Водка и валюта

Понедельник, 24 августа 2015 12:54

Чья логика победит в условиях углубляющейся рецессии?

Белорусская экономика работает всё хуже. Минус 4% ВВП за семь месяцев 2015г. – это один из самых плохих показателей мира. Так плохо национальная экономика работала только в далёком кризисном 1995 году. В прострации промышленность. На фоне хронически высоких складских запасов (~Br35 трлн.) быстро материализуется призрак деиндустриализации. Битва за урожай не остановила сокращение с/х производства на 11,5%. Инвестиционная засуха (минус 14,6% за январь – июль 2015) накрыла страну как изнутри, так и извне. Активизация арестов бизнесменов, ужесточение регуляторного давления, очевидная эрозия института частной собственности при высокой макроэкономической неопределённости – в такую страну инвестиции не приходят. Они из неё убегают.

Экспорт сдувается. Прибыль сокращается. Внутренний спрос сжимается. Платёжная дисциплина ниже плинтуса. Безработица съедает растерянный человеческий капитал, который не представляет себя вне старой, советской структуры производства. Инфляция на пару с девальвацией не позволяют бизнесу расслабиться ни на минуту. Когда даже старушки на скамейках рассуждают о кризисе, безработице, депозитах и долларах, отрицать системный, структурный кризис белорусской модели неразумно и опасно. Лечить болезнь можно только после того, как больной человек признал её наличие. Поразительно, что при нынешней чрезмерной централизации и концентрации власти Администрация президента, Совет Министров, Национальный банк, Министерство финансов и Минэкономики как основные дисижнмейкеры, продолжают вести себя, как лебедь, рак и щука. Или как трёхглавый дракон, каждая голова которого живёт и работает на своей волне.

Первая голова: консерваторы советских практик

Одни настаивают на временном, конъюнктурном характере кризиса в белорусской экономике. Они рассуждают примерно так: «Наши предприятия конкурентны, товары качественны, условия работы в стране привлекательны. Просто у наших основных торговых партнёров временные проблемы. Нужно переждать, напрячься, подзатянуть пояса, сохранить рабочие коллективы, подставить плечо нашим промышленным гигантам, подбросить заказов строителям, помочь аграриям заполнить закрома – и всё скоро образумится. Не нужна нам чуждая белорусскому менталитету приватизация. Вредит нашей толерантной культуре либерализация цен. Наша модель – наше национальное достояние. На ней стояли и стоять будем». Доморощенный, упёртый по безобразия консерватизм советских практик и институтов ослепляет представителей этой многочисленной группы во власти. Даже перед лицом очевидных, кричащих в лицо фактов они не в состоянии признать: «Да, модель менять надо. Да, ушло время тотального колхоза, железных занавесов, государственного инвестиционного общака и коллективной безответственности».        

Душа и сердце А. Лукашенко, безусловно, находится в этой группе. Он её лидер, пастор и кормилец.

Вторая голова: интерпретаторы – совместители

Вторая голова белорусского Дракона среди распорядителей чужого – приспособленцы, которые предлагают спасти старую модель интеграцией в неё здоровых элементов отдельных рыночных институтов. Их точку зрения можно представить так: «Кризис, понятное дело, пришёл к нам извне, но он сам быстро не рассосётся. Поэтому нам срочно нужна диверсификация. Экономики, экспорта и концепций. На всех денег и ресурсов в бюджете нет. Поэтому мы предлагаем выделить коммерческие «точки роста», сконцентрировать все льготы и ресурсы у них в руках - и они нас спасут. Давайте включим в эту группу и проверенные частные компании. Государственно-частное партнёрство – модная тема. Под неё можно выбить кредиты у иностранных кредиторов. Да, отдельные цены либерализовать можно, но рычаги контроля оставить нужно. Да, отдельные убыточные предприятия приватизировать можно, но только за большие деньги и в рамках государственных приоритетов. Да, пусть частные производители выпускают товары, но мы им будем постоянно напоминать, что покупать нужно белорусское, продавать – на наших условиях и так, чтобы не обижать государственного производителя. Он же у нас первичен и патриотичен».

Шкурные интересы представителей этой головы Дракона – в широкой возможности законодательных интерпретаций и навязывании всей стране своих субъективных предпочтений и вкусов. Это они создают среду полной неопределённости и непредсказуемости. Кого, когда включать в список бюджетных халявщиков, кого и при каких условиях «казнить» путём отстранения от государственной кормушки, какие цены и в каком режиме регулировать, кому и какой режим доступа на внутренний рынок предоставлять, кому, на сколько и на каких условиях выдавать лицензию, разрешение, сертификат – и когда выданные решения забирать, кому, на какое время выдавать налоговые, таможенные и сырьевые льготы – на совмещении советской модели экономики с элементами рынка зарабатывают, в первую очередь, интерпретаторы и совместители. Они не заинтересованы в углублении кризиса не потому, что радеют за интересы народа, а потому, что кризис резко сужает их возможности заработать, а также увеличивает риски попасть в тюрьму за коррупцию или потерять работу за некомпетентность. Голова            А. Лукашенко, его прагматизм и хозяйственность находится в этой группе. Через неё реализуется политика кнутов и пряников. Через неё реализуется стратегия ручного управления активами, потоками и ресурсами. Через неё цементируется лояльность Вертикали к её руководителю, а также создаётся частный национальный бизнес.

Третья головка: робкие прагматики – профессионалы

Без профессионалов во власти белорусская модель давно бы обанкротилась. В своё время наличие профессионалов во власти, на уровне предприятий продлило жизнь Советскому Союзу. Когда груз ошибок двух других голов Дракона стал невыносимым, вся система рухнула. Сегодня давление на профессионалов - технократов в белорусской Вертикали власти резко возросло. Груз системных, структурных, производственных и инвестиционных ошибок не позволяет вести businessasusual. Существует риск, что отдельных технократов могут назначить стрелочниками, свалив на них вину за рецессию, девальвацию, остановку предприятий, безработицу, неплатежи и дестабилизацию банковской системы.

Первым на линии огня выступает руководство Национального банка. Его председатель П. Каллаур с коллегами, без сомнения, видит реальную, существенную угрозу Беларуси от внешних валютных войн, потери внешних рынков и кредитной разнузданности государства. Его заявление 20 августа в связи с девальвацией казахского тенге разумная информационная мера. Она направлена не столько на обыкновенных людей, сколько на коммерческие организации и представителей двух других голов Дракона. Держать курс Br-рубля за счёт проедания резервов или искусственного ограничения спроса очень опасно, даже в контексте президентской кампании. Ожидания домашних хозяйств и бизнеса могут накалить ситуацию н валютном рынке и в финансовом секторе до 11 октября 2015г. Нацбанку важно сформировать к себе доверие. Для этого открытость и предсказуемость монетарной политики является абсолютно необходимой. К сожалению, из основных структур, отвечающих за экономическую политику, Нацбанк – один в поле воин. Особенно огорчает и настораживает то, что А. Лукашенко не выражает однозначную, публичную поддержку руководству Нацбанка.

В то время как П. Каллаур сотоварищи делает всё, что в его силам и компетенции, чтобы сформировать рациональные ожидания в отношении курса Br-рубля и инфляции, А. Лукашенко... взялся за водку и алкогольные напитки: «Мы не должны допустить, чтобы белорусский народ гробили низкопробным контрафактом». Оказывается, что «активная политика, которую предлагало правительство, практически угробила отрасль». Даже государственная монополия не помогла. Сформировался диктат торговых сетей, а не производителей. После формирования Евразийского экономического союза нас вдруг начала заливать контрафактная водка из России. А до этого было Союзное государство. Оно тоже способствовало бурному росту «серого» алкогольного рынка? Алкоголь – лишь один из товаров, производители которого нашли дорогу к сердцу и голове президента. Тем не менее, он, как лакмусовая бумажка, показывает, как будет вести себя президент в условиях кризиса.

На лицо клэш подходов и позиций. Руководство Национального банка делает акцент на то, что Беларусь работает в рыночной среде, старается сбить тревожные ожидания на предмет курса и инфляции. Глава государства же демонстрирует приверженность жёсткому административному ресурсу, подчинению рыночных игроков номенклатурному диктату и стремление к торговому протекционизму даже при живом ЕАЭС и Союзном государстве.

Конечно, хочется верить, что доброе, нужное дело Нацбанка победит. Мы же верим с сказки и happyend. Однако агрессивная риторика А. Лукашенко, потухшие, безучастные глаза премьер-министра А. Кобякова и министра экономики В. Зиновского, практически полное отсутствие в публичном информационном пространстве министра финансов Владимир Амарин и большевистские махания шашкой руководства Администрации президента склоняют чашу весов в пользу двух первых голов Дракона. Остаётся только гадать, осознаёт ли А. Лукашенко, что выигрыш консерваторов советских практик и интерпретаторов – совместителей означает сильнейший удар по фундаменту белорусской государственности. 

 

Опубликовано в Тенденции