Обещай на стэнд-бай

Автор  21 октября 2013
Оцените материал
(0 голосов)

МВФ и Беларусь могут войти в ту же реку трижды

Ярослав Романчук

12 января 2009 года Международный валютный фонд выделил Беларуси кредит «стэнд-бай» в объёме $2,46 млрд. под 5% почти на 5 лет. Позже Фонд добавил под обещания белорусских властей строить рынок ещё $1 млрд. 4 июня 2011г. Совет Антикризисного фонда ЕврАзЭС выделил правительству РБ кредит $3 млрд. под 4,1% годовых на 10 лет. Белорусские власти особо не утруждали себя изменениями бизнес планов для внешних кредиторов. Набор обещаний был примерно одинаковым: макроэкономическая стабилизация, структурные реформы, ценовая либерализация и создание рыночных институтов, которые бы позволили белорусской экономике развиваться самостоятельно. Сегодня мы видим, что цели и задачи кредитных программ не выполнены. Деньги кредиторов были потрачены впустую, отяготив страну миллиардами долларов внешнего долга.

Чего не сделали белорусские власти

В 2009г. МВФ вошёл в положение Беларуси, испытавшей мощный шок торгового и платежного балансов. Тогда ни Фонд, ни правительство РБ не были уверены во благах Таможенного союза. Они открылись для Беларуси с 2011 года. Эксперты Фонда даже теоретически не могли предположить, с каким изяществом при помощи разбавителей-растворителей белорусские власти в 2011 - 2012гг. решили проблему платёжного и торгового балансов, нормализовали бюджетные отношения, увеличили золотовалютные резервы и резко повысили доходы населения. Фонд помог А. Лукашенко выиграть президентские выборы 2010г., а выгоды Таможенного союза и ресурсы Антикризисного фонда ЕврАзЭС укрепили иллюзию правильности выбранного курса и модели развития.

В 2008-2009гг. МВФ поверил в программу белорусских властей. Представленная стратегия преодоления экономических трудностей казалась Фонду реалистичной. Важную роль в получении Беларусью кредита сыграл один из руководителей МВФ по Европе поляк Марек Бэлька. Тогда кредит «стэнд-бай» был не просто формой финансовой и технической помощи. За $3,5 млрд. стояла политическая воля Запада и руководства Польши изменить отношения с Беларусью. Выполнение этой задачи, как и экономических целей, было провалено.
МВФ давал кредит для макроэкономической стабилизации, проведения структурных реформ, либерализации цен и зарплат, создания институтов частного рынка и развития предпринимательства. На повестке дня стояло дерегулирование, дебюрократизация и приватизация. Фонд особо подчёркивал важность очистки банковской системы от целевого государственного кредитования. Банк развития должен был взять на себя все программы государственной поддержки реального сектора, чтобы другие госбанки смогли, наконец, действовать, как полноценные коммерческие структуры.

МВФ и правительство РБ договорились провести бюджетную консолидацию, но госрасходы нашей страны как были большим черным ящиком, так им и остаются. Квазибюджетные расходы сохраняются. Внутренний спрос искусственно стимулируется. Предсказуемости в монетарной и фискальной политике не прибавилось. Финансовая пирамида Br-рублёвых вкладов, шараханья с процентными ставками по кредитам, административные ограничения на валютном рынке и по кредитованию – сегодня макроэкономическая ситуация в стране гораздо хуже, чем когда Беларусь начинала программу stand-by с МВФ.

Не обоснованно завышенные ожидания

После робких шагов навстречу требованиям кредитора в 2009-2010гг. белорусские власти полностью отказались от выполнения обещаний в 2011-2013гг. Почти трёхкратная девальвация, гиперинфляция после якобы стабилизационных мер является убедительным доказательством провала программы МВФ. Белорусским властям очень нужны были деньги. Они воспользовались внешним контекстом, политическими обстоятельствами – и блефанули. МВФ, несмотря на очевидные противоречия в экономической политике Беларуси в процессе выдачи денег, сам был обманываться рад.

Формально условия для получения кредита были очень мягкие, а благосклонность чиновников и экспертов МВФ очень высокая. Они хотели помочь Беларуси, а получилось по-черномырдински – как всегда. Политика и завышенные ожидания сыграли злую шутку с МВФ. Часть ответственности за провал программы МВФ несёт глава представительства Фонда в Беларуси Наталья Колядина. Завышенные ожидания МВФ в отношении реформаторского духа белорусских властей были сформированы, в значительной мере, в результате анализа документов, действий полисимейкеров этого чиновника.

Белорусские власти в самом начале реализации программы водили МВФ за нос в отношении такого простого вопроса, как либерализация цен. Сегодня, как и три года назад даже в корзине товаров и услуг, по которым считается инфляция, почти треть цен регулируется. Если в таком простом вопросе белорусские власти не пошли на выполнение требований кредитора, то говорить об успехах в демонополизации, усилении роли частного сектора, укреплении институтов защиты частной собственности вообще говорить не приходится.

Антикризисный фонд ЕврАзЭС на политическом подхвате

Требования Антикризисного фонда ЕврАзЭС к Беларуси были весьма схожими с требованиями МВФ. Оба кредитора выставили целый список достаточно стандартных рекомендаций, но не удосужились обставить получение траншей чётким выполнением конкретных рекомендаций. АФ ЕврАзЭС в рамках структурных реформ настаивал на приватизации активов на $7,5 млрд., но политическая целесообразность оказалась выше формальных условий. Поэтому, как в случае с МВФ, у белорусских властей не было особых проблем с получением очередных траншей кредита.

Нацбанк и Совмин демонстрировали «более гибкий подход» в политике обменного курса – этого было достаточно для кредиторов. Каждый год Нацбанк неизменно говорил об ужесточении денежно-кредитной политики и снижении инфляции. Слов было достаточно. Совмин, как и положено блефующему заёмщику, регулярно повторят мантры про интенсификацию структурных реформ, ускорение развития предпринимательства. Внешним кредиторам хватало созерцания процесса, пусть медленного и противоречивого. Они успокаивали себя тем, что, по крайней мере, на словах белорусские власти не отказываются от рынка, пусть и пятилетками на шее. Кремль благоволил официальному Минску. Кредит был частью платы для Беларуси за интеграционную лояльность.

После работы белорусских властей с МВФ и Антикризисным фондов ЕврАзЭС в Беларуси появился владельческий контроль и существенно ослаб институт частной собственности. Вместо выравнивания условий хозяйствования и доступа к ресурсам облисполкомы получили приоритетное право на покупку акций десятков ОАО. Банк развития, как совместная креатура МВФ и белорусских властей, стал гораздо большей проблемой для экономики, чем был Беларусбанк и Нацбанк вместе взятые. Пожалуй, нельзя назвать ни одну сферу экономической политики, в которой в результате действий и требований кредиторов Беларусь бы завершила рыночные трансформации. Это подтверждает оценка Европейского банка реконструкции и развития. По глубине и прогрессу трансформационных процессов Беларусь остаётся в тройке аутсайдеров среди 29 переходных стран нашего региона.

Сегодня переговоры между МВФ и белорусскими властями по очередной кредитной линии идут очень интенсивно. В случае снятия официальным Минском политических барьеров вероятность получения очередного кредита stand-by достаточно велика. Речь идёт о сумме $5 – 8 млрд. Власти уже начали активный PR своего Плана по структурным реформам. Оглашены списки предприятий на приватизацию. Звучат жёсткие заявления о дисциплине в госфинансах и выходе борьбы с инфляцией на новый уровень. МВФ в очередной раз становится похожим на богатого жениха, от которого уже несколько раз сбегала невеста (Беларусь). На этот раз она особо преданно смотрит ему в глаза и слёзно обещает: «Я всё осознала. Прости! Больше так не буду! Пойдём под stand-by венец!»

Ситуация с Антикризисных фондом ЕврАзЭС для официального Минска несколько сложнее, но назвать её критической тоже нельзя. А. Лукашенко – мастер играть на двух направлениях. В. Путину нет никакого резона превращать белорусскую экономику в руины и брать на себя моральную ответственность за кризис в доме славянского брата.

В недалёком прошлом у белорусских властей прекрасно получилось «развести» МВФ и АФ ЕврАзЭС на кредиты. Может получиться и на этот раз, если белорусские власти проявят чуточку больше гибкости и терпения по отношению к настоящим рыночным трансформациям, а А. Лукашенко сумеет через И. Сечина, РПЦ, военных и атомное лобби добиться очередной порции льгот в рамках таможенного союза.