Грозовой перевал. бюджетно-налоговая политика добивает экономику беларуси

Автор  23 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

20 мая закончился срок подачи замечаний депутатами Палаты представителей в «Отчет об исполнении республиканского бюджета за 2001 год». Правительство не особо утруждает себя общением с ПП НС. После череды праздников они имели очень мало времени для ознакомления с достаточно сложным документом. Николай Корбут предполагает, что утверждение Отчета станет простой формальностью. Наверно, он прав: в предыдущие годы никто не задавал ему сложных вопросов. Сегодня, когда государственные финансы находятся в критическом состоянии, когда Минфин отзывает свои депозиты для выплаты пенсий и зарплат, когда налоговая база сжалась, как высушенное яблоко, пора привлечь Минфин и правительство к ответу. 

В начале «Пояснительной записки к отчету об исполнении республиканского бюджета за 2001 год» Минфин утверждает, что в Беларуси «в 2001 году проводилась жесткая бюджетно-финансовая политика..» Прочитав такой диагноз, профессиональный экономист сразу начинает думать о сбалансированном бюджете, сокращении долгов, отмене дотаций и субсидий, а также о эффективной системе банкротства, которая наказывает предприятия за инвестиционные ошибки. В интерпретации специалистов Минфина термин «жесткая» применим ко всему, что служит «выполнению макроэкономических параметров, предусмотренных в Прогнозе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2001 год». Уже на первой странице отчета они расписываются в собственном бессилии: «В условиях снижения фактического уровня изъятия платежей в бюджет, роста объемов преференций реальном сектору экономики и недопоступления источников финансирования дефицита бюджета решалась задача повышения доходов населения». В этом короткой фразе отражена квинтэссенция фискальной политики Беларуси. Во-первых, государство получило меньше денег, чем запланировало (почему же Минфин не смог собрать налоги или же почему он неправильно спланировал доходную часть бюджета?). Во-вторых, когда государство увеличивает льготы реальному сектору, то во всех странах такая политика называется «мягкой». Почему Минфин раздавал не заработанные деньги – это опять-таки вопрос к Н. Корбуту. В-третьих, доходы в белорусской модели экономики повышаются не вслед за ростом производительности труда, объемов инвестиций и увеличением объемов продаж, а потому что есть приказ сверху.

Министерство финансов как государственный институт во многих странах играет роль центра рыночных реформ. У нас же он превращается в бухгалтера при администрации президента, который выписывает платежки на те адреса, куда требует вышестоящий начальник. А. Лукашенко может в любой момент изменить закон «О бюджете», чтобы приспособить его к своему личному плану действий. Так было и в прошлом году, когда 17 декабря 2001 г. указ № 749 «Об уточнении отдельных показателей бюджета Республики Беларусь на 2001 г.» легализовал де факто произошедшее уменьшение доходов в целом на 29,2 млрд. рублей и увеличение расходов на 5,7 млрд. рублей. Были скорректированы доходы и расходы целевых бюджетных фондов. Бюджетам областей выделено на 11,7 млрд. рублей больше. Если так жонглировать цифрами, то величина такого показателя, как «дефицит бюджета» будет зависеть лишь от специфики бухгалтерских проводок. Росчерком пера данный показатель был увеличен на 34,9 млрд. рублей. 16,4 млрд. дал Нацбанк, на 30 млрд. были выпущены ГКО, а внешнее финансирование уменьшилось на такую же сумму. Логика поведения Минфина проста: нет «живых денег» - надо заставить Нацбанк допечатать или выпустить свои «ценные» бумаги и создать для участников финансового рынка условия, в которых не купить нельзя. В первой половине 2002 года Минфин уменьшил объем средств республиканского бюджета на депозитах в банках с $310 млн. на 1.01.02 до $60 млн. на 1.05.02, еще раз подтвердив опасения о кризисе государственных финансов в условиях умеренно жесткой монетарной политики.

Опыт более десяти лет проведения реформ в переходных странах учит, что государство должно уходить из банковской сферы. Вытеснение частного капитала государственным – это первый шаг к банкротству финансовой системы страны. До тех пор, пока существует опасность принятия указов типа № 65 от 31.01.02 о стабилизации «Беларусбанка» и «Белагропромбанка» за счет предоставления им средств на льготное жилищное кредитование (51,9 млрд. и 65 млрд. рублей соответственно) доверия ко всем белорусским монетарным и фискальным параметрам не будет.

Пограничники – коммерсанты


Многие статьи нашего бюджета вызывают смешанные чувства. Разные органы государственного управления поставлены в весьма щекотливое положение. С одной стороны, они являются теми институтами, через которые республиканский бюджет получает деньги. Нельзя, например, сказать, что таможня, патентный комитет или МВД «зарабатывают» деньги. В этой части общественных отношений нет и не может быть рынка. Здесь по определению должна быть монополия государства. Коммерциализация органов государственной власти – это очень опасная тенденция. Но когда милиции, таможенникам или пограничникам доводят «план по прибыли», они чувствуют себя коммерсантами. Так возникает почва для коррупции, которая легализуется через ряд нормативных актов. Еще 12.10.1999 г. указ президента № 602 наделил Государственный комитет пограничных войск правом получать 75% средств «от выдачи пропусков на право внеочередного въезда на территорию пунктов пропуска через государственную границу». В такой правовой среде какая мотивация у начальника пограничного поста в Брузгах или на «Варшавском мосту»? Правильно, 6 часов в день пропускать так называемых льготников за деньги, а оставшееся после обеда время посвятить простым смертным. За 2001 г. пограничникам «вернули» 142,1 млн. Ну, ладно, пограничными, они люди военные, но когда Министерство юстиции участвует в подобных схемах, то становится грустно за такую Фемиду. Опять же распоряжением президента от 3.03.199 № 56рп Минюсту направлены «средства, поступающие в республиканский бюджет в результате возврата в бюджет государственной пошлины, необоснованно приобретенной лицами, осуществляющими частную нотариальную деятельность, для обеспечения государственных нотариальных контор необходимыми помещениями». Забрать у частников и отдать государственных служащим? Зачем сеять вражду между представители одной профессиональной группы? Дело не в сумме, которая была перечислена, а в принципе, который деморализует людей. Представьте, что может «накопать» контролер у частного нотариуса, если он будет знать, что часть этих денег пойдет на обустройство его офиса или на премиальные? Дискредитацией закона «О бюджете» является практика распределения доходов различными подзаконными актами, которые де факто имеют высшую законную силу. Так Распоряжением президента от 5.07.2001 г. № 19рп прокуратуре направлено 88,4 млн. рублей. Какие такие непредвиденные расходы появились в ведомстве В. Шеймана, что в разгар президентской компании один из кандидатов на высший пост в государстве корректирует закон «О бюджете» в пользу прокурорских работников? Если Палата хочет стать реально влиятельный органом в Беларуси, она должна отреагировать на такую порочную практику и не допустить ее продолжения в следующем году.

Кого уйдут первым, Прокоповича или Корбута


По оценке Минфина выполнение требования А. Лукашенко довести зарплату в стране до 100 долларов обошлось бюджету в 150,2 млрд. рублей, которые изначально не были запланированы в бюджете. Причем эти деньги были не заработаны, а изъяты из прибыли. Если в 2000 г. в структуре ВВП доля оплаты труда и прибыль составляли соответственно 43,2% и 21,1%, то в 2001 г. доля зарплаты увеличилась до 46%, а прибыль уменьшилась до 15%. Н. Корбут и его коллеги допускают определенные семантические вольности, трактуя приказ своего патрона. Изначально речь шла о зарплате 100 в среднем по стране для всех. Минфин же отчитался только по работникам «бюджетной сферы». Понятно, что «кошелек» стран не резиновый, и взять откуда-то 4,5% доходной части бюджета и выполнить при этом норматив дефицита бюджета – это задача не под силу правительству в цивилизованной стране. Как правило, такие корректировки проходят при острых разборках правительства и парламента. В Беларуси же все гораздо проще: вооружившись инструментами денежной и бюджетной политики при определенных методологических подходах можно получить любой искомый результат. На бумаге.

Согласно отчета Минфина «основным источником финансирования дефицита бюджета республиканского бюджета в 2001 году явились кредиты Национального банка. При запланированном объеме 200,8 млрд. рублей Министерством финансов получено в течение года 188,8 млрд. рублей». Под жестким административным прессингом Национальный банк оказал оказывал жесткое сопротивление Министерству финансов. Конфликт ведомств П. Прокоповича и Н. Корбута обостряется, что обусловлено порой прямо противоположными целевыми установками. Поэтому и жалуются государственные финансисты на «монетариста» Петра Петровича: «В 2001 г. нецелевые кредиты Национальным банком Министерству финансов выделялись крайне неравномерно. Соответствующее соглашение о нецелевых кредитах на финансирование дефицита бюджета не было подписано со стороны Национального банка на протяжении всего года в нарушение Закона о бюджете на 2001 год, несмотря на неоднократные попытки Министерства финансов инициировать решение данного вопроса, начиная с января 2001 г.». Нацбанк отбивался, как мог, тянул до конца года, но Минфин вынудил подписать соответствующее соглашение 30 декабря и получил нецелевых кредитов на сумму 27,5 млрд. рублей вместо запланированных 39,4 млрд. Не смог Нацбанк противостоять и давлению  и купил ГКО (чистое сальдо составило 53,6 млрд.). Если бы Нацбанк строго следовал букве закона, то инфляция за первый квартал этого года достигла бы годовой нормы. Парадоксальная складывается ситуация: для того чтобы достигать поставленных перед собой целей, Нацбанк вынужден идти на нарушение закона. Признаться, это лучшее, что он может сделать в данной ситуации. Однако институциональная и законодательная уязвимость денежного центра, критическое состояние государственных финансов оставляют вопрос открытым, от чьих услуг откажется А. Лукашенко, Николая Корбута или Петра Прокоповича. Напомним, что правительство запланировало профинансировать дефицит бюджета на 2002 г. в размере 344,8 млрд. рублей кредитами Нацбанка в размере 150,5 млрд. Поскольку привлечение других средств на эту цель является проблематичным (в более благополучном 2001 г. было привлечено всего 87,6% от запланированного объема), то уже к концу лета Нацбанк столкнется с жесткой атакой со стороны Минфина и Администрации президента.

Провал Министерства финансов

Доверие к экономике государства начинает формироваться с Министерства финансов. К сожалению, ни кадровый состав данного ведомства, ни качество документов, которые выходят из его недр, ни оценка работы Минфина представителями международных организаций не способствует повышению престижа Беларуси и ее странового рейтинга. В некотором смысле положение данного органа еще хуже, чем ситуация Нацбанка. Они пытаются выполнять закон «О бюджете», не имея полномочий блокировать внесение в него арбитральных изменений. С другой стороны, коллеги Н. Корбута сами пишут проект закона о бюджете и сами следят за его исполнением. Почему они не смогли обеспечить привлекательность ГКО? Потому что предложили слишком низкие процентные ставки (в течение 2001 г. 80 48%, в то время как ломбардные кредиты выдавались под 147 – 170%, а кредиты «овернайт» - под 100 – 110%). Как можно проводить экономическую политику, когда белорусские коммерческие банки не верят намерениям собственного правительства? То, что на закрытых аукционах в 2001 г. они купили только 23% ГКО является тому ярким подтверждением. Если учесть, что по более ранним выпускам этим банкам выплачено 170,8 млрд. рублей, то Минфин сыграл в игру с комбанками с убытком в минус 30,2 млрд. рублей. Если бы в декабре 2001 г. А. Лукашенко не заставил Нацбанк сделать большую эмиссию, то уже в первом квартале правительство столкнулось бы с «черным понедельником» или пятницей. Минфин сам признает, что без привлечения средств Нацбанка погашать кредиторскую задолженность было бы крайне проблематично. Другие финансовые инструменты Минфина также не отличаются рациональностью. Минфин практиковал размещение ГКО на договорных условиях «с целью исполнения гарантий правительства по кредитам, выданным предприятиям агропромышленного комплекса банками республики на закупку зерна, белкового сырья, кормовых добавок..» и другой с/х продукции на сумму 47,8 млрд. рублей. Возможности села отдавать долги нам хорошо известны, но это не останавливает Минфин проводить эти рискованные операции. Не менее интересна ситуация с выпуском векселей правительства РБ. В 2001 г. их было эмитировано на сумму 60,6 млрд. рублей, хотя закон «О бюджете» этого не предусматривал. О состоянии расчетов Беларуси за российские энергоресурсы говорит тот факт, что для этих целей Минфин выпустил векселей на сумму $20 млн. долларов. Размещать-то он размещает, а вот с должниками что делать он не знает. Или знает, но ему не дают банкротить половину реального сектора.

Провал работы Минфина очевиден по выполнению главного показателя – объема доходов республиканского бюджета. За 2001 г. в казну поступило 2964 млрд. рублей (с учетом государственных целевых бюджетных фондов), что составляет 89,9% к уточненному годовому плану (не дополучено 333 млрд. рублей). Минфин жалуется, что предприятия стали меньше зарабатывать, объясняя это «проводимой политикой в области сдерживания цен на готовую продукцию… и увеличением доли расходов на оплату труда в себестоимости реализованной продукции». Ни слова о налоговой нагрузке, регулировании бизнеса, издержках по выполнению предприятиями государственных обязательств и блокировке прав собственности. Таким образом, у Минфина помимо любимого «стрелочника» - Национального банка – есть еще один – Минэкономики, которое отвечает за ценовую политику. Можно дать белорусскому телевидению один дельный совет на предмет того, как поднять свой рейтинг: пригласить Н. Корбута, П. Прокоповича и М. Шимова в прямой эфир на полтора часа и попросить выяснить отношения. Оправдания Н. Корбута звучат весьма неубедительно, потому что само его ведомство при острой нехватке средств направо налево раздавало льготы. «Долги по платежам в бюджет к фактическим поступлениям бюджета составил 2,3% (134,2 млрд. рублей) и увеличился по отношению к 1 января 2001 г. в 3,1 раза». При этом в отчете о выполнении закона «О бюджете» в 2001 г. Минфин признается, что «положительные достижения отдельных предприятий во многом связаны с освобождением от налогов и таможенных платежей». Однако ни одного конструктивного предложения по налоговой реформе (чтобы всем было одинаково хорошо) коллеги Н. Корбута так и не представили. Более того, они пошли на увеличение ставки налога на прибыль с 1.01.2001 г. с 25 до 30% и ставки налога на топливо с 10 до 20%. Вместо планируемого увеличения поступления по данным налогам, произошло реальное снижение бюджетных поступлений. Как водится, виновники не найдены, министр и другие начальники остались при своих должностях. Парадокс белорусской экономической политики заключается в том, что список «стратегически важных для интересов государства» предприятий практически совпадает со списком налоговых должников. Этот «черный список» Минфина возглавляет «флагман» национальной промышленности ПО «Минский тракторный завод»: объем долга – 12,8 млрд. рублей. Следом идут «Минский моторный завод» (11,8 млрд.), Климовичский ликеро-водочный завод (8,4 млрд.), «Минский подшипниковый завод» (3,1 млрд.), «Минской часовой завод» (2,3 млрд.), «Минской завод колесных тягачей» (1,9 млрд.). Несмотря на то, что почти 3000 предприятия имеют бюджетные долги, что-то не слышно о возбуждении Минфином процедуры банкротства в отношении злостных неплательщиков.

Бюджетную политику – в расход


Проблемы с доходами бюджета поставили Минфин в сложное положение по расходам, которые были профинансированы всего на 90,7% от уточненного годового плана (3246 млрд. рублей или 19,2% ВВП). В якобы социальном государстве первыми под «нож» правительства пошли наука, здравоохранение, чернобыльские программы и инвестиции в основной капитал. Вместо того, чтобы обновлять производственную базу А. Лукашенко с подачи Н. Корбута дал санкцию на «проедание» денег на зарплату, а доля капитальных расходов уменьшилась на 6%. Зато указом № 749 от 19.12.2001 А. Лукашенко увеличил объем Резервного фонда президента РБ до 37,3 млрд. рублей, что даже больше запланированного. Эти деньги были потрачены «на финансирование дополнительных расходов и мероприятий, не предусмотренных в бюджете». По итогам 2001 г. внутренний долг РБ без учета гарантий правительства составил 767,7 млрд. рублей (около $600 млн.) и увеличился на 354,2 млрд. (2,1% ВВП). Внешний долг Беларуси на 01.01.02 составил $763,04 млн. и уменьшился на $48,71 млн. Правительство продолжает жить в долг за счет внутренних источников, которые за 2001 г. нещадной эксплуатации заметно истощились. Таким образом, на протяжении 2001 г. Министерство финансов заложило прочные основы финансового кризиса, который неизменно разразится в нашей стране. Определить его точную дату ни один экономист не может, но первая половина 2002 года показала его неизбежность. О том, насколько адекватно оценивает сложность финансового состояния государства Министерство финансов, мы убедимся очень скоро, когда будет подготовлен первый проект бюджета на 2003 год. Вот только что случится раньше, увольнение Николая Корбута или секвестр бюджета-2002?
 

Объем льгот в 2001 г.

Вид льготы

Сумма млрд. рублей

Льготы по таможенным платежам

125,8

Налоговые льготы юридическим и физическим лицам

47,3

Отсрочки по уплате задолженности перед бюджетом

34,1 (из них отдельными решениями президента – 26,5 млрд.)

Предоставление налогового кредита

83,6

Задолженность по бюджетным ссудам

124,7 млрд.

Общая сумма не дополученных доходов:

415,5 млрд. (12,9% доходной части республиканского бюджета)

Источник: Проект закона «Об утверждении отчета об исполнении республиканского бюджета за 2001 г

 

КТО НЕ ПЛАТИТ НАЛОГИ

Отрасль

Количество предприятий

Сумма долга (млрд. рублей)

Промышленность

149

48,8

Сельское хозяйство

2378

36,4

Концерн «Белгоспищепром»

9

9,4

Минстройархитектуры

257

6,7

Концерн «Беллегпром»

28

4,3

Итого

2821

134,2 (в том числе предприятия в других отраслях)

Источник: Проект закона «Об утверждении отчета об исполнении республиканского бюджета за 2001 г