Оценку качества управления экономической политикой Беларуси в 2015 году можно сформулировать по-разному. Рафинированный интеллигент скажет: «Déjà vu, господа». Народ попроще, но всё ещё с определённой долей корректности, воскликнет: «Опять те же самые грабли!» Наконец, злые и яростные выбирают вербальную злость и мощь: «Те же яйца, только с боку».

Как только страну накрывает очередной кризис, белорусские власти ведут себя даже хуже пресловутых страусов. Во-первых, как по команде, VIP-начальство, которое несёт прямую ответственность за выработку и проведение экономической политики, банит определённые слова и термины. Как будто от этого сами собой рассосутся негативные явления в самой экономике. Нельзя говорить «системный кризис», «рецессия», «девальвация», тем более депрессия. Белорусские распорядители чужого придумали свой новояз. Методика борьбы с негативными явлениями в экономике явно не новая, но по-прежнему эффективная. Во-вторых, распорядители чужого начинают интенсивно работать над разными проектами, планами и программами. Такую занятость легко спутать с мыслительной деятельностью.

Мистика и дуристика стабильности

В мире трудно найти страну, в которой президент и его правительство в течение последних шести лет три раза подвергало население и бизнес истязанию инфляционно-девальвационной спиралью, довело экономику до 4-процентного падения ВВП, схлопывания экспорта на 25%, но при этом получило более 80% поддержки за … стабильность. Это слово наполнено для беларусов неким сакральным, мистическим смыслом. Стабильность замешана на пресловутом «лишь бы не было войны». Неважно, есть ли вокруг нас реальные агрессоры, которые готовят против нас гибридную или другую форму интервенции.

Стабильность для любителей белорусской власти – это когда ездит общественный транспорт, вовремя платят пенсии и зарплаты, когда есть горячая вода, работают школы и больницы. Стабильность – это когда итоговая программа новостей выходит в 21.00 и является основным источником информации. Эффект от неё усиливается стабильным потреблением пресловутой чарки и шкварки.

Стабильность - это когда вслед за посевной приходит Славянский базар, его сменяет битва за урожай, а за ней – Дожинки. Стабильность – это когда на нерадивых начальников можно написать кляузу в Книге жалоб, злорадствовать посадке очередного «лжепредпринимателя» или номенклатурного начальника. Стабильность для молчаливого большинства – это Всебелорусское собрание, запрограммированная работа избирательных комиссий и неизменный результат 80% + в пользу одного и того же лица. Привычно, неприлично, приторно и трагикомично. Да, ещё стабильность выражается в постоянных увещеваниях, что альтернативы нынешнему курсу и его начальнику нет, что беларусы не приемлют рынок и боятся свободы.

Беларус со стабилизатором в голове – это прообраз хомо сапиенс со встроенным в мозг чипом. Оказывается, что мы не только по инфляции опередили весь мир. За 20 лет восстановления хомо советикуснейтрализация критического мышления была предсказуема. Однако даже в Советском Союзе тотальный дефицит, безнадёга, наглость и некомпетентность начальства вывели людей из себя.

Сегодня феномен стабильности в Беларуси проходит серьёзное испытание. Такого глубокого падения экономики (минус 4% ВВП за январь – июль 2015) не было с 1995 года. Промышленность сократилась на 7,2%, сельское хозяйство – на 11,5%, инвестиции в основной капитал – на 14,6%, реальные располагаемые денежные доходы населения (за I полугодие) минус 4,9%, реальная зарплата – минус 3%. Стабильно быстро растут цены. Стабильно неподъёмными для бизнеса и населения являются ставки по кредитам. Стабильно безобразным является качество управления государственными коммерческими организациями. Эта стабильность ещё больше упрочилась за счёт роста кредиторской задолженности за I полугодие 2015г. по сравнению с аналогичным периодом 2014г. на 25%, а просроченной – на 48,3%. Внешняя кредиторская задолженность выросла на 41,7%, а просроченная – на 55,3%. Дебиторская задолженность выросла на 24,6%, а просроченная – на 48,8%. Внешняя дебиторка взметнулась на 37,9%, из нее просроченная – на 72%. Задолженность по кредитам и займам за этот же период выросла на 40,9%, а просроченная – в 2,3 раза, до Br11 трлн. Это значит, что в Беларуси стабильно растут долги, неплатежи, неликвиды и объёмы «замороженного» капитала. И ещё – это относительно свежий феномен – быстро растёт фактическая безработица.

В условиях свободного политического и гражданского выбора руководитель страны, который довёл экономику страны до такого состояния, имеет нулевые шансы на переизбрание. Это если есть свободный демократический выбор. Если же в экономике, как заявил А. Лукашенко, идёт война, то выбор ставится в зависимость от логики военного времени. Значит, главное, нагнать страх, а потом закрепить его убеждением, что только нынешняя власть может защитить страну и обеспечить её стабильное развитие. Что бы ни значила эта фраза.

Деятельная праздность, агрессивная лень

А. Лукашенко делает политическую кампанию своими руками. Он сам себе режиссёр, Pr-щик и руководитель штаба. Складывается впечатление, что VIP-начальники в лице руководства Совмина и министерств только портят его игру и вносят сумятицу с тщательно выстроенный план. Они делают заявления, рисуют цифры, оглашают прогнозы, которые порождают сомнения в стабильности существующей модели. А. Лукашенко приказывает выполнить прогнозные показатели на 2015 год. Премьер-министр А. Кобяков и министр экономики В. Зиновский без промедления отвечают «Есть!», но продолжают имитировать бурную деятельность на бесконечных заседаниях и бессмысленных поездках в регионы. Они заявляют о реалистичности прогноза, но при этом в «Концепции прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 год и важнейших параметров до 2018 года» указывают, что ВВП в 2015 году снизится на 3,5%. Вполне себе близко к правде. Кому же верить, Кобякову/Зиновскому, которые в дрожью в коленках не могут возразить президенту, требующему невыполнимого или этому тандему, который пытается приблизить прогноз развития экономики на 2016-2018гг.?

Руководители правительства гарантируют А. Лукашенко сохранение покупательной способности Br-рубля, но в своём прогнозе реальная зарплата в 2015г. снизится на 5% при годовой инфляции 18,5%. Минэкономики говорит о вступлении Беларуси в затяжную полосу стагнации, в которой зарплата будет колебаться, в лучшем случае, на уровне этого года.

Традиционно самая большая дурилка правительства касается курса Br-рубля. По мнению Минэкономики, сформулированному, очевидно, в мае - июне этого года, за $1 31 декабря 2015г. будут давать Br15500. Следующие три года (2016-2018) чиновники спрогнозировали девальвацию на 18,8%. Для сравнения за неполные восемь месяцев этого года Br-рубль девальвировался на 38%. Кто в здравом уме, при крепкой памяти и даже поверхностном знании состояния белорусской внешней торговли, бюджета, ЗВР-ов и платёжного баланса поверит в такой прогноз? Даже беларусы со стабилизатором в голове могут дать сбой и возмутиться, особенно если они в очередной раз падут жертвами стабильно опасной инфляционно-девальвационной спирали.             А если они начнут вникать в суть сверхоптимитического прогноза Минэкономики о росте экспорта товаров и услуг в 2016г. на 23,9% (в благополучном сценарии) или на 12,3% (неблагополучный сценарий) на фоне уже провалившегося прогноза по нефти и слишком оптимистичного курса RUR/$, то белорусская стабильность рискует повторить судьбу своей советской предшественницы. Под заунывные речи белорусских мифотворцев и праздношатателей на скучных казённых заседаниях.