Платежная иерархия

Автор  23 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В быту мы часто смеемся над инструкциями по пользованию товаров, которые выпускают западные компании. "Если телевизор не работает, проверьте, включен ли он в розетку". "Если рубашка кажется слишком маленькой, проверьте, полностью ли вы сняли упаковку и вынули иголки". А указания типа "не сушите домашних животных в микроволновой печке" вообще можно считать корпоративным перлом в защиту от всеядных юристов и жадных и пиццеголовых потребителей. Мы можем смеяться, но такие инструкции являются лишь рекомендациями покупателям данных товаров. Никто не может потребителя заставить ее читать, тем более наказывать за непрочтение.


У тех же западников гораздо больше поводов смеяться над нашим экономическим законодательством. В этом аспекте белорусы как раз похожи на пресловутую 120-киллограмовую тетку, которая из-за любви к животным и, следуя логике неискушенного обывателя, пользуется микроволновой печкой для их сушки после принятия ванны или прогулки под дождем. Есть существенная разница. Те законы, инструкции или указы, которые принимают у нас многочисленные чиновники и политики, обязательны к исполнению. Проигнорируешь – заплатишь штраф или сядешь в тюрьму. Глубина и тщательность государственного регулирования каждого действия инвестора, предпринимателя и потребителя в Беларуси позволяют сделать весьма неутешительный вывод: чиновник считает нашего потребителя и предпринимателя тупым и недалеким. Они считают, что ему нужно прописывать каждый шаг, иначе он впадет в блуд и, не дай Бог, начнет организовывать свою экономическую деятельность по канонам здравого смысла и задавать ненужные вопросы типа: "А за чей счет живут чиновники и почему их так много?"

Указ президента РБ № 359 "Об утверждении порядка расчетов между юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в Республике Беларусь" от 29.06.00 г. относится к категории "дышать можно, но не так, как тебе хочется, а только в рамках выделенного тебе чиновником объема воздуха". Власть пытается нормализовать расчеты между юридическими лицами и предпринимателями, укрепить платежную дисциплину и делает для этого неуклюжие шаги в рамках все той же парадигмы: я чиновник – ты дурак. Чувствуется надвигающийся острый платежный кризис. Многие члены правительства понимают необходимость системной санации национальной экономики со всеми вытекающими отсюда последствиями: банкротствами, закрытием предприятий, допуском иностранного капитала и потерей экономической власти. Вместо проведения комплексной профилактики по предотвращению пожара и выгорания всего здания, власть предпочитает переносить в темный подвал отдельные вещи. Совмин наделяется правом "ежегодно устанавливать в пределах бюджетного года для юридических лиц порядок распределения денежных средств, поступающих на их текущие счета в белорусских рублях, для осуществления платежей в бюджет (в том числе в государственные целевые бюджетные фонды) и в государственные внебюджетные фонды…, а также для приобретения сырья, материалов, комплектующих изделий, выплаты заработной платы, оплаты энергоресурсов и обеспечения иных нужд". Здесь не сказано, что данный порядок должен быть универсальным и обязательным для всех. Это значит, что правительство будет спасать от экономического пожара как раз те "вещи" (предприятия), которые по тем или иным критериям покажутся им привлекательными или неспасение которых будет грозить гневом Всевышнего или, не дай Бог, давлением улицы. Перед самой сложной в истории белорусской экономики зимой наделение такими полномочиями именно Совмин симптоматично. Во-первых, А. Лукашенко сбрасывает ответственность на тех, кто впоследствии может оказаться стрелочником, но при этом оставляет реальные рычаги управления у себя. Во-вторых, пошатнувшийся кредит доверия первого лица может оказаться недостаточным для решения проблемы внешних долгов и поставки энергоресурсов. Появляется возможность разыгрывать карту "хороший президент заботится о благе народа – плохое правительство разоряет экономику". Логичный ход за год до президентских выборов.

Рамки дискуссии

В нормально функционирующей рыночной экономике государство, по определению, не должно вмешиваться в процесс принятия корпоративных решений. Есть договора с поставщиками и покупателями, Гражданский кодекс, правила и сроки уплаты налогов, т.е. те рамки, в которых компания и планирует свою финансовую деятельность. Если возникают споры и разногласия, их решают или в процессе переговоров, или в судебном порядке. Компании договариваются между собой, а не при содействии или, лучше сказать, вмешательстве чиновника. Введение иерархии платежей – это архаическая, дискриминационная антирыночная мера, взятая из арсенала социалистической экономики. Рамки теоретических и практических дискуссий в Беларуси, особенно среди обслуживающих власть экономистов, находятся так далеко от реальной жизни и тенденций развития мировой экономики, как Саддам Хусейн от получения Нобелевской премии мира. Просто грустно слушать рассуждения типа "платежи за газ важнее платежей за сельскохозяйственную продукцию", "надо произвести точную подстройку эконометрической модели прогнозирования уровня инфляции в Беларуси при 100-процентном административном регулировании цен" или "чиновник должен определять степень конкуренции на рынке и обладать правом регулировать число компаний на рынке". Администраторы искусственно создают проблемы, загоняют себя в ловушку и ищут выход только в рамках "жесткой клетки" централизованной экономики. Если бы правительство думало об инвесторе, предпринимателе, создании благоприятного делового климата, то нормативные акты, подобные Указу № 359, вообще бы не имели права на существование. Какое количество цен должно регулировать государство? – Никакого. Какой должен быть порядок осуществления платежей фирмами? – Это их дело. В какой форме, наличной или безналичной, должны платить компании? – По их усмотрению. Как лучше канализировать инфляцию: в промышленность или в сельское хозяйство. –Инфляция не канализируема. Что будет, если предприятие вдруг совершит ошибку и обанкротится? Человеку свойственно ошибаться. Главное, чтобы он сам платил за свои просчеты и не возводил в ранг морального долга помощь со стороны других налогоплательщиков.

Белорусское правительство делает все, кроме выполнения своих фундаментальных функций – создания эффективной правовой и судебной системы для быстрого разрешения корпоративных споров. Предприниматели знают, каково тягаться с государством в судах. Чиновника интересует только одно, платит ли фирма налоги в полном объеме и вовремя ли. Он подает в суд и ставит компанию на грань банкротства, только защищая так называемые государственные интересы. А кто должен защищать имущественные права граждан, компаний? Кто должен судить по справедливости, а не по прихоти? Или защищать хозяина и преследовать воров – это не в интересах нынешней белорусской власти? Такая среда идеальна для приватизации судебно-правовой системы и ее криминализации. Предпринимателю дешевле договориться неформально, чем судиться. Его поведение, как правило, рационально, когда он дает взятку, обращается к неформальным силовым структурам. Перед стеной чиновничьего беспредела собственник в Беларуси бессилен. Он чуть ли не априори считается виноватым, потому что посмел стать независимым от бюджетных подачек и обеспечить себе и своей семье здоровую пищу, хорошее образование и безбедную старость. Один очень квалифицированный белорусский юрист взялся как-то за практически выигрышное дело, когда налоговая инспекция "наехала" на одну компанию. Он был в шоке, когда проиграл дело в суде, потому что судья не захотел называть черное черным, а Землю считал плоской и на четырех слонах. После этого он зарекся судиться с государством и настоятельно рекомендует своим клиентам не доводить дело до суда, потому что белорусская Фемида, как прекрасная Афродита, находится еще в состоянии бесформенной пены.

Приоритеты в платежах

Финансовое состояние предприятий ухудшается. Складские запасы произведенного, но не проданного, увеличиваются. Объемы кредиторской и дебиторской задолженности при сопоставлении с активами и средствами на счетах позволяют говорить о нереальности возвращения долгов. Банальный клиринг, т.е. списание долгов или отнесение их на счет государства кажется единственным выходом. Цены даже на базовые потребительские товары и услуги растут как на дрожжах. Платежная дисциплина падает. Банки придумывают тысячу разных причин, чтобы не давать или хотя бы уменьшить объем кредитов госпредприятиям и колхозам на выплату зарплаты. И тут вводится новый порядок расчетов между юридическими лицами. Эффект – как для умирающего от рака человека стакан воды – никакой. Народ наш любит стоять в очередях, не подозревая часто о причинах их возникновения. В очередь поставили и предприятия. Как и следовало ожидать, частные компании, которые осуществляют поставки товаров и услуг для госпредприятий, в том числе рекламные, аудиторские или консалтинговые, поставлены в конец длинной очереди. Только в особых случаях до них могут дойти причитающиеся им деньги. При этом правила оплаты в течение 60 дней и соответствующих налоговых отчислений никто не отменял. Вряд ли налоговые инспекторы и работники контрольных органов внемлют оправданиям предпринимателя типа "нам ведь тоже не заплатили".

Вне очереди производятся платежи в счет:
-    неотложных нужд в размере до 10 процентов средств, поступивших на указанные счета за предыдущий месяц;
-    погашения задолженности по выплате заработной платы в суммах, соответствующих размеру утвержденного бюджета прожиточного минимума… на каждого работника с учетом коэффициентов повышения тарифных ставок, а также размеру оплаты отпусков, выплаты страховых пособий, алиментов, пособий по госстрахованию, а также подоходного налога, исчисленного из данных сумм доходов.

В принципе, бюджет прожиточного минимума – это не весть какие деньги, чтобы стать ощутимым бременем для бюджета предприятия. Чиновник не был бы чиновником, если бы отказался от уплаты подоходного налога вне очереди. Не совсем понятно, что включают в себя "неотложные нужды". Разве только аренда помещений, которая не вошла в первую тройку очереди. Некоего теоретического обоснования такому раскладу не существует, кроме, разумеется, моделей пера местечковых бескомпромиссных интервенционистов. В нашей нормативной базе полно очень расплывчатых формулировок, за не правильную интерпретацию которых можно получить штрафные санкции. Самое интересное, что у разных налоговых и контрольных органов данные интерпретации тоже разные, но они-то своими зарплатами при вынесении вердикта не рискуют. Для примера приведем известное выражение – "экономически обоснованная цена", – которое является одним из базисов для всего ценообразования в Беларуси.

Платежи первой очереди:
-    налоги в бюджет и обязательные фонды, проценты по полученным под гарантии правительства РБ, а также возврат ссуд и кредитов;
-    платежи по исполнительным документам о взыскании (выплате) зарплаты, алиментов и возмещению вреда, причиненного работникам увечьем, профзаболеванием, а также в случае потери кормильца;
-    за продажу товаров из государственного и мобилизационного резервов.

Платежи второй очереди включают в себя оплату
-    газа, электрической и тепловой энергии, коммунальных услуг;
-    задолженности по банковским кредитам и процентов по ним;
-    бесспорного взыскания пени за невыполнение в срок обязательств потребителями (кроме граждан) полученного газа, тепловой и электроэнергии.
При этом Указ разрешает производить расчеты с поставщиками энергоресурсов (газ, нефть, нефтепродукты, уголь, электроэнергия) резидентами в иностранной валюте. И не только за импортируемый продукт, но и за производимый в Беларуси. Власть открыто не хочет признавать свои ошибки, но, припертая к стенке отсутствием реальных ресурсов для покрытия даже текущей задолженности, она делает мягкие реверансы в сторону тех, кто реально зарабатывает деньги. Но вне контекста отмены обязательной продажи валюты при существенной курсовой разнице, при высоких налогах и очень высоких трансакционных издержках говорить о большом позитивном эффекте такой льготки не приходится.

В третью очередь деньги получают производители сельскохозяйственной продукции, продуктов ее переработки и продовольствия. И в четвертую очередь – все остальные. И только в последней группе предприниматель имеет право сам устанавливать очередность платежей.

Задачи правительства на осенне-зимний отопительный сезон предельно ясны: собрать деньги в бюджет, обогреть и накормить. Наверное, совсем плохо стало, коль для выполнения этих задач понадобилось принятие целого указа. Но как это поможет реальному сектору, как решит проблему неплатежей, когда основными неплательщиками являются госпредприятия и колхозы, которые превратились в своеобразный гибрид дойно-священной коровы: утром из нее нещадно выдаивают последние жизненные соки, а вечером молятся за ее же здоровье и благополучие? Трудно найти ответ на этот вопрос в нормативных актах последней пятилетки.

Мало того, что белорусские деньги давно и по праву считаются фантиками, так еще безналичный и наличный рубль никак не уравняют в правах. Иностранному эксперту или инвестору очень трудно объяснить, что рубль на счету – это не то же самое, что рубль в кармане. В Беларуси человек лишается части права собственности уже в момент, когда он перевел наличные деньги в безналичную форму. На основании какой экономической теории юридические лица и предприниматели РБ имеет право платить наличными только 50 "минималок" (130 Usd) в месяц? Власть снизошла до поблажки в виде разрешения платить наличными сверх этой суммы, если идут расчеты
-    с рынками за оказываемые ими услуги, за исключением аренды помещений;
-    с магазинами – складами за приобретенные у них товары;
-    с ветеринарными и фитосанитарными службами;
-    с юрлицами и предпринимателями, осуществляющими международные перевозки грузов, за услуги, непосредственно связанные с этими перевозками.

За нарушение порядка проведения операций с наличными деньгами – стандартный штраф в двукратном размере соответствующего платежа. Порядок расчетов во всех случаях определяет Национальный банк, а в случае с магазинами – складами ему помогает Совмин. Тоже типичная для Беларуси формулировка. Представьте себе, что Алан Гринспен, председатель Федеральной резервной системы определяет порядок наличных платежей между торговой сетью Walmart и какой-нибудь dot.com компанией. Почему это вызывает смех, а в Беларуси проходит, как особенности национальных расчетов?

Послабление получили компании, занимающиеся выставочной деятельностью. Им во время выставок можно торговать за "нал", без ограничений. Только аренду оставили для безналичного расчета. Можно прогнозировать рост выставочной активности, хотя при выравнивании курсов, стабилизации параметров монетарной политики и снятии ограничений на форексные операции внутри страны и по переводу средств за рубеж, наличие только этой небольшой льготы вряд ли послужит стимулом для участия в выставках-продажах. Но пока о такой макроэкономической среде можно говорить только в условном наклонении.

Что делать, если вилка электроприбора не лезет в розетку? Правильно. Сначала необходимо измерить линейкой расстояние между отверстиями розетки и сопоставить с расстоянием между пальчиками вилки. Если результат получается разный, американские производители в инструкции по эксплуатации рекомендуют поискать другую розетку. Белорусская власть игнорирует инструкции свободного рынка, столетиями работающие и приносящие великолепные экономические и социальные результаты. Она насильно всунула весь отечественный реальный и финансовый сектор в абсолютно неподходящую нормативно-правовую розетку, подключила не к тому напряжению, а потом начала усиленно чесать затылок: "А почему это наша экономика не работает? Почему из нее только дым и искры летят?" И будут лететь, пока вместо решения принципиальных вопросов белорусская власть будет писать обязательные инструкции по использованию чайников для обогрева промышленных помещений.
 

Другие материалы в этой категории: « Налоговая муть Подоходный налог и дети »