Шестилетняя налоговая эпопея

Автор  23 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Когда в правительстве согласия нет, на лад дело не пойдет. Когда власти не хватает денег, оно выражает недовольство налогоплательщиками. Когда чиновники хотят имитировать бурную деятельность, они занимаются совершенствованием Налогового кодекса. Не успели стихнуть ликования по поводу его принятия, как тут же созрела «объективная» необходимость внесения важных изменений. Постоянных законов у нас не бывает - сплошной нормативный позитивизм. То, что было хорошо вчера, уже плохо сегодня. То, что считалось жесткой налоговой нагрузкой в прошлом году, кажется либеральной нормой сегодня.  

Корпоративный междусобойчик

Заседание рабочей группы по доработке Налогового кодекса проходило в Палате в середине прошлой недели. Над поправками работают все заинтересованные органы: Минфин, ГНК, таможня, Минэкономики, Союз предпринимателей и арендаторов, другие министерства и, конечно же, представители собственно Палаты-II. Среди разработчиков был замечен и представитель белорусской науки – заместитель декана юридического факультета Белгосуниверситета. Знакомые все лица. Данная группа похожа на своеобразный корпоративный междусобойчик. Собрались начальники разного калибра, но приблизительно одного качества, одной экономической школы, объединенные отсутствием мотивации сделать что-то научное, рациональное и работающее, скованные одной цепью палаточной законодательной импотенции. Все понимают, что сделать ничего путного нельзя, потому что не позволено менять общие правила. Путное позволено делать в строго отведенных рамках, несмотря на то, что они де-факто ущербны, душат экономику и инициативу.

Задача авторов основной части изменений в Налоговый кодекс – представителей Минфина – заключается в том, чтобы придать белорусской налоговой клетке приличный, цивилизованный вид. Жалуются предприниматели и директора госпредприятий на невыносимую налоговую нагрузку. Посмотрите на Запад. Американский налоговый кодекс, которым убедительно размахивал начальник управления налоговой политики Минфина Козляков Александр Викторович, докладчик на заседании, - это два увесистых тома свыше 1.000 страниц каждый. К ним еще есть 15 томов разъясняющих инструкций. По сравнению с американским наш кажется просто детским баловством. А когда А. Козляков пустил по кругу образец налоговой декларации США объемом в большую пачку бумаги формата А4, у присутствующих на лицах можно было прочитать гордость за нашу белорусскую налоговую простоту. В Швеции и других скандинавских странах налоговая нагрузка почти 50% ВВП, в странах ЕС - около 45% ВВП. Почему у нас должна быть меньше? Пристыженные неспециалисты, коих на заседании рабочей группы было немного, которые языков не знают и по заграницам не ездят, быстро тушуются и ломаются под напором аргументов видавших отдельные западные виды минфиновских и ГНКовских чиновников. Почему же эти глупые иностранцы не инвестируют свои деньги в нашу экономику, если у нас налоги тоже 45% ВВП? Этот вопрос находится в ведении иного органа, поэтому присутствующие на этот вопрос даже не пытались ответить.

Особый признак развитости государства


С 1995 года ведется работа над Налоговым кодексом Беларуси. Как сказал А. Козляков, это и есть «основное направление совершенствования налоговой системы нашего государства». На протяжении 6 лет его разработкой поочередно руководили и Минэкономики, и ГНК, и Минфин, так что порулить процессом улучшения мог каждый. Следуя элементарной корпоративной логике выживания, представители различных ведомств просто не могут сильно критиковать друг друга. Так, по мелочам, для приличия. Сам факт наличия Налогового кодекса был расценен как факт «высокого уровня развития законодательства». «Любое государство, которое находится на высоком уровне развития, не имеет отдельных законодательных актов по вопросам налогообложения, а имеет Налоговый кодекс». Вот так специалист Минфина приобщил нас к развитым, поставив, конечно, это себе и своим коллегам в заслугу. Ссылки на увесистые налоговые документы западных стран вызывают уважение у белорусского чиновника. Вот, мол, как они детально проработали каждый пункт. Они с удовольствием бы сделали неуплату налогов у нас в стране вторым по тяжести преступлением, как в США. Только для этого надо было бы полностью поменять 99% всех менеджеров, директоров и предпринимателей, потому как только у 1% экономических субъектов не обнаруживается нарушений по налогам в ходе проверок. Это и есть приговор «развитой, цивилизованной» налоговой системе Беларуси. «У нас удельный вес налогов в валовом внутреннем продукте составляет 45,4%… К сожалению, налоговая нагрузка у нас в последние два года увеличивается за счет бюджетных фондов, которые формируются на уровне местных Советов». Нет предела совершенству?

Ну о-очень важные поправки

Одним из наиболее принципиальных изменений в Налоговый кодекс, по мнению Минфина, «является более четкое определение категории налогоплательщика. В этих целях введено понятие «организация». В рамках такого подхода неважно, белорусская ты или иностранная организация, представительство или образование, созданное в рамках совместной деятельности. Вводится еще одна инновация – налоговые агенты, основная задача которых будет заключаться в правильном исчислении за налогоплательщика налогов и своевременной их уплате. «Важное значение отводится объектам налогообложения с их детальной правовой регламентацией, а также самому понятию «налоговое обязательство» - установленное в порядке и сроки в полном объеме уплатить налог, сбор или пошлину». «Впервые в проекте Налогового кодекса мы разграничиваем такие понятия, как «объект налогообложения» и «налоговая база». Именно налоговая база будет характеризовать ту величину объекта налогообложения, с которой будут удерживаться налоги». Не забыли авторы проекта и регламентировать отношения налоговых органов и налогоплательщиков. Самое главное - прописать права первых и обязанности вторых. Есть и процедура обжалования действий налогового органа. Если бы подобные заверения услышал европейский чиновник, он подумал бы, что попал во вполне цивилизованную рыночную экономику. Но нам, зная практику взыскания с государства нанесенного им ущерба, эти красивые слова не в состоянии прикрыть голую правду: поправки в кодекс так и оставляют налогоплательщика беззащитным перед лицом всеобъемлющего, всесильного бюрократа.

Если предприятие не заплатило налоги, то авторы изменений предлагают следующую цепочку действий по их взысканию: сначала финансовые активы самого налогоплательщика. Если ему не хватает – тогда берутся денежные средства его дебиторов, и только после этого - имущество налогоплательщика. А. Козляков полагает, что такой порядок застрахует предприятия от ареста имущества, которое сейчас практикуется для взимания налогов. А что если заемщиком является государство, если сам дебитор на ладан дышит? Без активации процедуры банкротства здесь не обойтись, но о нем рабочая группа предпочла не говорить.

Контрольный» выстрел в голову оставляют в силе

Для защиты прав налогоплательщиков, следуя мировой практике, вводится понятие «налоговая тайна», а также дается четкая регламентация вопросов, связанных с проведением налоговых проверок. Белорусы использовали опыт стран, в том числе и России, с устоявшимися правовыми механизмами отношений: «налогоплательщик – государство». Авторы решили оставить контрольные налоговые проверки, которые будут проводиться «только в строго определенных случаях», т.е. при «явных признаках неуплаты налогов или других случаях нарушения налогового законодательства». Такой формулировкой можно оправдать любую проверку в любое время. По проекту кодекса за 5 дней до начала плановой проверки налогоплательщик должен будет получить уведомление. Это также «принципиально новый момент». И здесь авторы поправок ссылаются на мировую практику. Целых 6 лет надо было для введения такой прогрессивной нормы. В этой же части кодекса авторы дают определения таких понятий, как «себестоимость», «рентабельность», «момент реализации», «место реализации», которые сегодня вызывают массу споров. Таким образом, авторы видоизменили действующий ныне Закон «О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь». Виды налоговых правонарушений по просьбе Администрации президента были перенесены в документ об административных правонарушениях.

А нам без норм – не жизнь


Вторая и третья часть кодекса определяет порядок уплаты республиканских и местных налогов. Здесь указано, кто платит, с какой базы, а также кто и какие имеет льготы. Структура налогов в основном сохранена. Это относится к налогу на прибыль и доходы, НДС, акцизам, подоходному налогу с юридических лиц, на недвижимость и землю. «Эти налоги присутствуют в налоговом законодательстве любого государства». В проекте нет чрезвычайного налога, оффшорного сбора, «взимание которых было обусловлено текущей экономической ситуацией». Предлагаемые изменения «направлены на максимальное расширение базы налогообложения, повышения уровня собираемости налогов, повышения ясности нормативных методик налогового законодательства». О снижении налоговой нагрузки нет ни слова.

Не был обойден и вопрос о том, что считать затратами и включать с себестоимость продукции, как платить налог на прибыль. Наш документ «Основные положения о составе затрат» уникален, потому что, по словам А. Козлякова, такого нет ни в одной стране мира. Он, т.е. документ, явно «не соответствуют мировой практике», по которой все затраты предприятия таковыми и считаются. Авторы предлагают ввести такое же положение в белорусский Налоговый кодекс. Неужели отменят норму затрат на рекламу, командировочные, представительские? Неужели можно будет самому устанавливать рентабельность, делать собственные отчисления из дохода на научные исследования и даже уменьшать налогооблагаемую прибыль путем взносов в благотворительные фонды? Нет, конечно, просто из одного документа нормы перекочуют в другой. Хорошо, если не произойдет ужесточения. Предлагаются и изменения в порядок уплаты подоходного налога. Вместо предложенной ранее системы авансовых платежей предлагается применять понижающие коэффициенты к годовой шкале. Произойдет пересмотр порядка уплаты налога на недвижимость за счет сужения самого понятия «недвижимость». Сейчас и машина, и станок - вполне движимые вещи - подпадали под данный налог, что тормозило их обновление. Серьезными были названы изменения в отношении местных налогов. Раньше местные органы власти сами определяли ставки налогов, которые были отнесены к их компетенции. Сейчас порядок уплаты, ставки налога с розничных продаж, услуги, рекламу будет определен в Налоговом кодексе и распространяться на всю территорию страны. В качестве некой компенсации местные власти получат расширенную базу для налога с продаж.

Робкий голос «против»

В принципиальную дискуссию с докладчиком вступил только представитель Комиссии по образованию, архитектуре и науке Палаты. Получается, что принципиальных возражений иные более искушенные в экономике члены рабочей группы не имели. Удивляет аморфное поведение представленного Союза предпринимателей и арендаторов. Предприятия стонут под гнетом налоговой нагрузки, директора все жестче высказывают свое неприятие экономической политикой, а при обсуждении изменений в Налоговый кодекс голос защитника реального сектора сливается с хором тех, кто этот самый сектор гробит. Благо нашелся Евгений Николаевич: «Всем известно, что все сельские советы сегодня сидят в нищете, потому что у них уукрали много налогов. У них вообще нет поступлений». Он предложил налог на недвижимость платить в местный бюджет. Не устроила его также регламентация проверок: «Есть плановая проверка, а есть контрольная - это значит, что будут десятки проверок. Контрольная проверка – это проверка по заказу. Не секрет, что сегодня многие работают именно так. Я лично выступаю за то, чтобы снизить налоговое бремя. Но сделал бы, как в Соединенных Штатах. Скрыл 2 миллиона рублей – заплати 40 миллионов. Второй раз скрыл – иди на 6 месяцев в тюрьму, а потом выходи и зарабатывай деньги. Как только мы оставим контрольные проверки, опять будет идти беззаконие, как у нас и было». А. Козляков в свое оправдание в отношении контрольных проверок не мог не аппелировать к мировому опыту: «Такие виды проверок есть во всех странах и есть во все времена. Я считаю, мы не делаем какой-то вред, а стараемся четко определить ситуацию. Бояться этого не надо». Чтобы усилить аргументацию был приведен пример с немецкой налоговой инспекцией, в здании которой есть щель в стене для подачи жалоб, т.е. для налогового стукачества. В 95процентах случаев, по мнению докладчика, факты подтверждаются. Более того, за подобную информацию «во всех цивилизованных странах гражданин получает вознаграждение. Это нормальная практика. Именно на основании такой информации будут существовать контрольные проверки». А какую еще можно ожидать позицию со стороны тех людей, которые кровно заинтересованы в наличии этих самых проверок?

Хирург и больной поменялись местами

А. Козляков высказался и по поводу тяжести налогового бремени: «Можно очень долго рассуждать, спорить по поводу недостатков налоговой системы. Нет ни одного государства в мире, в котором граждане были бы довольны своими налогами… Изначально ситуация выглядит следующим образом. Что первично - яйцо или курица? Что первично - расходы, которые несет государство по выполнению своих обязательств перед гражданами и исходя из них формирует налоговую систему, или какая-то идеальная налоговая система, которая устраивала бы всех? И после этого делается подсчет тех денег, которые она может собрать, и исходя из этого определяется расходная часть бюджета». Авторы Налогового кодекса высказались за первичность яйца, потому что о построении реальной рациональной налоговой системы речь не идет. Есть приказ вышестоящей инстанции. Экономисты, финансисты из ГНК, Минфина, Минэкономики не обсуждают реальность выполнения указаний сверху. Они не доносят до начальства и последствия их реализации. Они затыкают рот своей профессиональной гордости и берут под козырек.

Докладчик вспомнил кривую Лаффера и уровень оптимальной налоговой нагрузки, еще больше испугав неискушенных депутатов. Он забыл предъявить расчеты, подтверждающие, что Беларусь находится как раз в точке оптимума, а не далеко внизу справа по кривой. Сколько можно оправдывать существующую налоговую систему Чернобылем, когда мы хорошо знаем результаты проверки использования средств Чернобыльского фонда? Ученые, занимающиеся чернобыльской проблематикой, однозначно заявляют, что гуманнее и эффективнее было бы вообще запретить всякое производство на зараженной территории, а не предлагать дотации и чуть ли не превращение зараженных территорий в оффшорную зону. Очередной козырь А. Козлякова в оправдание существующей налоговой системы - необходимость реформирования пенсионной системы. Мол, пенсионеров у нас много, поэтому и налоги такие. При этом никаких предложений собственно по реформе высказано не было. Послушаешь членов рабочей группы, и жалость нападает. Они такие несчастные, работают в режиме сплошных ограничений, не имеют возможности высказать свою научную правду, которую они скрывают глубоко, глубоко. Получается парадоксальная ситуация: политическое руководство страны требует профессионального анализа фискальной ситуации и адекватной экономической политики, а ему в ответ – сплошное политически корректные «одобрямс». Пришел больной к врачу на сложную операцию. Положили его на операционный стол, сделали местный наркоз, разрезали… В это время не хирурги определяют ход процедуры, а больной в полусознательном состоянии дает им указания. Чем может закончиться такая операция? Летальным исходом. В нашем экономическом случае – существующим Налоговым кодексом и предлагаемыми в него изменениями. Если бы летальным была профессиональная карьера строителей налогового фронта, а не белорусских предприятий, тогда бы они работали по-другому. А так призыв одного из присутствующих «всех ставить в равные условия» просто остался без ответа. Зато «таких льгот, которые есть у нас в свободных экономических зонах, нет ни в Польше, ни в Германии, ни в Литве, ни на Украине». Интересно, почему же тогда белорусы, россияне, украинцы и другие СНГэшники не регистрируют свои предприятия у нас, а предпочитают зарубежные оффшоры?

«Бяку» вынуждены сохранять

Мир так разнообразен и велик, что в нем можно найти аналоги чему угодно, окрестив это «мировым опытом». Если бы у нас была кредитная история США или Германии, хотя бы несколько компаний в Fortune 500 или FT1000, если бы у нас частная собственность так же защищалась, суды и законодатели не просили милостыню у исполнительной власти, если бы у нас действовал закон о банкротстве, работал институт свободной цены, люди были бы приучены уважать закон и ценить государство, тогда можно было бы подумать об осторожной адаптации чужого опыта. Все согласны с тезисом, что если бы у бабушки была борода, она была бы дедушкой. Когда дело доходит до налогов или денег, здесь почему-то логика блокируется. Просто смешны оправдания по сохранению налоговой системы, основанной на косвенных налогах: «При определенном экономическом развитии в любом цивилизованном государстве преобладает доля прямых налогов… увлечение косвенными налогами – это, как правило временный период, и он был гарантирован для любого государства, которое было в сложной экономической ситуации, в условиях кризиса. Это период в жизни каждого государства. Он был всегда, и у всех это будет. Да, следует стремиться к отказу от косвенных налогов... Но вы знаете, какая у нас ситуация с сельским хозяйством, жилищным строительством, в отношении политики цен. Поэтому мы вынуждены существующую систему сохранять». Представитель комитета по науке тут же возразил: «Пока» будет и через 5 и через 15 лет. А вы все знаете. Производственная база изнашивается. Если сегодня не дать предприятиям оборотных средств, завтра предприятия остановятся… Никогда мы с такой политикой богатыми не будем». За уровень богатства населения ни налоговики, ни минфиновцы премии не получают, а вот за собираемость налогов  - получают. Под это и пишут налоговое законодательство.

Ярким примером мышления (ударение на первый слог) могут служить рассуждения по поводу еще одного налога: «Как сегодня платят налог на недвижимость владельцы коттеджей?.. Если нет страховой оценки, нужна оценка бюро технической инвентаризации, но она не соответствуют рыночной оценке стоимости объекта недвижимости. Единственно правильный путь – исчислять данный налог, исходя из рыночной оценки. У местных Советов на рыночную оценку нет ни специалистов, ни денег, но работа идет... До 80% местных Советов уже провели рыночную оценку». Вот, оказывается, где кроется белорусский корень рынка – в местных Советах. С таким подходом можно быть спокойным за рыночную экономику в Беларуси – она отдыхает. Враг ни за что не догадается, что такое белорусская модель рыночной экономики. А члены рабочей группы по внесению изменений в Налоговый кодекс ему ни за что не скажут. Патриотизм в рамках спускаемых из Администрации инструкций – святое дело.