сильно субсидируемые жилищно-коммунальные услуги, транспорт и связь.
Бюджет прожиточного минимума в конце года составил 103,5 т.р. (63 доллара). Ниже его границ проживает почти 35% населения. Семья из трех человек зарабатывает исключительно на выживание, семья с двумя детьми автоматически попадает в число нуждающихся.
Страны, не побоявшиеся инициировать крупномасштабные всеобъемлющие реформы, сегодня достигли уровня 300-500 долларов зарплаты. Нам цинично обещают 250 долларов, лет через пять-семь. К тому времени методику ее исчисления пару раз обязательно поменяют. Да и социально значимые и незначимые цены административно увеличат. Иначе сложно объяснить предполагаемый рост в 2,5 раза при росте ВВП и производительности труда на 40%.

Мы ни в коей мере не отрицаем саму важность идеи макроэкономического планирования и прогнозирования как основы устойчивого развития страны. Однако очень хочется, чтобы прогнозов в нашей стране было меньше, да лучше. И строились они на согласованных параметрах монетарной и финансовой политики. И главной целью правительства было попадание в рейтинги компании Moody, а не количество произведенных яиц или носков. В условиях, когда в год принимается по 2088 постановлений правительства и более 500 указов, очень хочется позавидовать такой работоспособности. Только плохо получается. Потому что продукты труда топ-чиновников не приводят к росту благосостояния налогоплательщиков. Они беднеют или уходят во внелегальную экономику. Хроника потерянного времени продолжается, поскольку издержки упущенных возможностей все увеличиваются.