Израэл М. Кирцнер

Предисловие (Романов А.Н.)

Долгое время экономическая теория практически игнорировала труды по предпринимательству даже таких корифеев научной мысли, как Й. Шумпетер. Современная австрийская школа, ведущая свое начало от Людвига фон Мизеса и Фридриха Хайека, придала теории предпринимательства безусловную актуальность. Существенный вклад в развитие этих идей внес ученик Л. Мизеса Израэл М. Кирцнер, убедительно доказавший, что состояние неравновесия экономических систем заслуживает такого же внимания, как и равновесное.

Опубликовано в Экономическая теория

Пренебрежение реальностью

Воскресенье, 14 января 2007 05:59

Большие надежды и появление сомнений

Согласно Гегелю, сова Минервы расправляет крылья лишь с наступлением сумерек. Закат карьеры благоприятен для осмысления общих тенденций развития общества и движущих его сил. Исследования, которым посвящаешь свою молодость, помогают впоследствии взглянуть на мир в широкой перспективе, но поглощают довольно много времени и внимания.
Как и многие мои современники, студенты-сверстники и молодые теоретики, в годы юности я возлагал на экономическую теорию большие надежды — как в отношении государственной политики, так и науки. И великие достижения в этой области вкупе с высоким интеллектом моих ученых коллег подтверждали мои надежды. Однако с начала 50-х вместе с возрастающими требованиями к экономической теории со стороны практиков у меня начали расти сомнения и опасения.
К примеру, я обнаружил, что экономисты систематически преувеличивают то влияние, которое их идеи оказывают на мир. В часто цитируемом отрывке из книги «Общая теория занятости, процента и денег» Кейнс утверждает, что в долгосрочном плане миром движут, в основном, идеи экономистов и политических философов. Если бы дело обстояло именно так, то в пользе свободной торговли мир убедился бы уже более ста лет назад. Позиция Кейнса в этом вопросе не выдерживает никакой критики. Более того, придавая излишнюю значимость идеям экономистов и политических философов, автор демонстрирует наивность и ограниченность своих мировоззрений. Он не учитывает влияние, оказанное основателями и лидерами религиозных течений, такими как Будда, Христос и Мухаммед, а также великими полководцами, такими как Александр Македонский, Юлий Цезарь и Наполеон.
Идеи экономистов действительно влияют на нашу жизнь, но только в широкой перспективе; как и любые другие идеи, они тоже имеют определенные последствия. Как отметил Милтон Фридман, экономисты могут предлагать политикам возможные решения проблем, однако им не следует вводить себя в заблуждение и преувеличивать свою значимость — будь то в долгосрочном или краткосрочном плане.
Еще задолго до ухода на пенсию я всерьез обеспокоился дальнейшей судьбой экономической теории. В особенности меня волновала повсеместно растущая тенденция к откровенному пренебрежению реальностью, в частности, к игнорированию самими экономистами основных положений своей науки. Я наблюдал, как впечатляющие достижения здесь сопровождались тревожными промахами.

Бауэр Питер

Опубликовано в Экономическая теория