Ты заплатил за борьбу с импортом?

Автор  23 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Импортеры в очередной раз допрыгались. 20% и ни цента больше – столько может добавлять к цене белорусский импортер, если он посмел растаможить товар у себя в стране. По сути дела с 1 августа за нарушение данного порядка начали наказывать рублем. Штраф в двукратном размере полученного дохода стал обыденностью.
Последние изменения в Порядок формирования цен импортерами были опубликованы 31 мая, а с 1 июля данный документ вступил в силу. Контрольные органы дали импортерам на раскачку месяц. Август показал, что за импортеров взялись серьезно. В борьбе за рост экспорта правительство готово идти на все, даже на резкое сокращение импорта. Великодержавное мышление, основанное на наличии в стране всей таблицы Менделеева и всевозможных источников энергии, по-прежнему доминирует в кабинетах чиновников маленькой Беларуси. Простая логика малой открытой экономики "чтобы много экспортировать, надо много импортировать" по-прежнему остается вне пределов понимания законодателей.
 

В поисках причины

Одним из самых часто изменяемых документов Минэкономики является Постановление № 43 "Об утверждении Положения о порядке формирования и применения цен и тарифов" от 22 апреля 1999 года. Только в 1999 году в него 4 раза вносились изменения. Последние нововведения датируются 3 мая 2000 года. Все делается во исполнение Закона "О ценообразовании", принятого палатой представителей 13.04.1999 года, а также ряда законодательных актов высшей юридической силы, т.е. указов и декретов президента (указы № 285 от 19.05.99, № 670 от 12.11.99, № 179 12.04.2000). Как видите, ценами у нас в стране занимаются плотно, но неэффективно: они растут с завидной устойчивостью. От такой ценовой политики задыхается не только малый частный бизнес, но и крупный государственный. Председатель Комитета цен при Минэкономики Владимир Адашкевич поддерживает практику административной фиксации цен под предлогом существования монополий на внутреннем рынке, социальной значимости отдельных групп товаров и некой "экономически обоснованной" цены. "Контроль и ценовые ограничения будут сниматься по мере создания соответствующих экономических предпосылок – стабилизации финансовой ситуации, принятия адекватных мер в области денежно-кредитной политики, социальной защиты населения". Образец особых причинно-следственных связей белорусской неосоциалистической школы. Финансово-денежная стабилизация наступает после освобождения цен. Кредитный рынок начинает нормально работать, когда цена денег формируется базовым законом спроса-предложения. Социальная защита населения оптимальна при свободных ценах на продовольствие и лекарства и равном доступе на рынок всех желающих торговать и производить, в том числе и иностранцев. В белорусском правительстве по-прежнему не понимают механизмов функционирования рыночной экономики, ее причинно-следственных связей. Именно поэтому, по словам того же В. Адашкевича, "введение более жесткого порядка формирования отпускных цен на товары иностранного производства вызвано необходимостью активизации экспорта товаров, производимых в Беларуси, снижение спроса на иностранную валюту, приобретаемую субъектами хозяйствования в целях закупки импортных товаров, в том числе аналогичных производимым в республике". Заметьте, не о простом потребителе, снижении цен и улучшении условий для генерации капитала идет речь. Просто чиновники низшего уровня, понимая в большинстве своем абсурдность приказов вышестоящих инстанций, оперируют тем же набором слов, дабы удержаться на работе. О научности и объективности никто не думает. Это слишком дорогое удовольствие для бедного белорусского чиновника.

Принудительный sale


Вернемся к Положению о порядке формирования и применения цен и тарифов от 3 мая 2000 года. В связи с новыми трактовками положений данного документа контрольными органами возникает опасность полного прекращения белорусского импорта. Уже сегодня во многих торговых центрах идет переоценка импорта и снижение цен. Французское вино, стоившее 9 000 BRB, вдруг стало продаваться за 4 000 BRB. Та же ситуация с драгоценностями и многими другими не совсем ходовыми товарами. Белорусские власти устроили принудительный sale. Речь идет не о незначительных скидках, например на 30 или 50%, а на 100% и выше. Такой возможности у потребителя больше не будет, потому что все последующие поставки будут оформлены как положено, как импорт растаможенных товаров из России. "Отпускные цены на товары иностранного производства, приобретенные за счет средств в иностранной валюте, приобретенных по курсу, превышающему официальный курс Национального банка, а также за счет привлеченных средств в иностранной валюте, формируются исходя из контрактных цен, пересчитанных в белорусские рубли по курсу Национального банка, в порядке, определяемом Министерством финансов, таможенных платежей и других расходов, связанных с выпуском товаров для свободного обращения на территории РБ, налогов и неналоговых платежей… оптовой надбавки в размере, не превышающем 20 процентов". Если импортер завез товар стоимостью 100 Usd, то цена формируется следующим образом: 1) пересчет по курсу Нацбанка (910 000 BRB на 31.08.00), 2) таможенные платежи – 273 000 (30%), 3) таможенное оформление – 1 365 BRB (0,15%), 4) транспортные расходы – 1 600 BRB, 5) оптовая надбавка 20% – 237 193 BRB, что дает отпускную цену без НДС – 1 423 158 BRB. Курсовая разница "съедает" значительную часть разрешенной надбавки. Вот и попробуй выживать и развиваться. Откуда могут появиться инвестиции, новые технологии, когда на аренду и зарплату не хватает? А нарушил букву Положения или постановления – штраф в двойном размере от полученного "незаконно" дохода.

Разные трактовки слова "свой"


Нормотворцы очень изощренно подходят к определению источника финансирования внешнеторговых торговых сделок. Валюта, купленная на бирже по курсу выше Нацбанка, гораздо хуже, чем валюта, которую получило предприятие от реализации своей продукции. В первом случае импортер попадает под 20-процентную надбавку. Во втором – после обязательной продажи 40% и расчетов с поставщиками импортер имеет право формировать цену по своему усмотрению. Правда, таких предприятий в Беларуси единицы: слишком большой товарооборот надо обеспечить, чтобы после всех изъятий осталось что-то себе. В первом случае предполагается, что валюта не ваша собственная, а просто купленная на бирже. Вдумайтесь в логику казуистов: ты продаешь свой товар, получаешь свои рубли, продаешь их и получаешь… не совсем свою валюту, потому что такой способ ее приобретения предопределяет твои возможности формирования рублевой цены в будущем. Как того следовало ожидать, особый статус имеют бюджетные деньги. Если импортер пользуется государственным кредитом, то цену разрешается формировать с учетом "других расходов по импорту, конъюнктуры рынка", т.е. по законам рынка. Структуры и лица, которые могут получать кредиты под закупку импорта, известны. Все они работают под "крышей" власти. Законодатели обеспечили им иммунитет от жесткости рынка. И даже такая фора не помогает многим государственным предприятиям в конкуренции с частными.

А жертвы кто?


Контрольные органы, вооруженные многочисленными инструкциями по ценообразованию, могут легко поставить любое предприятия к стенке. Импортерам, которые не вписываются в идеологию новой белорусской экономики, достается больше всего. Не всем скопом, а только тем, кто работает на своих деньгах и не стоит с протянутой рукой у кабинета чиновника. Больше других страдают не крупные, а мелкие импортеры, которые обладают гораздо меньшей маневренностью. При увеличении транзакционных издержек они первыми уходят с рынка. Компании, чьи внешнеторговые контракты составляют сотни тысяч долларов, наверняка находят способы обхода самых жестких норм по ценообразованию. А вот мелкий легальный импорт, ввоз заграничных деталей, единичных узлов, необходимых для гарантийного обслуживания сложной бытовой и промышленной техники, становится нерентабельным. Ответ на новый опасный каприз государства прост: либо пополнять российскую казну таможенными платежами, либо торговать через российские компании, либо влиться в "серую" экономику. За безопасность и стабильность поставок надо платить, поэтому цены на импорт непременно возрастут. Известны случаи, когда после введения 20-процентного ценового потолка на импорт фирмы, имевшие на складах большое количество товара, не продававшегося месяцами, вдруг в течение дня продали все в Россию и получили чуть отличающийся по ассортименту и названиям товар. Это не значит, что за границу перемещались товары. Для проведения такой операции достаточно перемещения документов. К великому огорчению белорусских чиновников и контролеров, россияне находятся вне их юрисдикции, а политическое решение о формальном выходе из де-факто разваленного таможенного союза дается А. Лукашенко очень не просто. Не зря же он на этой неделе заявил о том, что интеграционные процессы находятся на самом низком за всю историю уровне.

"Золотая" мелочевка

Беларусь вынуждена ввозить очень много товаров, потому что отечественных аналогов не существует или они гораздо худшего качества. Нет у нас белорусских копировальных аппаратов, факсов, компьютеров, которые надо постоянно обслуживать. Нет сотен видов строительных материалов, лекарств, кормовых добавок и много другого. Ценовая политика по отношению к импорту бьет по бюджету и простым людям. К примеру, сломался у чиновника гарантийный компьютер. Он потребовал замены маленькой детальки, которая стоит всего 2 доллара. Для ее импорта необходим контракт. Поскольку заказ срочный, его доставляют в аэропорт "Минск-2". За получением детали надо послать машину с человеком. При этом нужно заплатить таможенную пошлину и НДС, за два листика таможенной декларации отдать 10 тысяч вне зависимости от стоимости заказа. И все эти операции нужно провести через банк, т.е. заплатить ему за услугу. Платежку надо напечатать, переслать в электронном виде, т.е. заплатить связистам. Еще не получив деталь, вы уже потратили 20 Usd, т.е. в 10 раз больше ее фактурной стоимости. И вот она у тебя на складе, за который также надо заплатить. После всех этих операций ценообразователи дают тебе право поднять цену на 0,8 Usd и продать деталь за 2,8 Usd. Добавьте сюда обязательное оформление прейскурантов, что при наличии тысяч наименований превращает офис фирмы в писарскую контору. И за производство всей этой горы бумаг надо платить людям, как правило, с бухгалтерским образованием. Все издержки компании, которые связаны с поддержанием высокой репутации и быстрого и качественного обслуживания клиента – не в счет. На все про все – зарплату, аренду помещения, рекламу, маркетинг, оборудование офиса, обучение работников, накопление на закупку нового производственного оборудования – правительство разрешает выделить 20% от цены импортируемого товара. При белорусских налогах и административных издержках торговая надбавка на импортный товар должна составлять минимум 70%. Ведь ценообразователи не делают скидок на то, что аренда 1 м2, где работает директор, должна быть 15 – 25 Usd, т.е. на 70% больше, чем все остальное. При этом арендодатель – государство – обезопасил себя от обесценения рубля и ввел ежемесячную индексацию арендной платы на 5% по сравнению с уровнем предыдущего.

Как сказал бы "кудесник" русского языка В. Черномырдин: "А где взять?" В мировой торговой практике товары дешевле 75 Usd вообще не растамаживаются. В Беларуси ты не имеешь права просто так ввести товар стоимостью даже 1 Usd. В мире через DHL в течение суток можно доставить любую деталь к самому сложному технологическому аппарату. Потребитель, заплативший за технику и гарантию, должен быть защищен. Современные средства коммуникации позволяют это сделать. Естественно, такие издержки включаются в цену. Никому в голову не придет заставить фирму платить из прибыли. Белорусские творцы ценовой политики не хотят быстрого и качественного обслуживания сложной бытовой и информационной техники. Потребительские союзы бессильны перед скоординированной бюрократической атакой.

Абсурд эгалитаризма

Правительство решило довести принцип эгалитаризма до абсурда. На этот раз оно уравняло технологию продаж, хранения, рекламы и раскрутки всех товаров. Дорогие французские духи, эксклюзивная одежда из Италии, польская горчица и тушенка – на все эти товары, по мнению законодателей, структура затрат на продажу должна быть одинаковой. Чем вы докажете, что "буржуазную" парфюмерию не покупают без большой рекламной кампании? Как вы обоснуете необходимость евроремонта в помещении, где продается качественная одежда (которую, кстати, так любят чиновники)? Зачем, спросит контролер, в хорошем ресторане иметь чистый, пахнущий благовониями туалет? И все это надо втиснуть в 20-процентную торговую надбавку. Есть еще один интересный момент. Газ-то тоже у нас иностранный, импортный – российский. Если первый импортер получает его по 32 Usd, то конечный потребитель должен получать его по 38 Usd. Даже если раскинуть на остальных посредников еще 20%, то цена будет в районе 45 Usd. Почему белорусские предприятия получают газ по 69 Usd? Почему никто не реагирует на такое вопиющее нарушение ценовой дисциплины? Либо газ не считают российским, либо не товаром, либо "социально значимые" позиции находятся вне общих законов и нормативов?

При таком раскладе ценовые искажения настолько возрастают, что потребитель и инвестор вообще не могут понять, кто хороший, а кто плохой, что прибыльно, а что через полгода будет инвестиционным провалом. Белорусский сок в стандартной упаковке продается за 1 200 рублей. Это дорого или дешево? Такой же венгерский сок, произведенный из качественных венгерских фруктов со всеми надбавками (по общим правилам) не может продаваться по цене выше 680 рублей. Это значит, что белорусы завышают цену сока или просто введен де-факто запрет на импорт? Белорусская власть может хвастаться конкурентоспособностью отечественных производителей соков, говорить о преимуществах выбранной тактики, ведь при таком раскладе никто импортный сок напрямую ввозить не будет. Такие ценовые фокусы грубо искажают информацию с рынка, создают такую "мутную воду", в которой невозможно правильно оценить эффективность и реализуемость инвестиционных проектов.

Welcome to Russia

Какова может быть реакция легального импортера? Первая и естественная – послать правительство и его ценовую политику к монахам и лишить белорусов столь привычного импорта. Белорусская ценовая стена стала настолько твердой, что оказалась не под силу даже для самых твердых лбов. Менее болезненный, но очевидный выход – пасть в объятия дружественной более либеральной России. Смоленская фирма "Транзит" с удовольствием растаможит любые ваши грузы, выпишет необходимые клиенту документы – во благо себе и российского бюджетника. Груз, поступивший в Беларусь, без таможенной очистки транзитом отправляется к соседу по таможенному союзу. Оттуда возвращается по нужной цене, очищенной от белорусской таможенной головной боли. НДС, пошлины получают россияне. Остальное – дело техники. Заплатить все причитающиеся платежи с 2% официальной торговой надбавки – милое дело. Проверяющий не обнаружит нарушений в ценообразовании по формальным признакам, а если брать "по духу закона", но и трюки с Россией не помогут. Складывается впечатление, что белорусский бюджет просто трещит по швам от переполняемых его долларов и "марочек". Комитет цен РБ благодушно решил помочь России в восстановлении Чечни, флота, Останкинской телебашни и какого-нибудь другого символа былого могущества типа крейсера "Авроры". Понятие "белорусский импортер" постепенно уходит в историю.

Процесс продажи импортного товара в Беларуси имеет и ряд других негативных последствий для его участников. 20 процентов – торговая надбавка для импортера. 20 процентов – на всех остальных вне зависимости от их количества. Чтобы чиновникам облегчить жизнь, импортер обязан передавать второму покупателю копию таможенной декларации. Тот, в свою очередь, обязан делать то же самое. А где же коммерческая тайна? Почему импортер должен рассказывать всему миру о своих внешнеэкономических контактах и условиях торговли? Сейчас контрольные органы благодушно разрешили замазывать данную информацию. Просто ноу-хау какой-то в сфере документального оформления сделок.

Последствия роста количества норм по ценообразованию в геометрической прогрессии оценить несложно. Белорусов в очередной раз "подрезали". Вместо того чтобы выбирать из широкого ассортимента товаров европейских, американских, СНГ-эшных производителей, мы сейчас будем послушно "хлебать" российское с небольшими вкраплениями белорусского. Таможенный комитет России дает около 40% доходов бюджета. Комитет по ценам РБ помогает ему довести эту цифру до 50%. А в это время другая часть белорусского правительства безуспешно борется с финансовым кризисом. Все заняты, каждый при деле. На начало августа в Беларуси различные аспекты ценообразования регулируют 238 нормативных актов. Не думаю, что есть в Беларуси юрист или контролер, который бы знал их все. Нет в природе и таких предпринимателей. Есть только страстное желание поглубже спрятать от человека простые экономические истины и оптимальный закон ценообразования: хозяин товара или услуги имеет право устанавливать цену по своему усмотрению.
 

Другие материалы в этой категории: « Подоходный налог и дети Коррекция импотенции »