Водка и валюта

Понедельник, 24 августа 2015 12:54

Чья логика победит в условиях углубляющейся рецессии?

Белорусская экономика работает всё хуже. Минус 4% ВВП за семь месяцев 2015г. – это один из самых плохих показателей мира. Так плохо национальная экономика работала только в далёком кризисном 1995 году. В прострации промышленность. На фоне хронически высоких складских запасов (~Br35 трлн.) быстро материализуется призрак деиндустриализации. Битва за урожай не остановила сокращение с/х производства на 11,5%. Инвестиционная засуха (минус 14,6% за январь – июль 2015) накрыла страну как изнутри, так и извне. Активизация арестов бизнесменов, ужесточение регуляторного давления, очевидная эрозия института частной собственности при высокой макроэкономической неопределённости – в такую страну инвестиции не приходят. Они из неё убегают.

Экспорт сдувается. Прибыль сокращается. Внутренний спрос сжимается. Платёжная дисциплина ниже плинтуса. Безработица съедает растерянный человеческий капитал, который не представляет себя вне старой, советской структуры производства. Инфляция на пару с девальвацией не позволяют бизнесу расслабиться ни на минуту. Когда даже старушки на скамейках рассуждают о кризисе, безработице, депозитах и долларах, отрицать системный, структурный кризис белорусской модели неразумно и опасно. Лечить болезнь можно только после того, как больной человек признал её наличие. Поразительно, что при нынешней чрезмерной централизации и концентрации власти Администрация президента, Совет Министров, Национальный банк, Министерство финансов и Минэкономики как основные дисижнмейкеры, продолжают вести себя, как лебедь, рак и щука. Или как трёхглавый дракон, каждая голова которого живёт и работает на своей волне.

Первая голова: консерваторы советских практик

Одни настаивают на временном, конъюнктурном характере кризиса в белорусской экономике. Они рассуждают примерно так: «Наши предприятия конкурентны, товары качественны, условия работы в стране привлекательны. Просто у наших основных торговых партнёров временные проблемы. Нужно переждать, напрячься, подзатянуть пояса, сохранить рабочие коллективы, подставить плечо нашим промышленным гигантам, подбросить заказов строителям, помочь аграриям заполнить закрома – и всё скоро образумится. Не нужна нам чуждая белорусскому менталитету приватизация. Вредит нашей толерантной культуре либерализация цен. Наша модель – наше национальное достояние. На ней стояли и стоять будем». Доморощенный, упёртый по безобразия консерватизм советских практик и институтов ослепляет представителей этой многочисленной группы во власти. Даже перед лицом очевидных, кричащих в лицо фактов они не в состоянии признать: «Да, модель менять надо. Да, ушло время тотального колхоза, железных занавесов, государственного инвестиционного общака и коллективной безответственности».        

Душа и сердце А. Лукашенко, безусловно, находится в этой группе. Он её лидер, пастор и кормилец.

Вторая голова: интерпретаторы – совместители

Вторая голова белорусского Дракона среди распорядителей чужого – приспособленцы, которые предлагают спасти старую модель интеграцией в неё здоровых элементов отдельных рыночных институтов. Их точку зрения можно представить так: «Кризис, понятное дело, пришёл к нам извне, но он сам быстро не рассосётся. Поэтому нам срочно нужна диверсификация. Экономики, экспорта и концепций. На всех денег и ресурсов в бюджете нет. Поэтому мы предлагаем выделить коммерческие «точки роста», сконцентрировать все льготы и ресурсы у них в руках - и они нас спасут. Давайте включим в эту группу и проверенные частные компании. Государственно-частное партнёрство – модная тема. Под неё можно выбить кредиты у иностранных кредиторов. Да, отдельные цены либерализовать можно, но рычаги контроля оставить нужно. Да, отдельные убыточные предприятия приватизировать можно, но только за большие деньги и в рамках государственных приоритетов. Да, пусть частные производители выпускают товары, но мы им будем постоянно напоминать, что покупать нужно белорусское, продавать – на наших условиях и так, чтобы не обижать государственного производителя. Он же у нас первичен и патриотичен».

Шкурные интересы представителей этой головы Дракона – в широкой возможности законодательных интерпретаций и навязывании всей стране своих субъективных предпочтений и вкусов. Это они создают среду полной неопределённости и непредсказуемости. Кого, когда включать в список бюджетных халявщиков, кого и при каких условиях «казнить» путём отстранения от государственной кормушки, какие цены и в каком режиме регулировать, кому и какой режим доступа на внутренний рынок предоставлять, кому, на сколько и на каких условиях выдавать лицензию, разрешение, сертификат – и когда выданные решения забирать, кому, на какое время выдавать налоговые, таможенные и сырьевые льготы – на совмещении советской модели экономики с элементами рынка зарабатывают, в первую очередь, интерпретаторы и совместители. Они не заинтересованы в углублении кризиса не потому, что радеют за интересы народа, а потому, что кризис резко сужает их возможности заработать, а также увеличивает риски попасть в тюрьму за коррупцию или потерять работу за некомпетентность. Голова            А. Лукашенко, его прагматизм и хозяйственность находится в этой группе. Через неё реализуется политика кнутов и пряников. Через неё реализуется стратегия ручного управления активами, потоками и ресурсами. Через неё цементируется лояльность Вертикали к её руководителю, а также создаётся частный национальный бизнес.

Третья головка: робкие прагматики – профессионалы

Без профессионалов во власти белорусская модель давно бы обанкротилась. В своё время наличие профессионалов во власти, на уровне предприятий продлило жизнь Советскому Союзу. Когда груз ошибок двух других голов Дракона стал невыносимым, вся система рухнула. Сегодня давление на профессионалов - технократов в белорусской Вертикали власти резко возросло. Груз системных, структурных, производственных и инвестиционных ошибок не позволяет вести businessasusual. Существует риск, что отдельных технократов могут назначить стрелочниками, свалив на них вину за рецессию, девальвацию, остановку предприятий, безработицу, неплатежи и дестабилизацию банковской системы.

Первым на линии огня выступает руководство Национального банка. Его председатель П. Каллаур с коллегами, без сомнения, видит реальную, существенную угрозу Беларуси от внешних валютных войн, потери внешних рынков и кредитной разнузданности государства. Его заявление 20 августа в связи с девальвацией казахского тенге разумная информационная мера. Она направлена не столько на обыкновенных людей, сколько на коммерческие организации и представителей двух других голов Дракона. Держать курс Br-рубля за счёт проедания резервов или искусственного ограничения спроса очень опасно, даже в контексте президентской кампании. Ожидания домашних хозяйств и бизнеса могут накалить ситуацию н валютном рынке и в финансовом секторе до 11 октября 2015г. Нацбанку важно сформировать к себе доверие. Для этого открытость и предсказуемость монетарной политики является абсолютно необходимой. К сожалению, из основных структур, отвечающих за экономическую политику, Нацбанк – один в поле воин. Особенно огорчает и настораживает то, что А. Лукашенко не выражает однозначную, публичную поддержку руководству Нацбанка.

В то время как П. Каллаур сотоварищи делает всё, что в его силам и компетенции, чтобы сформировать рациональные ожидания в отношении курса Br-рубля и инфляции, А. Лукашенко... взялся за водку и алкогольные напитки: «Мы не должны допустить, чтобы белорусский народ гробили низкопробным контрафактом». Оказывается, что «активная политика, которую предлагало правительство, практически угробила отрасль». Даже государственная монополия не помогла. Сформировался диктат торговых сетей, а не производителей. После формирования Евразийского экономического союза нас вдруг начала заливать контрафактная водка из России. А до этого было Союзное государство. Оно тоже способствовало бурному росту «серого» алкогольного рынка? Алкоголь – лишь один из товаров, производители которого нашли дорогу к сердцу и голове президента. Тем не менее, он, как лакмусовая бумажка, показывает, как будет вести себя президент в условиях кризиса.

На лицо клэш подходов и позиций. Руководство Национального банка делает акцент на то, что Беларусь работает в рыночной среде, старается сбить тревожные ожидания на предмет курса и инфляции. Глава государства же демонстрирует приверженность жёсткому административному ресурсу, подчинению рыночных игроков номенклатурному диктату и стремление к торговому протекционизму даже при живом ЕАЭС и Союзном государстве.

Конечно, хочется верить, что доброе, нужное дело Нацбанка победит. Мы же верим с сказки и happyend. Однако агрессивная риторика А. Лукашенко, потухшие, безучастные глаза премьер-министра А. Кобякова и министра экономики В. Зиновского, практически полное отсутствие в публичном информационном пространстве министра финансов Владимир Амарин и большевистские махания шашкой руководства Администрации президента склоняют чашу весов в пользу двух первых голов Дракона. Остаётся только гадать, осознаёт ли А. Лукашенко, что выигрыш консерваторов советских практик и интерпретаторов – совместителей означает сильнейший удар по фундаменту белорусской государственности. 

 

Опубликовано в Тенденции

Продовольственная безопасность

Понедельник, 24 августа 2015 12:51

Беларусь – в продовольственных середнячках мира

Британская EconomistIntelligenceUnitи американская ТНК Dupon опубликовали очередной Индекс продовольственной безопасности (GlobalFoodSecurityIndex) 2015г. Из 109 стран Беларусь заняла 44-ое место. Это на три позиции лучше, чем было в 2014г. Россия оказалась на одну ступеньку выше нас, Украина – на 59-м месте, Казахстан – на 56-м. Лидерами рейтинга стали такие разные страны, как США (1-ое место), Сингапур (2-ое) и Ирландия (3-е). Авторы доклада отмечают быстрое улучшение состоянии продовольственной безопасности в течение последнего года. В 2012-2014гг. 805 млн. человек на Земле хронически недоедало. Это на 4,4% меньше (на 37 млн. человек), чем было в период 2011-2013гг. Из недоедающих 791 млн. живут в развивающихся странах. С начала 1990-ых их число сократилось более чем на 200 млн.

Опубликовано в Сельское хозяйство

ВВП-изация мозга на $16 млрд.

Понедельник, 24 августа 2015 12:47

Рецессия и 85% поддержки её автору

За январь – июль 2015г. валовой внутренний продукт Беларуси (ВВП) сократился на 4%. Это уже не стагнация. Это полноценная глубокая рецессия. Ситуация усугубляется тем, что белорусские власти её до сих пор не признали. А. Лукашенко требует вернуть экономический рост к концу 2015г. Совмин не возражает, а Минэкономики в это время выставляет годовой прогноз падения на 3,5% - и предлагает практически старую матрицу развития экономики на очередные пять лет. Участившиеся кризисы не заставили VIP-начальников одуматься и отречься от ручного управления экономикой. Значит, безрадостно, больно и бедно населению и бизнесу будет ещё долго. До тех пор, пока дисижнмейкеры не признают, что вал растущих бед национальной экономики – не от внешних факторов, а от того, что внутренние институты и люди ими управляющие застряли в глубоком, всё ещё советском прошлом.

Опубликовано в Тенденции

Оценку качества управления экономической политикой Беларуси в 2015 году можно сформулировать по-разному. Рафинированный интеллигент скажет: «Déjà vu, господа». Народ попроще, но всё ещё с определённой долей корректности, воскликнет: «Опять те же самые грабли!» Наконец, злые и яростные выбирают вербальную злость и мощь: «Те же яйца, только с боку».

Как только страну накрывает очередной кризис, белорусские власти ведут себя даже хуже пресловутых страусов. Во-первых, как по команде, VIP-начальство, которое несёт прямую ответственность за выработку и проведение экономической политики, банит определённые слова и термины. Как будто от этого сами собой рассосутся негативные явления в самой экономике. Нельзя говорить «системный кризис», «рецессия», «девальвация», тем более депрессия. Белорусские распорядители чужого придумали свой новояз. Методика борьбы с негативными явлениями в экономике явно не новая, но по-прежнему эффективная. Во-вторых, распорядители чужого начинают интенсивно работать над разными проектами, планами и программами. Такую занятость легко спутать с мыслительной деятельностью.

Мистика и дуристика стабильности

В мире трудно найти страну, в которой президент и его правительство в течение последних шести лет три раза подвергало население и бизнес истязанию инфляционно-девальвационной спиралью, довело экономику до 4-процентного падения ВВП, схлопывания экспорта на 25%, но при этом получило более 80% поддержки за … стабильность. Это слово наполнено для беларусов неким сакральным, мистическим смыслом. Стабильность замешана на пресловутом «лишь бы не было войны». Неважно, есть ли вокруг нас реальные агрессоры, которые готовят против нас гибридную или другую форму интервенции.

Стабильность для любителей белорусской власти – это когда ездит общественный транспорт, вовремя платят пенсии и зарплаты, когда есть горячая вода, работают школы и больницы. Стабильность – это когда итоговая программа новостей выходит в 21.00 и является основным источником информации. Эффект от неё усиливается стабильным потреблением пресловутой чарки и шкварки.

Стабильность - это когда вслед за посевной приходит Славянский базар, его сменяет битва за урожай, а за ней – Дожинки. Стабильность – это когда на нерадивых начальников можно написать кляузу в Книге жалоб, злорадствовать посадке очередного «лжепредпринимателя» или номенклатурного начальника. Стабильность для молчаливого большинства – это Всебелорусское собрание, запрограммированная работа избирательных комиссий и неизменный результат 80% + в пользу одного и того же лица. Привычно, неприлично, приторно и трагикомично. Да, ещё стабильность выражается в постоянных увещеваниях, что альтернативы нынешнему курсу и его начальнику нет, что беларусы не приемлют рынок и боятся свободы.

Беларус со стабилизатором в голове – это прообраз хомо сапиенс со встроенным в мозг чипом. Оказывается, что мы не только по инфляции опередили весь мир. За 20 лет восстановления хомо советикуснейтрализация критического мышления была предсказуема. Однако даже в Советском Союзе тотальный дефицит, безнадёга, наглость и некомпетентность начальства вывели людей из себя.

Сегодня феномен стабильности в Беларуси проходит серьёзное испытание. Такого глубокого падения экономики (минус 4% ВВП за январь – июль 2015) не было с 1995 года. Промышленность сократилась на 7,2%, сельское хозяйство – на 11,5%, инвестиции в основной капитал – на 14,6%, реальные располагаемые денежные доходы населения (за I полугодие) минус 4,9%, реальная зарплата – минус 3%. Стабильно быстро растут цены. Стабильно неподъёмными для бизнеса и населения являются ставки по кредитам. Стабильно безобразным является качество управления государственными коммерческими организациями. Эта стабильность ещё больше упрочилась за счёт роста кредиторской задолженности за I полугодие 2015г. по сравнению с аналогичным периодом 2014г. на 25%, а просроченной – на 48,3%. Внешняя кредиторская задолженность выросла на 41,7%, а просроченная – на 55,3%. Дебиторская задолженность выросла на 24,6%, а просроченная – на 48,8%. Внешняя дебиторка взметнулась на 37,9%, из нее просроченная – на 72%. Задолженность по кредитам и займам за этот же период выросла на 40,9%, а просроченная – в 2,3 раза, до Br11 трлн. Это значит, что в Беларуси стабильно растут долги, неплатежи, неликвиды и объёмы «замороженного» капитала. И ещё – это относительно свежий феномен – быстро растёт фактическая безработица.

В условиях свободного политического и гражданского выбора руководитель страны, который довёл экономику страны до такого состояния, имеет нулевые шансы на переизбрание. Это если есть свободный демократический выбор. Если же в экономике, как заявил А. Лукашенко, идёт война, то выбор ставится в зависимость от логики военного времени. Значит, главное, нагнать страх, а потом закрепить его убеждением, что только нынешняя власть может защитить страну и обеспечить её стабильное развитие. Что бы ни значила эта фраза.

Деятельная праздность, агрессивная лень

А. Лукашенко делает политическую кампанию своими руками. Он сам себе режиссёр, Pr-щик и руководитель штаба. Складывается впечатление, что VIP-начальники в лице руководства Совмина и министерств только портят его игру и вносят сумятицу с тщательно выстроенный план. Они делают заявления, рисуют цифры, оглашают прогнозы, которые порождают сомнения в стабильности существующей модели. А. Лукашенко приказывает выполнить прогнозные показатели на 2015 год. Премьер-министр А. Кобяков и министр экономики В. Зиновский без промедления отвечают «Есть!», но продолжают имитировать бурную деятельность на бесконечных заседаниях и бессмысленных поездках в регионы. Они заявляют о реалистичности прогноза, но при этом в «Концепции прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016 год и важнейших параметров до 2018 года» указывают, что ВВП в 2015 году снизится на 3,5%. Вполне себе близко к правде. Кому же верить, Кобякову/Зиновскому, которые в дрожью в коленках не могут возразить президенту, требующему невыполнимого или этому тандему, который пытается приблизить прогноз развития экономики на 2016-2018гг.?

Руководители правительства гарантируют А. Лукашенко сохранение покупательной способности Br-рубля, но в своём прогнозе реальная зарплата в 2015г. снизится на 5% при годовой инфляции 18,5%. Минэкономики говорит о вступлении Беларуси в затяжную полосу стагнации, в которой зарплата будет колебаться, в лучшем случае, на уровне этого года.

Традиционно самая большая дурилка правительства касается курса Br-рубля. По мнению Минэкономики, сформулированному, очевидно, в мае - июне этого года, за $1 31 декабря 2015г. будут давать Br15500. Следующие три года (2016-2018) чиновники спрогнозировали девальвацию на 18,8%. Для сравнения за неполные восемь месяцев этого года Br-рубль девальвировался на 38%. Кто в здравом уме, при крепкой памяти и даже поверхностном знании состояния белорусской внешней торговли, бюджета, ЗВР-ов и платёжного баланса поверит в такой прогноз? Даже беларусы со стабилизатором в голове могут дать сбой и возмутиться, особенно если они в очередной раз падут жертвами стабильно опасной инфляционно-девальвационной спирали.             А если они начнут вникать в суть сверхоптимитического прогноза Минэкономики о росте экспорта товаров и услуг в 2016г. на 23,9% (в благополучном сценарии) или на 12,3% (неблагополучный сценарий) на фоне уже провалившегося прогноза по нефти и слишком оптимистичного курса RUR/$, то белорусская стабильность рискует повторить судьбу своей советской предшественницы. Под заунывные речи белорусских мифотворцев и праздношатателей на скучных казённых заседаниях.

 


За последний календарный год экономические власти страны не только повысили отдельные налоги (например, ставка подоходного налога выросла на 1 п.п.), но ввели ряд новых налогов, которые затрагивают кошельки обычных граждан: госпошлина за допуск к участию в дорожном движении, налог на тунеядцев. В добавок к этому, совсем недавно в СМИ появились сведения об очередной инициативе законодателей взвалить на плечи налогооплательщиков очередной груз – налог с интернет-покупок. При этом белорусы продолжают верить в том, что государство взымает с них малую часть того, что возвращает в виде различных услуг (образование, медицина, ЖКХ и т.п.).


Спрут атакует

Понедельник, 24 августа 2015 12:37

Минторг в очередной раз прошерстил белорусский рынок и побил свой собственный рекорд, закрыв 177 магазинов сети «Доброном» на 90 дней. До этого под раздачу попал минский ресторан «Журавинка» с просрочкой и недовесом в 40%.

С такими успехами Минторг может не только получить звание мегарегулятора экономики Беларуси, но и полностью подменить институт рынка в нашей стране.

При внимательном изучении положения о министерстве торговли Республики Беларусь, можно заметить, что именно этот госорган выполняет роль рынка: формирование внутреннего потребительского рынка, улучшение торгового обслуживания населения, развитие рекламной деятельности, установление правил оптовой и розничной торговли - это только часть списка компетенций Минторга.

За последние годы он вобрал в себя функции различных министерств, что породило их дублирование на разных уровнях госуправления. Например, Минэкономики, которое раньше устанавливало цены на товары и услуги, регулируемые государством, передала эти полномочия Минторгу во время гибридной девальвации декабря 2014г. - января 2015г. В последующем Минторг и вовсе взял на себя право управлять всей инфляцией в стране, хотя эти полномочия во все времена принадлежали центральным банкам. Нацбанку по этому поводу пришлось использовать отдельный инструментарий - в виде таргетирования денежной базы, чтобы не потерять контроль в денежно-кредитной сфере.

Просьба министра торговли Валентина Чеканова, озвученная им 4 мая 2015г. в ходе встречи с руководителями крупных торговых сетей и подчиненных ведомству организаций, о необходимости закупки отечественных МАЗов, а также о сокращении импорта продукции для поддержки отечественного производителя, наталкивает на мысль, что Минторг в перспективе может заменить весь директорат белорусских предприятий.

А встреча в том же месяце с сербской делегацией по поводу возможности реализации продукции компании «Дельта холдинг» на нашем рынке - прямой путь к функциями МИД Беларуси.



Экспортный потенциал Беларуси

Четверг, 08 ноября 2007 20:30

Вызовы и перспективы развития

Легкомысленное начало трудной адаптации

В 2007 году Беларусь продолжала находиться под влиянием благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. За 8 месяцев 2007г. экспорт товаров составил $15,1млрд., импорт - $17,5млрд. Стоимостной объем экспорта в фактических ценах увеличился на 16,2% ($2,1млрд.), импорт – на 24,2% ($3,4млрд.). Экспорт услуг за этот период составил $1933млн., что на 37,2% больше, чем за январь – август 2007г. Импорт услуг составил $918,1млн. (рост на 48,1%).

Ярослав Романчук

Опубликовано в Торговля

Мягкий щелчок по носу.

Вторник, 26 июня 2007 00:01

Законы Мэрфи вместо законов экономики

С 21 июня 2007г. ЕС исключил Беларусь из Обобщенной системы преференций (ОСП). Профсоюзы настояли. Политики поддержали. Даже весьма дипломатически корректные и очень осторожные чиновники Евросоюза не выдержали и согласились. По сравнению с нефтегазовым ударом России по платежному балансу Беларуси в 2007г. ухудшение условий торговли с ЕС кажется малозначительным. Это с точки зрения холодного экономического расчета. Однако больное воображение многих чиновников привыкло рисовать мифических чудовищ даже там, где их часто нет. Запуганные и дезориентированные, власти склонны драматизировать последствия нового торгового статуса Беларуси. Не менее легкомысленны утверждения, что Беларусь «не заметит потери бойца».

Ярослав Романчук

Опубликовано в Торговля

Нефть ударила больно, но торговая удача пока с нами

Внешнеторгового обвала в I квартале 2007года не произошло. Сложилась парадоксальная ситуация, когда оценки чиновников состояния экономики гораздо мрачнее, чем независимых экспертов. Так было по валютному рынку и бюджету. Не меньше заклинаний мы слышали по поводу торгового и платежного баланса. В I квартале ситуация резко не ухудшилась не потому, что правительство «приняло адекватные меры». Что должно было падать – падало. Чему благоволила внешняя конъюнктура - росло. На фоне болезненных потерь доходов на нефтяном рынке ситуацию помогли выправить экспортеры транспортных средств, машин, металлов и химии.

Ярослав Романчук

Опубликовано в Торговля

Страница 1 из 6