Бухучет на переучет кошмар для бухгалтеров начинается?

Автор  23 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Министерство финансов постановлением № 174 от 16.12.2003 г. утвердило Правила перехода на Типовой план счетов бухгалтерского учета. После 13-летнего использования полусоветских методик учета правительство предпринимает попытку приблизить белорусские стандарты бухгалтерского учета с международными. Дело это благое, важное для предприятий, инвесторов и кредиторов. Бухгалтерские и финансовые нормы и правила – это тот язык, на котором говорят финансисты при оценке эффективности любого проекта. Понято, что Беларуси не имеет шансов войти в мировую экономику со своим бухгалтерским «уставом». Значит, если мы реально хотим получать иностранные инвестиции, если мы хотим, чтобы нашим цифрам и микроэкономическим показателям верили, мы обязаны перейти на международные стандарты финансовой отчетности. О том, каким получился первый блин, мы разговариваем с финансовым директором одной из старейших частных фирм Беларуси «Техэнергосервис» Сузанной Акоповной Микитив и партнером юридической фирмы «Гвоздь, Лакизо и Партнеры» Виталием Станиславовичем Лакизо. Его компания более десяти лет оказывает юридические и бухгалтерские услуги иностранным компаниям в Беларуси.  

Министерство финансов считает введение нового типового плана счетов бухгалтерского учета своим вкладом в развитие рыночной экономики в Беларуси. На ваш взгляд, этот новый порядок бухучета – это благо, имитация или профанация?

В. Лакизо: Запад и ведущие страны рыночной экономики давно выработали стандарты и нормы бухгалтерского учета. Предложенный правительством новый план, в принципе, должен приблизить нас к международным стандартам. Но, принимая во внимание белорусскую практику введения законов, мы до сих пор не заем, во что выльется для предприятия, финансовых директоров и бухгалтеров переход на новые счета бухучета. Я обучил своих сотрудников на курсах по новым правилам бухучета. Но на этих тренингах сотрудники Минфина пересказывают прочитанное в Постановлении правительства. Их мнение – это не истина в последней инстанции. И никто не знает, как будут интерпретировать новые нормы бухучета налоговые инспектора. В общем, мы вступаем в большую реформу, не зная ее четких контуров.

Предложенные изменения помогут, в первую очередь, кому: бухгалтерам, налоговикам или собственникам?

С. Микитив: Напомню, что последний план счетов бухгалтерского учета был принят еще в 1991 году. С того  времени произошли большие изменения в экономике. Тогда план счетов принимался на платформе советского бухучета. Это была журнально-ордерная, мемориальная система, привязанная к определенной системе экономических отношений. Как бы правительство не сопротивлялось, мы все равно вступаем во внешнеэкономические отношения. Чтобы данные отношения развивались успешно, нам надо давать о себе информацию. Т.е. наши финансовые, бухгалтерские документы должны быть понятными не только для белорусских налоговых инспекторов, но и для зарубежных инвесторов и кредиторов. Иными словами, нужен общий язык цифр, общие методики и понятия, чтобы можно было говорить на одном финансово-экономическом языке. Именно для этого существуют международные стандарты финансовой отчетности.
    Чтобы наши предприятия могли заполнить определенные формы по этим стандартам, наш учет должен быть хотя бы близок к общепринятому в мире. Вся наша бухгалтерская система была подчинена одой цели – уплате налогов. Я каждый месяц ношу в налоговую инспекцию около 20 отчетов. Многие из них – пустые. И все для того, чтобы облегчить жизнь налоговиков. Им надо точно знать, какие у меня доходы и расходы. Управленческой информации для меня в этих отчетах нет. Т. е. тех данных, на основании которых можно сказать: «Да, это решение было правильным». Или «Нам надо сократить издержки по этой операции». Система учета у нас была создана не для собственника, предпринимателя и инвестора, а для тотального контроля государством.

Новый план бухгалтерских счетов, по мнению его авторов, должен исправить этот недостаток. Получилось?


С. Микитив: В теории мы вроде бы приближаемся к международным стандартам. Как известно, существуют определенные разделы бухгалтерского учета. Первый раздел, как известно – это внеоборотные активы: основные фонды, капитальные вложения. По ним можно судить о финансовом состоянии предприятий. Анализируя данный раздел, вы находите ответ на вопрос, что обеспечивает стабильность предприятия, его ликвидность. Деньги на счетах – это оборотные активы. Сегодня они есть, а завтра нет. Старый бухучет очень плохо освещал финансовые результаты работы предприятий. Прибыль была каким-то промежуточным показателем. Финансовый результат трудно было прочитать в балансе. Сальдо на определенную дату мало о чем может сказать. В новом порядке этот недостаток должен быть ликвидирован.

А какие еще изменения произошли в разделах бухгалтерского учета?

С. Микитив: Ликвидировано такое понятие, как «малоценные быстроизнашивающиеся предметы». Это было чисто советское изобретение, в котором было мало разумного. Навязывание норм амортизации в отношении целого ряда товаров было лишено всякого смысла. По большому счету, новый белорусский план счетов сделан по подобию российского, который работает уже два года. Но в России правительство дало бизнесу два года на подготовку. У нас – все получилось экстерном, за не целых три месяца. Семинары начали проводить в конце осени – начале зимы. В Минфине есть действительно грамотные специалисты по методологии бухучета, но сейчас многие на проведении семинаров, публикациях в специализированных изданиях просто зарабатывают деньги. Информация печатается однотипная. Простому бухгалтеру понять, как с ней работать с 1 января 2004 года, неясно.

В. Лакизо: Главный вопрос – о применении новых норм на практике, повисает в воздухе. Я боюсь, что это может закончиться тем, что через некоторое время бухгалтеров и предприятия просто-напросто начнут штрафовать на неизбежные ошибки в учете. Финансовый год начался, а правила игры до сих пор неизвестны. Введение общей части налогового кодекса ничего само по себе не дало. К нему нужно большое количество инструкции и других нормативных актов, чтобы он заработал. Наша бухгалтерская система построена так, что бухгалтер, руководство предприятия ее постоянно пытаются догнать, как-то приспособиться к постоянным изменениям. Бухгалтер никогда не может быть уверен, что он правильно ведет учет. Даже после всех семинаров и разъяснений понять, как правильно вести бухучет в 2004 году нельзя. Каждый бухгалтер, в том числе эксперты Минфина и МНС, дают свои интерпретации принятых норм. Но частное мнение пусть даже высокого чиновника из Минфина, не является истиной в последней инстанции для простого налогового инспектора, который регулярно проверяет предприятие.

Будет ли легче и проще собственникам при новом плане бухгалтерских счетов?


С. Микитив: Дело в том, что это только начало реформы этой сферы. Помимо плана счетов есть еще бухгалтерский учет. Все компьютерные программы построены именно на нем. Одновременно сейчас разрабатывается налоговый учет. В России уже есть программы, которые одновременно ведут бухгалтерский и налоговый учет. По-прежнему сохраняются разночтения в доходах, в нормируемых затратах, в финансовых результатах. Это значит, что понятие «доход» и для бухучета и для налоговой остаются разными вещами.

В. Лакизо: Мы обслуживаем около 15 клиентов. Т. е. делаем для них всю бухгалтерскую отчетность. Большая часть из подаваемых в налоговую бланков – пустые. На протяжении нескольких лет мы пишем в налоговую письма с просьбой не носить эти бланки, так как представительства нерезидентов не ведут хозяйственную деятельность. Ответ всегда один «Нет. Продолжайте носить пустые бланки». Вот хороший бизнес в Беларуси – печатать бланки. Эти ребята, наверно, никогда не обанкротятся. А ведь государство несет затраты на хранение этих бумаг, на их обработку. От таких расходов ни предприятия лучше не работают. И экономика быстрее развиваться не может. Новые план счетов не решает этой и множества других проблем.

Можно ли говорить о наличии проблемы учителей, которые не могут обучить бухгалтеров новым правилам бухучета?

С. Микитив: Такая проблема действительно существует, но даже самый блестящий учитель не сможет научить тому, что еще не существует в природе. При нашей нормативной базе пасует любой, даже самый опытный профессионал, потому что она у нас очень далекая от совершенства. Говорят, грядет аттестация бухгалтеров и их заместителей. Возникает вопрос: «По каким критериям меня кто-то будет оценивать?» Я только главным бухгалтером проработала 25 лет. А оценивать меня будет некий теоретик, который написал несколько инструкций и формул. Я не утверждаю, что мне все известно. Я работаю в конкретной узкой области, и мне детально знать, к примеру, бухучет торговли мне ни к чему. А мне придется все это учить.

В. Лакизо: Аналогичная ситуация была у меня при получении лицензии на оказание юридических услуг. Я – хозяйственник. Налоги – это моя тема. Гражданский кодекс я обязан знать. Но меня заставили сдавать и уголовное право, и семейное, и трудовое. Т. е. меня заставили выучить то, чем я не занимаюсь и не могу заниматься согласно выданной мне лицензии. То же самое будет с главными бухгалтерами. Разделение труда было придумано как раз для того, чтобы повысить качество специалистов в отдельных отраслях. Но в Беларуси почему-то этого не усвоили. На аттестации главного бухгалтера будут спрашивать и про общепит, и торговлю, и строительство. Только от этого вряд ли повысится качество бухучета на конкретных предприятиях.

Ну, хорошо. Новый план бухгалтерских счетов принят. При всех недостатках его введения, недочетах станет ли жизнь бухгалтеров легче?


С. Микитив: Время покажет. Но сейчас я должна перевести итоги 2003 года со старого плана на новый. Минфин начинает распространять схему перевода. Но позвольте, перевести символ и перевести понятие – это две разные вещи. Нам предлагаю поменять само отношение к различным бухгалтерским и экономических явлениям. Я вижу большое число нестыковок. Бухгалтерам придется немало поломать голову и попортить нервы.

В. Лакизо. А что делать с бухгалтерскими программами? Новых пока нет, а старые под новый план счетов не приспособлены. Получается, что бухгалтера сейчас должны в ручном режиме обкладываться гроссбухами и выводить баланс? Сейчас бухгалтера заканчивают 2003 год по старому. Новый год они начать не могут. В Москве, например, пришлось купить новую бухгалтерскую программу 1С – для нового плана, а старый год заканчивать на привычной «Анжелике». При переводе неизбежно будет много ошибок. Получается, что были сбиты автоматические настройки работы бухгалтеров, а новые пока не введены. Я прогнозирую, что только к лету эта система более - менее наладится.
Добавлю еще один интересный момент по поводу нестыковок между новым и старым. Большинство клиентов нашей компании – иностранцы. Им интересно знать, что происходит с их представительствами и филиалами за рубежом. Наша бухгалтерия делает им две отчетности: одна сдается в белорусские налоговые органы. Другая – на основании международных норм на английском языке отправляется в головные офисы наших клиентов. Эти два отчета абсолютно не похожи друг на друга. Иностранцы ничего не понимают из пухлой пачки месячной отчетности, которая идет в нашу налоговую. Они хотят видеть реальные цифры, пусть не каждый месяц, а раз в квартал.

С. Микитив: Из-за чрезвычайно сложной бухгалтерской и налоговой отчетности государство вынуждено содержать целую армию бухгалтеров. А это же дополнительные затраты на налогоплательщиков. Введение нового плана бухгалтерских счетов жизнь бухгалтера не облегчила. Ежемесячная отчетность осталась. Налоговая отчетность не поменялась.

Минфин говорит, что новые порядок бухучета основан на западном опыте.

В. Лакизо. Если в развитых рыночных странах бухучет и налоговый учет – это очень близкие вещи, которые используют один и тот же понятийный аппарат, то у нас бухучет и налоговый учет – это две большие разницы. Для одной структуры надо считать вот так, а для другой – налоговой инспекции – совершено иначе. Да, наши власти любят ссылаться на западный опыт. В Германии, к примеру, высокие налоги. Но все затраты, которые компания несет в связи со своей деятельностью, начиная от закупки сырья и до обеда в ресторане с партнерами или даже без них, даже парковка автомобиля – все идет в затраты предприятия. А налог, ставка которого составляет более 50 процентов, берется с разницы между доходами и всеми расходами. Кто придумал нормировать затраты? В Беларуси все равно руководители предприятий вынуждены тратить деньги на обеспечение своей жизнедеятельности. При этом у нас такие законы, что предприятия консолидированно работают в серой экономике. Так не лучше ли упросить налоговые правила и вывести большую часть экономической деятельности из тени?
С. Микитив: Для иллюстрации эффективности работы нашей налоговой приведу один пример. Я переплатила налоги. И я должна была их перераспределить на будущие периоды. Налоговая инспекция Московского района г. Минска решила, что я должна была предварительно написать письмо о распределении переплаченных налогов. Поскольку я в срок его не написала, меня оштрафовали на 93 рубля. За эти 93 рубля я должна была приехать в налоговую. Подписать кучу бумаг. Я отвлекала от работы инспектора. Потом потратила время на то, чтобы заплатить штраф в сберкассе. Во что обошлись государству эти 93 рубля? В потерянное время, ресурсы и нервы. И зачем? Мне кажется, что этот вопрос люди просто боятся задавать, чтобы не услышать безучастное «потому что». Боюсь, что таких «почему» после введения нового плана счетов бухучета меньше не станет.
Спасибо за ваше время и ответы.